Главное, Культура

«У вас как в Эрмитаже…»

yufa16Культурный работник

 

Однажды  внучка Тамары Григорьевны Юфа привела к ней домой свою подружку из зажиточной семьи.

 

Тогда, в 90-е годы, в  квартире одноклассницы  был сделан сногсшибательный ремонт. Девочка с изумлением смотрела  на стены и скромное, но оригинальное  убранство квартиры знаменитой художницы, а потом  сказала: « У нас дома евроремонт, а у вас дома – как в Эрмитаже!»

 

Мне не раз приходилось бывать в мастерской народного художника Карелии Тамары Григорьевны Юфа. Увы, с мастерской она вынуждена была расстаться. Автор замечательных книжных иллюстраций, известных по всей России, рассказывает:

 

— В ту пору, когда главой республики был Сергей Катанандов, художники в возрасте и со званиями были освобождены от платы за мастерские. Потом всё изменилось, платить стало трудно, да и от дома далековато, добираться не так-то просто.

 

Тамара Григорьевна с теплотой вспоминает, как однажды мэр Сергей Катанандов прошелся по мастерским художников, чтобы посмотреть, как и чем живут местные художники.

 

Среди тех квартир, что поразили мое воображение, наряду с жилищем моего дядюшки на канале Грибоедова в Петербурге, удивило необычное пространство дома профессора-философа Юрия Владимировича Линника и, конечно же, особенная обстановка у Тамары Юфа. Как много интерьер говорит о человеке! Внимательному гостю  он может многое рассказать о ее хозяине. В доме Тамары Григорьевны всё сделано в соответствии с ее художественным вкусом и  пристрастиями.

 

— Во мне с детства живет чувство красоты, — говорит художница и поясняет: — У всех разное  представление о красоте. Это так же, как если  кому-то  люб и дорог  один человек, а другой в нем ничего не находит.

 

Тамара  Григорьевна как-то рассказывала, что с тех пор, как появилась у нее квартира, каждую неделю, когда приходило время уборки, она делала перестановку.

 

— Сейчас уже не могу так часто двигать мебель, — улыбается она, — но иногда все же поддаюсь этой стихии перемен.

 

Так и представляю, как хрупкая Тамара Григорьевна толкает свои шкафы и шкафчики и перетаскивает горы книг,  и всё это лишь для того, чтобы было красиво. Художнику  просто необходимы это чувство обновления и  яркие  ощущения.

 

В последние годы Тамара  Григорьевна живет почти затворнически. Уединение для нее настоящая отдушина. Ее редко можно увидеть на вернисажах, ей претят шумная толпа и суетность  и  покойно в своем уютном гнезде, где каждая вещь на своем месте, чем-то дорога.

 

Мы сидим в комнате среди картин, роскошных портретов русских красавиц, множества  книг (Бунин, Толстой, Цветаева, издания по искусству), среди мелких, чудных и милых  вешиц: раковины, камни, стекло, фотографии…  Как выбросить эти удивительной формы пузырьки из-под духов? Это же невозможно! А эту прекрасную металлическую вазу ей подарил ее друг, армянский художник. Это память о нем. До сих пор на одной из стен висят календари  с шедеврами великих живописцев. Вот дивный портрет кисти Венецианова. Когда-то их привез к ней в дом удивительный Савва Ямщиков, которого уже нет в живых.

 

— А что особенно дорого для вас? — спрашиваю собеседницу. И с удивлением вижу, как Тамара Григорьевна  находит среди множества всяких предметов и берет  в руки небольшой обломок кирпича. Правда, даже с виду он такой отточенный, что ли, крепкий. Оказывается, в 90-е годы она подобрала его во время экскурсии в московском Кремле. Там в это время шел ремонт стены. Она увидела этот небольшой обломок и взяла его на память. И очень дорожит им, подобные кирпичи делали у них в Ельце. Красная площадь –  особенное место для нее, своего рода сердце ее России. Ее сердце тоже принадлежит России. Неслучайно имя Тамары Юфа знает целое поколение советских  людей: в то время  издательство «Карелия» огромными тиражами выпускало детские сказки с  рисунками Тамары Юфа.  «Знаешь, Томка,  — как-то рассказывал ей фотограф Семен Майстерман, — как ни приеду куда-нибудь в России, из всех карелов только тебя и знают  по твоим книгам!».

 

Вот на полке среди хрустальной посуды, к которой она совершенно равнодушна и никогда сама ее не покупала, куклы в японских ярких кимоно.

 

— Я в куклы играла все детство и даже на первом курсе училища, — признается художница.

 

Она всегда придумывала и  шила их с самозабвением. А к Японии у этой красивой женщины особое отношение и любовь. На стуле около дивана старая и весьма потрепанная  книжечка стихов Алексея Толстого. Сегодня утром, проснувшись рано, Тамара Григорьевна читала его стихи.

 

— Без стихов я не живу, — ее узкая кисть, по которой писатель Дмитрий Балашов когда-то предположил, что молодая Юфа дворянских кровей, ложится на книгу, — каждый день достаю любой томик наугад…

 

Один из портретов – репродукцию мадонны — она привезла из Венгрии. Другую подарил Ямщиков. А вообще-то у нее на стенах нет оригиналов,  с юности Тамара предпочитала  репродукцию шедевра  оригиналу неизвестного полотна. Другое дело, что раньше и репродукций-то не было, не то что теперь. Вот и везла отовсюду, где можно было их купить. Тамара Григорьевна всегда была равнодушна к золоту. «Я медное или серебряное колечко всегда предпочту золоту», —  роняет она. И в доме у нее нет дорогих вещей. Для нее самое дорогое книги, или кувшин розовый, купленный когда-то на Невском за 7 рублей.   Настоящее украшение дома!

 

В доме художницы есть уголок – маленькая комнатка метров десять, святая святых художницы, где мало кто бывает. Здесь она работает, сейчас — над новыми образами для сказок Топелиуса. А еще здесь ее скромный иконостас.

 

— Знаете ли, что Виктор Пархоменко скончался? — спрашивает меня. – Молюсь о его упокоении, я его знала…

 

В доме нашей самой знаменитой карельской художницы и в самом деле как в Эрмитаже. Откуда ребенку было знать, что слово эрмитаж в переводе с французского «место уединения, келья, приют отшельника, затворничество». Здесь, как в настоящем  Эрмитаже, живет дух искусства и красоты.

 

yufa1

yufa2

yufa3

yufa4

yufa5

yufa6

yufa7

yufa8

yufa9

yufa10

yufa11

yufa12

yufa13

yufa14

yufa15

yufa17

Фото автора

Р.S. Тамара Григорьевна предпочитает, чтобы ее не фотографировали, поэтому ее и нет в кадре.

 

 

 

  • Ровенко Надежда

    Ирина, вновь спасибо! За экскурсию по нашему — карельскому — Эрмитажу! Для меня когда-то не знающей, где находится Карелия, было ясно одно: там живет Тамара Юфа! В каком-то журнале советской эпохи я увидела ее косенькие домики и влюбилась в них навсегда! Я уже давно живу в Карелии и счастлива тем, что знакома с Тамарой Григорьевной и что в моем доме три Юфы: картины бабушки, дочки и внучки!

  • Юлия

    «Здесь она работает, сейчас — над новыми образами для сказок Топелиуса».
    Очень хотелось бы их увидеть! И новое поколение детей будет одарено новыми прекрасными образами и тоже — на всю жизнь.
    Здоровья Тамаре Григорьевне!

  • Irena Kallio

    У меня до сих пор в библиотеке хранятся книги с иллюстрациями Тамары Юфа! Она удивительный художник с особым, своим видением мира. И что ещё удивительно, у нас дома всегда на стене висели репродукции Гейнсборо «Дамы в голубом (герцогини де Бофор?)» и Кипренского «Портрет графини Рюминой». Мамуля их купила и очень берегла. Мамы уже нет, репродукции от переездов пострадали. Но я их храню, как память о маме, детстве и нашем уютном доме. Поэтому особенно тепло было увидеть «знакомые лица» на стенах квартиры Тамары Юфа.