Главное, Культура

Крымская симфония Михаила Юфы

Михаил Юфа. Дорога на ГурзуфНародному художнику Карелии 21 мая исполнилось бы 75 лет. К этой дате в Музее изобразительных искусств откроется выставка. Но уже без него…

Иллюзию его присутствия на выставке в какой-то мере создаст автопортрет  – работа знаковая для его творчества 80-х годов.

С холста на зрителей смотрит седой умудренный жизненным опытом человек с грустной улыбкой. Он задумался о чем-то и, похоже, открыл для себя что-то новое и важное, о чем мы можем только догадываться. Образ художника неоднозначен, такого «тихого», затаенного в себе Михаила Юфу знали немногие, разве лишь близкие ему люди. Краски картины то вспыхивают, то гаснут, высвечивая задумчивое лицо и таинственные предметы на фоне. Глиняные кувшины? Амфоры? Или другие артефакты – свидетели истории края, где находился тогда художник?

Михаил Юфа. Автопортрет
Михаил Юфа. Автопортрет

Автопортрет написан в 1989 году – на редкость удачном и плодотворном в творческой биографии художника. Он работал в тот год в Краснодарском крае и в Крыму, тогда еще российском. Для большинства из нас Крым  – ласковое место с теплым голубым морем. В картинах же Михаила Юфы моря нет. Крым в них каменистый, колючий, с крытыми горными дорогами, старыми высохшими деревьями, а Гурзуф всегда вечерний или ночной. Таковы и авторские названия пейзажей – «Дорога на Симеиз», «Улица с видом на горы», «Вечер в Гурзуфе», «Дорога с видом на Ай-Петри» и другие. В холстах мастера словно ответ на вопрос: «…Скажи, зачем с горами и лесами ты говоришь, о странный человек?».  Деревья в его картинах похожи на живые существа – они шумят на ветру, радуются солнцу, печалятся поздней осенью и… умирают стоя.

Вечер в Гурзуфе
Вечер в Гурзуфе
Дворик у дома А.П. Чехова в Ялте
Дворик у дома А.П. Чехова в Ялте

В картинах конца 80-х годов талант живописца раскрылся в полную силу и во многом  по-новому. Он в них и мудрый философ, и лирический поэт.

«И в каждом дереве сидит могучий Бах/ И в каждом камне Ганнибал таится…» – мог вслед за Николаем Заболоцким сказать художник Михаил Юфа. В его пейзажной сюите о деревьях звучат те же музыка и настроение.

Природа – источник красоты и духовных сил для человека. Об этом южные картины художника. В них есть и восторг, и тревога. И в этом смысле они созвучны нашим сегодняшним мыслям и переживаниям, связанным с событиями на Украине и в Крыму. Удивительно, но крымские пейзажи Михаила Юфы конца 80-х годов опередили свое время – в наши дни они смотрятся с особым интересом и волнением.

Я вспомнила лишь об одном ярком эпизоде в творческой жизни художника – увы, не в полной мере оцененном. Он любил работать на творческих дачах Союза художников России (где они теперь?!), когда ничто не отвлекало от любимого дела, привозил домой много новых холстов, пахнущих свежей краской, дописывал их уже в своей мастерской в Петрозаводске на улице Ленинградской.

В 1981 году Михаил Шлемович побывал в Старой Ладоге, увидел крепость-памятник времен Древней Руси и был взволнован до глубины души – там он впервые почувствовал свою личную кровную сопричастность с историей России. Он говорил об этом с гордостью, не стесняясь своих патриотических чувств. Они материализовались в его пейзажах из цикла «Древние рубежи Родины».

Как-то в разговоре с Михаилом я спросила у него, почему он не пишет Кижи – они рядом и ехать никуда не надо. «Чтобы прикоснуться кисточкой к знаменитому Преображенскому собору, нужно быть таким же гениальным мастером, как легендарный плотник Нестор»,  – пошутил Михаил Шлемович и показал мне осенний пейзаж Кижского острова, но… без церквей.

Михаил Юфа был человеком шумным, общительным, с чувством юмора. Беседовать с ним всегда было большим удовольствием, причем беседы вскоре переходили в монолог художника. Он с увлечением говорил об искусстве, о книгах, выставках, проблемах образования и о городских делах – обо всем, что его интересовало и тревожило.

Помню Мишу молодым, красивым, в эффектной черной шляпе – он в ней на многих фотографиях тех лет. В 1968 году он впервые появился в нашем музее и сразу всех очаровал – и директора Марию Васильевну Попову, и нас, рядовых сотрудников. Тогда же показал свои работы на республиканской выставке, и стало ясно, что в Карелию приехал талантливый многообещающий художник. В него поверили, поддержали, как могли. Музей купил у него «Портрет студента», «Натюрморт со стулом», «Женский портрет», положив тем самым начало будущей большой коллекции произведений М.Ш. Юфы.

В 60-80-е годы Музей изобразительных искусств Карелии существовал в тесном творческом и дружеском контакте с художниками Карелии – тем и был славен. Суло Юнтунен, Лео Ланкинен, Фолке Ниеминен, Алексей Авдышев и другие дружили с музеем и помогали ему. С неизменным пиететом  относился к музею и Михаил Юфа, все свои юбилейные выставки он предпочитал устраивать в его залах. И каждая из них становилась праздником для художника, да и для нас – сотрудников музея.

Последнюю выставку, в 2009 году, музей подготовил к 70-летию со дня рождения М.Ш. Юфы. Вернисаж был многолюдный, шумный. Михаил Шлемович в белом костюме принимал поздравления и букеты. Когда залы опустели, он собрал вокруг себя своих родных – детей, внуков и внучек – и попросил фотографа Михаила Федорова сделать снимок на память. Получился групповой портрет разновозрастного художественного семейства во главе с седым гордым родоначальником.

Михаил Шлемович Юфа ушел из  жизни, но остался его след на земле, в искусстве Карелии и в нашей памяти о нем.

16 мая в Музее изобразительных искусств РК откроется персональная выставка «Маэстро живописи Михаил Юфа». 

 

 

  • Михаил Гольденберг

    Можно только благодарить судьбу за то, что был участником и свидетелем дискуссий и споров вокруг живописцев Карелии 70-80-х г.г. Какие имена! Фолке Ниеминен, Владимир Иваненко, Суло и Олег Юнтунены, Валентин Чекмасов, Борис Поморцев, Александр Трифонов, Александр Харитонов, Валентина и Алексей Авдышевы, Тамара Юфа… Всех не перечислишь. Михаил Юфа, как яркая индивидуальность, имел своих почитателей, к которым принадлежал и я. И каждый художник принадлежал к разным направлениям, работал в своем жанре, имел свой стиль. Это было яркое многоцветье идей. Лично для меня общение с такими Титанами было своеобразным эстетическим образованием. А общение с Михаилом Шлемовичем было очень ценным и в человеческом плане. Действительно, особо запомнились его юбилейные выставки. Какие яркие краски уходят из нашей жизни! Очень жаль…. Серафима Константиновна, спасибо за Ваш материал о Михаиле Шлемовиче.