Культура

Хождение за три моря

IV международная триеннале визуальных искусств "Отпечатки"
в Петрозаводске
 
Oooooo… hhhhh… ohhhhhh….
Из проекта «Пояснения к диаграмме», М. Гейлард

 
«В Белом море, как и вообще в приполярных районах, наблюдается довольно значительная рефракция. При сильной рефракции отдаленные предметы могут быть видны с расстояний гораздо больших, чем в обычных условиях. При этом берег представляется так отчетливо, что невольно можно усомниться в верности счисления. Иногда вид берега искажается настолько, что даже при хорошем знании местности бывает трудно его опознать. Предметы как бы увеличиваются или приподнимаются и нередко имеют перевернутый вид, а выступающие части берега кажутся отдельными скалами»
Лоция Белого моря. Управление гидрографической службы ВМФ, 1957

До 6 декабря в Петрозаводске можно посмотреть выставки 4-й международной триеннале визуальных искусств «Отпечатки».
Подробности о триеннале
http://vkontakte.ru/club12427508
http://create.karelia.ru/
 
Релиз фокусирует тему очередных «Отпечатков» следующим образом: «Тема триеннале 2009 года «Белое море. Art & Science» содержит двойную инновацию: объектом приложения творческих сил становится территория Карелии (с фокусировкой на побережье Белого моря), а подготовка проекта в целом и создание отдельных произведений осуществляется в тесном сотрудничестве художников с учеными».
Проекты триеннале экспонируются на четырех площадках. Я посетил три из них, где, собственно, и представлены работы участников. Эти различные пространства задают разные прочтения Белого моря. Иными словами, Белое море присутствует в Петрозаводске одновременно как три темы одной концепции и как три концепции одной темы. Или: как три залива одного Белого моря и одновременно как три отдельных Белых моря… И не мудрено. Как для участников триеннале (большинство из них живут не в Карелии и не в России), так и для многих петрозаводчан, Белое море что-то вроде белого пятна на карте. А значит, есть пространство для воображения и различных пониманий, трактовок, представлений – у каждого свое Белое море. В результате камеральной обработки своих наблюдений у меня получился своего рода гид, рукописная лоция по выставкам и проектам. Все суждения – субъективны, все совпадения имен и названий – объективны, не все проекты упомянуты.

Море первое. Art & Science. Выставочный зал на пр. Ленина, 26
Пожалуй, самое сложное для навигации море. Мореход здесь может наткнуться на айсберг или пиратский корабль с дальнобойной АРТиллерией, сесть на мель, сбиться с курса в тумане и миражах.
 
Древняя лоция. Дерек Безан. «Перелет через Белое море»
 
Один из лаконичных «западных» проектов триеннале, сделанных, в сравнении с работами российских авторов довольно просто, «для людей». Что отчасти объясняется необходимостью транспортировки, привоза проектов.

Проект Безана — бёрд-вотчинг в трактовке художника – книга-раскладушка с поэтическим текстом и набросками на тему северных перелетных птиц + аудиозапись. Наброски вызывают в памяти иллюстрации записок ученых путешественников дофотографической эры. Вместе с поэтическим текстом получается маленький эпос — «Одиссея» Белого моря.
 
Береговой знак. Наталья Егорова «Псевдоморфоза»
 

{hsimage|Фото И. Ларионовой||||}Автор радикально трансформирует исходную научную проблематику в спонтанную форму, самодостаточную и интересную, существующую саму по себе, ликвидирующую стартовую позицию как ненужную вовсе. Если «вырезать» начальную научную проблематику о псевдоформах минералов, то проект работает как отдельное арт-произведение, мотивом и вдохновением которого стала «игра в блинчики» — запускание камешков по водной поверхности. Впечатления: зыбкость песка, перекликающаяся с текучестью воды, ощущение застывшего момента… дзенские сады и «летающие камни» из северной мифологии… модель ленд-артовского произведения, которое могло бы органично присутствовать в природной среде побережья Белого моря…

Маяк. Зорка Леднарова. «Привет с Белого моря»

«Привет с Белого моря» по форме – стереооткрытка, по содержанию – плакат с ясным (до скуки) экологическим месседжем. С одной стороны на карте моря – природные и культурные богатства Беломорья, с другой – базы атомных подлодок и прочие источники радиации. Несмотря на серьезность представленной проблемы, яркие цвета проекта оставляют на общем фоне выставки бодрящие впечатления. К проекту сделаны настоящие почтовые открытки (привет из Карелии).

Гурий (поморский навигационный знак). Татьяна Горбачевская. «Проекция интервала»

Татьяна Горбачевская работает с историческим материалом, фактами. «Проекция интервала» – визуализация процесса территории во времени. Культурная география и хронология процесса основаны на выделении трех доминант – Соловецкий монастырь, Беломорско-Балтийский канал (две «великие стройки») и ставящая их на одну ось традиционная культура Поморского берега. Аналитические схемы, их плоскости и проекции выражаются в итоге как трехмерная архитектурная конструкция – одновременно диаграмма и символ строительных лесов.

Становище. Андрей Суздалев. Дальняя (Ultima)

 
{hsimage|Фото И. Ларионовой||||}Мультимедийная настенная карта-панно, которое стоит воспринимать не частями (цитаты из дневника, графика-знаки, схемы колебаний волны в двух частях Белого моря и их низкочастотное звуковое выражение, два минималистичных видео на двух мониторах), а в совокупности. Рецепт для посетителя – изучить части, потом абстрагироваться от них и тогда возникает объемное впечатление/вспоминание о Белом море. И тогда медиа становится не просто месседжем, но еще и массажем (для ваших чувств и эмоций). Проект скажет больше тем, кто когда-либо побывал в тех местах.

Карта. Анну Торикка. «Карта 1, 2, 3»

Это три офорта – впечатления автора от встречи с петроглифами Карелии — с несомненным эстетическим качеством.

Обитатели моря. Наталья Цветкова. «Дыхание Белого моря»

{hsimage|Фото И. Ларионовой||||}Проект Натальи Цветковой – три текстильные медузы. Это декоративный проект – и по технике исполнения и по роли на выставке. Здесь посетителю удобно перевести дух перед встречей с «Физиологусом».

Левиафан. Владлена Громова и Артем Парамонов. «Физиологус или четыре поэмы»

Апофеоз выставки. Аудиоинсталляция и документация масштабного и поэтапного научного эксперимента. Инсталляция – это блэк-бокс, замкнутое черное пространство, где представлены «четыре саунд-поэмы» – многократно усиленное звучание камней с беломорского побережья. Инсталляция только элемент, верхушка айсберга проекта, алхимия которого – получить гуманное из негуманного, психологическое из физического, человеческое из природного. В контексте выставки — это аттракцион для посетителей (в хорошем смысле слова). Интерактивность/обратная связь в нем низкая. Посетитель здесь остается наедине с собой в звучащем полумраке.
 
После прочтения документации проекта попытки повлиять движением и настроением на звуковоспроизведение не увенчаются успехом. Не очевидно, о какой конкретной породе камней сигналит каждая звучащая остановка. Возможно, все это fake и никакого научного эксперимента не было, а все представление – это мистификация, игра (что меня тоже вполне бы устроило). Впрочем, можно просто получить интеллектуальное удовольствие или эмоциональный микро-шок от еще одной – звуковой — картинки Белого моря.

Сирена. Мюррей Гейлард. «Пояснения к диаграмме»

{hsimage|Фото И. Ларионовой||||}В заключение – несколько слов об этом проекте. На мой взгляд, он отражает, как обычные посетители воспринимают выставки 4-й триеннале. Гейлард имеет дело с языковой проблемой, «которую делят между собой наука и современное искусство: и то и другое понимается лишь небольшим профессиональным кругом соответствующих специалистов» (из текста к проекту). Тогда «двойная инновация» научных специалистов и художников в концепции Art & Science, похоже, вдвое сужает понимание полученных результатов.
Часть проекта включает видео с головой Мюррея, поющего научные описания неких научных диаграмм на карельском языке, который он не понимает. Другая часть проекта представляет три абстрактных рисунка, визуализирующие распеваемые научные графы, и суждения зрителей по их поводу — по два к каждой картинке. Эти суждения интерпретируют рисунки по разному и исходят из повседневного опыта комментаторов — «простых «людей» с улицы». В общем, зрителям остается только догадываться, что изображено, поэтому один из комментариев и вовсе без слов – Oooooo… hhhhh… ohhhhhh…

Море второе. Метафизическое. Музей геологии докембрия, Институт геологии КарНЦ РАН

{hsimage|А. Пономарев||||}Берега моря изрезаны и скалисты. Множество островов. Сувои – водовороты. Полагаться нужно не на карты и лоции, а на собственный опыт и интуицию, иметь запасные якоря и шлюпки, чаще промерять глубины и забирать грунт, а в ясную погоду непременно использовать секстан. Следует нанять местных жителей в качестве лоцманов. Иначе шкипер рискует попасть между Сциллой и Харибдой (Искусством и Наукой?).

Подзорная труба. Александр Пономарев. МИМО

Круглый судовой иллюминатор с открытой рамой, в котором видны проплывающие мимо антарктические пейзажи – белые льды, черные скалы, голубые спокойные воды и небо при сверкающем солнце. Согласно концепции этого видеобъекта – в иллюминатор можно наблюдать иллюзорность вечного человеческого поиска места, где жизнь «лучше, проще, счастливее». Архетип такого места – Рай. Белое море – это Беловодье, Молочное море? Смотрите на блистающий рай, который проплывает мимо, но не забывайте, что он – ледяной. В буддизме есть холодный ад стучащих зубов: страшный озноб и зубы стучат, издавая звук ху-ху…

{hsimage|И. Боджиок||||}Рыболовная тоня. Ингеборг Боджиок. Беломорск. Стая оргонитовых рыб

Кулинария – это наука. Шотландско-норвежский проект по технологии – приготовление рыбы, результат напоминает косяк фигурных рыбных палочек, только вместо настоящей плоти рыб, обваленной в сухарях, используется полиэфирная смола и металлическая стружка. Это составляющие (органические и неорганические – 50 на 50) композитного материала под названием органит. Органит почти как карельский шунгит – ему приписывают способности генерировать и трансформировать энергию, преобразовывать негативную энергию в позитивную.
 
{hsimage|И. Боджиок||||}Эти янтарные рыбки – сельди, самые знаменитые в северных морях. Повседневная еда для жителей побережий на протяжении многих веков. Этот экологический проект про органическое и неорганическое содержит неявную ссылку на видеопроект Дмитрия Булатова, искусствоведа и куратора из Калининграда, который был показан в программе триеннале и включил коллекцию фильмов о технобиологическом искусстве.

Мираж. Мари Валден. Предел.

Вытканный автором текстильный мираж – тот же навигационный знак, ориентир, знак и граница между различными средами. Текстильная архитектура мягко преграждает путь радужным ритмом красок и горизонталями нитей. Метафизическая музыка Белого моря.

{hsimage|Д. Уайли и К. О`Хейган||||}Губа (залив). Дениз Уайли и Клэр О`Хейган. Глубокое Белое море, Карелия.

Фильм – воспоминание о творении мира, о возникновении моря – не просто физического пространства, но биосферы. Черно-белая анимированная графика с чередой первообразов флоры и фауны. Завораживающая многозначительная история. Напомнила мне о другом визуально-акустическом проекте, показанном участникам триеннале в кафе FM творческим тандемом – этно-амбиентной группой Yarga sound system и Антониной Юфа. Последний несколько утонул в коммуникационном шуме, поэтому с нетерпением жду его повторения в Петрозаводске.

Сувой (водоворот). Мария Кошенкова. Система циркуляции.


Российский креатив и датские технологии. Еще одна история про сплав органического и неорганического. Это небольшие скульптуры из цветного стекла, напоминающие то ли сплетения кабелей, то ли одновременно лишайники и скалы, на которых растут, то ли биосистемы – водоросли, морские черви, внутренние органы морских обитателей. Возможно – арт-ископаемые, окаменелости, но при этом — инородные и слишком живые для окружающей систематической экспозиции музея.

{hsimage| М. Кошенкова||||}В заключение хочется и нужно сказать спасибо сотрудникам Института геологии, которые согласились на предложение кураторов триеннале показать проекты на двух этажах научного музея. Это уже второй опыт работы в русле концепции «Современное искусство в традиционном музее», известной по одноименному фестивалю, организуемому ПРО-АРТЕ в Санкт-Петербурге. Первый эксперимент такого рода в Петрозаводске произошел почти год назад во время фестиваля «Выходка 2008» (http://vkontakte.ru/club5599630). Как правило, такие акции не всегда легко воспринимаются музейщиками, так как приносят им некоторые неудобства в повседневной деятельности. Но игра стоит свеч – арт-интервенция необычным образом интерпретирует музейные пространства и содержания и по-новому раскрывает музей.

  • Заинтересованный

    Ну и как, потрясли мир?

  • Непосвященный

    Ребята, и это вы называете искусством?