Конкурс «Во весь голос»

«Моя дорога людям не видна…»

***

Моя дорога людям не видна,

Поэтому я все о смерти знаю.

Я тихо, как июньская Луна,

За бликами заката наблюдаю,

 

За тучами. Я тоже одинок,

И у огня я столь же неприметен,

Но любит прожитое паренек,

Как любит провода морозный ветер.

 

Остался в прошлом ненасытный век.

Наступит новый день, и Бога ради.

Лишь в белом доме грустный человек

Перебирает грязные тетради.

 

Ах, этот листопад последних слов

Так много для меня сегодня значит!

Чтобы в других не видеть дураков,

Всю молодость я пьяный продурачил.

 

И этим расставаньем золотым

Всю жизнь я убедительно болею.

Ведь ничего я лучше не умею,

Чем попрощаться голосом благим.

 

Я не умею, как другие, пить.

Я не умею становиться старше.

Я не желаю, как другие, жить.

Жаль, умереть придется точно так же.

  • Дианов Дмитрий

    Да я не о вашей редакции, а о «редакции» в общем. Я лишь недавно с этим столкнулся, лишь первую критику в свой адрес услышал, а уже так болезненно реагирую! Что же будет дальше… Надо бы как-нибудь по-легче учиться к этому относиться, ведь иначе никак! К стати, можно ли вам стихи отправлять?

  • Н. Мешкова

    Дмитрий, редакция ваши стихи не правила И не только ваши, а вообще ничьи стихи. Это не в наших правилах.

  • Дианов Дмитрий

    У Александра Воронина есть строчка «В этом мире я просто прохожий…», точь в точь как у Есенина. Интересно как госпожа Захарченко на это отреагировала… Наверняка подумала о «чём-то» перед тем как умничать. И запомни, у Есенина была своя верёвка, а у меня будет своя!

  • Дианов Дмитрий

    Редакция смешная, то есть «правка» ради «правки». Например, у меня было «любит свои годы паренёк…», а стало «любит прожитое паренёк…», неужели было хуже! К тому же ударение… В общем, смешно!!!

  • Светлана Захарченко

    Прочитала раз, другой: стихотворение дробится на две части: в первых трёх четверостишиях собственно авторский голос, интересный личными переживаниями и сомнениями; последние три четверостишия — явный перепев Есенина