Вернисаж с Ириной Ларионовой, Главное, Культура

От банального к актуальному

terentyev8Лет двадцать назад мне приходилось бывать в мастерской известного карельского художника Сергея Терентьева в подвале одного из домов на проспекте Ленина. «Вот, как я поднялся», – добродушно смеется Сергей, поднимаясь на пятый этаж того же дома, где теперь находится его мастерская. Довольно просторная, с большими окнами. Мы сидим за чашкой чая. За окном декабрьский сумеречный то ли день, то ли вечер – не разобрать.

Разговор идет об Архангельске, откуда только что вернулся арт-директор Медиа-центра «Vыход» Сергей Терентьев.

– С молодыми талантами Иваном Смирновым и Наташей Егоровой мы побывали на международном форуме «Современное искусство на Европейском Севере». Парадокс в том, что форум затеял не кто-нибудь, а Союз художников Архангельска. Четыре дня провели в дискуссиях и обсуждениях. Одним из событий форума стала выставка наших молодых художников под названием «Гандвикбук». Показали ее в цифровом формате, это были сплошные экраны. Могу с уверенностью сказать, что открытием форума стала наша молодая художница Наталья Егорова. По ее работам можно сказать, что она не провинциального, а вполне себе столичного уровня автор. К Наташе на форуме был особый интерес, люди хотели с ней познакомиться, пообщаться.

 

В сообществе карельских художников считается, что у Терентьева есть круг своих учеников, выбравших своим приоритетом актуальное искусство. Сам он не претендует на роль учителя. И вообще, по его словам, у него не было никогда таких амбиций.

– Все это миф, – утверждает Сергей. – Медиа-центр – всего лишь инструмент, инновационная и в то же время комфортная площадка для творчества молодых.  Чтобы учить, нужно иметь стройную мировоззренческую систему взглядов. Единственное, чему я могу научить, – быть свободным. Но в том-то и плюс, что молодежь ходит не просто к Терентьеву, Стародубцеву или Морозову, они приходят в центр.

Тем не менее бесспорно, что Сергей Терентьев, его творчество и харизма, его образовательные и креативные проекты, идеи повлияли на жизнь и судьбу многих. В большой мере именно благодаря ему существует медиа-центр «Vыход» –единственное сегодня место на Северо-Западе России, где занимаются молодыми художниками, вкладывают много сил и ресурсов в их развитие, профессиональный рост и раскрутку.

 

В мастерской Терентьева вполне рабочая атмосфера. Краски сгружены в кучу. Кто видел фотографию мастерской Фрэнсиса Бэкона, скажет, что у Терентьева идеальный порядок. На столе карандаши соседствуют с шоколадом. Обстановка спартанская. Огромные серые холсты прислонились к стене в ожидании вдохновения художника. Сергей работает над спектаклем по трагедии Софокла «Аякс», хотя непонятно, будет ли он поставлен на самом деле. На полу эскиз, открытая книжка с мифами. По словам Марии Юфа, искусствоведа и супруги художника, «Терентьев – художник, сделавший игру со временем и бренностью искусства главной сутью собственных работ». Похоже, мифы его не отпускают. Вот и трехлетней давности персональная выставка тоже была посвящена греческому герою Одиссею.

– Это правда – банальное, закостенелое и хрестоматийное я пытаюсь сделать актуальным. У нас ведь, как бывает? Гомера, «Калевалу» никто толком не читал, но заявляем, что это наше всё! А с Грецией любой художник, начиная с детской художественной школы, так или иначе связан. Когда ты со всем этим растешь, когда видишь античные слепки, пытаешься их запечатлеть, ты не замечаешь, как это входит в тебя навсегда. Я до сих пор помню, как в свои пять лет впервые зашел в художественный музей, созданный в духе модерна, с колоннами и обнаженными скульптурами. Одно из самых ярких впечатлений детства – египетская мумия.  Коллекция в Ивановском музее изобразительных искусств была собрана серьезная.

Первые три десятка лет Сергей прожил в Иваново. Его мама была ткачихой. В детстве была возможность пойти в музыкальную школу, но играть он желал только на фортепиано, никак не на баяне, который ему предложили. Потому решено было пойти в художественную школу, открытую в свое время фабрикантом Бурылиным, чтобы дети рабочих, окончив ее, поступали в училище и шли на фабрику создавать новые рисунки для тканей.

Оставшись после смерти мамы в 16 лет один, он учился сначала в химико-технологическом техникуме на художника по тканям и работал на текстильной фабрике, чтобы на что-то жить.  Отслужил в армии, женился, окончил Ивановское художественное училище, работал художником в Ивановском драматическом театре, занимался живописью. В какой-то момент город Иваново стал ему казаться душным для творчества, и тогда он решил всё поменять.

Ездил по Северу.  Петрозаводск показался почти европейским, очень чистым местом со своим шармом, с вывесками на финском языке. И, что особенно Сергея впечатлило, здесь были настоящие кофейни. Помню, в то время и в самом деле где-нибудь в Череповце можно было купить только бочковой кофе. Театров много. В Петрозаводске тогда экспонировалась выставка с работами отличных художников – Екатерины Пеховой, Михаила Юфа, Александра Трифонова, после душного Иваново воспринимавшаяся свежо и по-европейски. Это всё и решило.

Прошло с тех пор почти 30 лет. За плечами множество проектов, всевозможных выставок – всероссийских и зарубежных, персональных и групповых, кураторство, театральные постановки, организация первой в Петрозаводске частной художественной галереи, создание первой медиа-оперы на карельском языке, первых для города фестивалей и триеннале современного искусства. Сегодня Сергей Терентьев – заслуженный деятель искусств Республики Карелия, в его арсенале две престижных «Онежских маски» и премия «Сампо».

Было интересно узнать, как сейчас, спустя десятилетия, художник оценивает деятельность группы «Арт-контакт», участниками которой в 1990-е годы были около десятка человек и одним из создателей которой он был. Группа занималась устройством выставок современного искусства, в том числе международных.

– Теперь я понимаю, – размышляет Сергей, – насколько стратегически и тактически верным было создание этой группы в Петрозаводске, которая решила идти другим путем и не быть похожими на старших товарищей по Союзу художников. А начали мы с того, что трамбовали почву, организуя выставки зарубежных художников. Это был огромный труд, у нас не было ни компьютеров, ни интернета, ни денег. Тем самым мы создали и подготовили некоторую атмосферу для восприятия современного искусства местной публикой. При этом учились сами, ведь в отечественных институтах актуальному искусству не учат. Современное искусство естественно вошло в жизнь нашего города. Не было никакой революции. Всякая революция порождает контрреволюцию. Взять хотя бы пример Перми, где при поддержке губернатора и огромном финансировании актуальное искусство не очень прижилось и не особо было принято городом. На мой взгляд, важнее заниматься образовательными программами – не только для молодых художников, но и для публики. Буквально снимать кальку с больших городов, тем более зарубежных, не имеет смысла, в российской глубинке другая художественная среда.

 

… Свежее полотно стоит на полу. В один из своих приездов домой из Санкт-Петербурга, дочь Саша, будущий дизайнер, приходила к отцу в мастерскую, вместе писали натюрморты. На столе чайник художника, в чем нет сомнения при первом же взгляде на его разноцветную ручку.

Чай совсем остыл. Поговорили о чтении. Сергей в последнее время буквально погружен в атмосферу мифов, древнегреческого театра. Мечтает когда-нибудь освободиться от вечных тем и вновь обратиться к «Евгению Онегину». А вообще, считает он, у молодых авторов сейчас проблемы с фантазией и воображением. Возможно, оттого, что мало читают и много смотрят в компьютер.

Сергей оказался занимательным собеседником, много шутил. Он считает, что художник без чувства юмора как музыкант без слуха.

 terentyev1

terentyev2

terentyev3

terentyev4

terentyev5

terentyev6

terentyev7

terentyev10

terentyev13

terentyev14

terentyev16

terentyev17

terentyev19

terentyev20

terentyev49

Фото автора