Главное, Культура

Сергей Эрденко: «Когда соединяются русская и цыганская души – это просто брызги шампанского!»

Трио "Лойко" на сцене Карельской госфилармонииДва часа в Большом зале Карельской филармонии звучала цыганская музыка в сопровождении симфонического оркестра. Казалось бы, такой союз невозможен. Но симфоническому оркестру  удалось понять свободолюбивый цыганский характер, а трио «Лойко» успешно подстроилось под звучание классических инструментов.

 

Филармония решила поэкспериментировать, и вот уже второй концерт к симфоническому оркестру присоединяются гости – музыканты, представляющие, казалось бы,  совершенно не сочетаемые с классическим оркестром направления. На прошлом концерте абонемента «Музыкальный перекрёсток» симфонический  оркестр играл с иcландской фолк-группой  «Арстидир», а в новогодние праздники  филармония  пригласила  цыганское трио «Лойко».

Сергей Эрденко,  руководитель трио «Лойко»,  коренной цыган, рассказал в интервью перед концертом о своём друге  —  Дедушке из группы «Мюллярит», карельском бальзаме, об исполнившейся в Петрозаводске мечте и о том,  почему вот уже много лет  наш город  — особая площадка для цыганских музыкантов.

 

– Сергей, вы с коллективом в Петрозаводске уже далеко не первый раз. Что вас связывает с нашим городом?

– Здесь жил мой близкий друг Саша Быкадоров – все его знают как Дедушку из группы «Мюллярит». К большому сожалению, он ушел из жизни очень неожиданно…   До сих пор не могу поверить, что его нет, хотя он живет во мне, я часто его вспоминаю. Мы с ним вместе учились в музыкальном училище в Самаре, чуть ли не за одной партой сидели и все эти годы дружили. Потом я уехал в Москву, начались гастроли…  А где-то в 1997 году мы с «Мюллярит» встретились в Норвегии – я даже не знал, что он там играет) и я познакомился уже со всем составом. Мне очень понравились эти ребята, они были настолько открытые – а я десять лет находился вдали от России. У меня и моих друзей из «Лойко» появилось желание  приехать в Россию – именно они дали нам этот толчок.

 

– Это были первые концерты в России? Вы, наверное, хорошо их помните?

– После того как мы познакомились с «Мюллярит», мы пригласили их на Эдинбургский фестиваль, один из самых больших фестивалей в мире. У нас был 21 концерт. В течение месяца мы жили вместе в Шотландии, и тогда созрел план приезда в Россию. В наш первый приезд, в 1999 году, мы сыграли концерты в Москве, Санкт-Петербурге и Петрозаводске. С тех пор эти три города стали главными для нас. В Петрозаводске мы тогда играли на сцене драматического театра. Я помню, как после концерта ко мне подошла бабушка, подарила бутылку карельского бальзама и сказала: «Я очень хочу, чтобы вы на Новый год выпили эту бутылку и вспомнили нас». Мы этот бальзам выпили в Париже в 2000 году, где собрались мои друзья, я рассказал им эту историю. В общем, Петрозаводск тогда оставил о себе очень тёплые воспоминания.

Связь с вашим городом и «Мюллярит» была и остается очень крепкой.  Я всегда считал, что народная музыка – это основа основ. Классика – это выжимка всего самого лучшего, что человечество сделало в музыке, а народная музыка – это выжимка душевная. Карелия будет жива до тех пор, пока будут храниться народные традиции, а музыканты «Мюллярит» в этом смысле гиганты, они росткам дают все новые и новые всходы. Знаю, что сейчас в Карелии есть несколько групп, которые продолжают традиции моих друзей, а Саша Быкадоров был одним из «мичуринцев», посадивших те саженцы, которые сейчас всходят.

Сейчас мы даем концерт на Старый новый год.  Очень важно, что это первый наш концерт с оркестром в новом году, я его мысленно посвящаю нашему юбилею: ровно 25 лет назад мы собрались и дали первый  концерт в Лондоне как «Лойко». Так что этим концертом мы открываем страничку нашего 25-летия и устроим настоящий цыганский праздник на карельской земле.

 

– Сегодня вы играете с симфоническим оркестром – довольно необычное сочетание…

– У меня была мечта вывести цыганскую музыку на классическую сцену и добиться масштабного звучания. Мы пробовали играть с оркестром Кустурицы, другими цыганскими оркестрами,  с музыкантами Венгрии, Румынии, но это было звучание близкое к тому, что мы делаем. Это было здорово, но мне хотелось сочетать несочетаемое.

 

– То есть вы большие экспериментаторы? Вы уже выяснили, что  симфо-цыганский коллектив звучит очень интересно, а возможно ли, например, соединить цыганскую музыку и джаз?

– В Европе есть целое направление под названием цыганский свинг. Родоначальниками цыганского джаза в свое время стали Джанго Рейнхардт и Стефан Граппелли. Сейчас практически все цыгане, живущие в Германии, Бельгии, играют джаз. Когда мы там жили, то участвовали в разных шоу, например, в тех, которые делал Андре Хеллер – в течение двух лет мы сыграли более двухсот концертов. Мы были участниками «великолепной восьмерки», которую сделал Андре Хеллер, собрав со всего мира группы, играющие цыганскую музыку – из Индии, Албании, Египта, России… Это стало феноменальным шоу!

 

– Цыгане – особый народ, они везде как дома, они люди мира.  Как в таком случае создается цыганская музыка?

– Цыгане обладают феноменальной способностью, где бы они ни жили, заимствовать мелодии, гармонии, песни той страны и через какое-то время выдавать новый продукт, уже сыгранный по-цыгански. Цыгане  вышли из Индии, прошли Европу, Египет, весь мир. Из каждой культуры они взяли понемногу. Разгадать цыганскую душу, также как и русскую, невозможно, только посредством музыки.

 

– Как вы считаете, в чём загадка цыганской души?

– Цыгане все время «рвут страсти», постоянно ускоряется темп. Мы можем остановиться только тогда, когда прозвучит последняя нота: это тоже часть цыганской души, мы постоянно несемся и не можем остановиться. Все время нужна скорость, нужно все быстрее и быстрее, постоянно концентрируется энергия.

А вы знаете, что «Валенки» – это цыганская песня, которая совпала по своему характеру с русской и стала частью русской культуры? Мы поем песню «Валенки» – я полагаю, что это была русская песня, которую взяли цыгане и чуть-чуть изменили.

 

– То есть русским цыганские мотивы должны быть очень близки?

– Цыганская музыка популярна во всем мире,  но особенно она близка русским, поэтому, когда звучит цыганская музыка, внутренние струны человеческой души  сразу начинают вибрировать, потому что всё заложено в генетической памяти. У русского человека сначала возникает слеза, а потом желание поддаться цыганской музыке, где совмещается цыганская удаль и широта русской души. Мы удачно дополняем друг друга. Когда соединяются русская и цыганская души – это просто брызги шампанского!

На снимке: Сергей Эрденко с трио «Лойко» на сцене Карельской госфилармонии.

Фото автора

  • Н. Полевая

    А у меня своя история связана с тем концертом, о котором вспоминает Татьяна Чаплыгина. После выступления я подошла к Сергею Эрденко с дочерью и спросила: «Что бы вы пожелали юной скрипачке?» Он внимательно посмотрел на нее, потом на меня и вдруг сказал ей: «Люби маму, люби маму, люби маму!» Это было неожиданно, я-то ожидала конкретного совета… Но не скрою, приятно.

  • Наталья

    Татьяна Чаплыгина и сейчас не бабушка, а тогда была молодой журналисткой, очень обаятельной, как и сейчас. И правда — главное, что эпизод музыкантам запомнился и родилась красивая легенда. Концерт очень понравился, летела домой как на крыльях.

  • Татьяна Чаплыгина

    Вот так в памяти артистов и рождаются легенды. Этой «бабушкой» с «Карельским» бальзамом была я. Но произошло все весной 2000-го. Мы снимали передачу для ГТРК «Карелия» о первом Фолк-марафоне. Выступление «Лойко» и общение с ними так поразило меня, что очень захотелось сделать артистам какой-нибудь подарок. После записи интервью у Сергея Эрденко, Олега Пономарева и Вадима Кулицкого, я, ужасно волнуясь, и вручила им наш фирменный бальзам. По их признанию, раньше они никогда его не пробовали. Главное, что запомнилось!