Культура

Крестики-нолики

 
{hsimage|Сцена из спектакля ||||} Мы уже публиковали отклик Бориса Гущина на моноспектакль Виктории Федоровой в постановке Олега Липовецкого по пьесе Дарио Фо «Я жду тебя, любимый!». По его мнению, спектакль возвестил о рождении большой актрисы.
 
И вот еще одно мнение.
В общем-то, я не собиралась на премьеру. На театральной, столь любимой для меня теме, поставила для себя крест. Было это лет пять назад. Тогда как-то вдруг, после смерти Людмилы Живых в 2006 году и через три года смерти Геннадия Залогина опустела для меня «Творческая мастерская». А потом началась чехарда с театрами. Закрыли Русскую драму, накалили обстановку в Национальном театре. В общем, пошли интриги, ссоры. Я не верила и не верю, что это никак не отразилось на творческом процессе. Так быть не могло и не может. Я знаю, что Театр русской драмы выстоял. Правда, название у него теперь иное — "Ad LIBERUM" (свободный) театр, да и собственной площадки для репетиций и выступлений не осталось!

 

Не знаю, когда прекратится этот театральный переполох в Карелии. Надеялась, что премьера "Я жду тебя, любимый!" поможет мне увериться в будущем карельского театра. Не какого-то одного театра, а того, что  Театр есть. Ведь в афише значилось, что режиссер Олег Липовецкий. Актриса — Виктория Федорова. Олег и Виктория — родом из «Творческой мастерской», но почему-то для премьеры была выбрана сцена Театра кукол. В зале на премьере был аншлаг, даже приставные стулья заняты. Три фотографа работали в зале. Для меня все это были хорошие «знаки».

Сценография Антонины Юфа заинтриговала. С потока свисали разноцветные коробки. Любой предмет — магнитофон, утюг, сумочка — был упакован в них. Только стол был обычным. Смысл  этой метафоры, как я поняла, в том, что значение упаковки  сегодня невероятно преувеличено.

Ощущение это усилилось, когда на сцене появилась героиня Виктории Федоровой, Мария. Одета она была в полиэтиленовый прозрачный халатик, больше похожий на упаковку. Спустя несколько минут выяснилось — героиня хочет подчеркнуть, что у нее все есть и что куплено чуть ли не на прошлой неделе. Понимаешь: что-то у нее не так, не может по-настоящему счастливый человек думать о таких мелочах.

Начался спектакль с того, что Виктория Федорова обратилась в зал прям-таки с воплем: «Синьора-а-а!».  В окне соседнего дома она заметила женщину из квартиры, которую считала пустующей. И все полтора часа общалась с ней — вот так запросто, через открытое окно, улицу. Нет смысла рассказывать о всех ключевых моментах спектакля. Знатокам они известны, а другие текст монокомедии могут найти в Интернете.

Когда после спектакля я отыскала текст комедии, обратила внимание на точность ремарок. Когда начала перечитывать текст, не могла не вспомнить движения, восклицания, мимику (все же у второго ряда масса преимуществ) талантливой Виктории Федоровой. Вообще выдержать полтора часа на сцене, без единой паузы, в постоянном движении, общении, при таком накале чувств — для этого нужно настоящее мастерство. Невероятно  обаятельная,  очень подвижная и будто парящая над сценой — Федорова хороша  вэтом спектакле! И все же показалось, что она не живет на сцене, а играет, искусно, мастерски.  Что-то литвиновское есть в ее изломах, когда она, заламывая руки,  радуется обретению  слушательницы, когда вспоминает свою историю любви с тем «чистым» и «милым» мальчиком. Но временами, когда речь заходила о чем-то менее драматичном, в голосе Виктории Федоровой, казалось, звучали более искренние и глубинные интонации.

 
Вновь обратившись к тексту, представила себе в роли Марии более темпераментную,  иного плана актрису. Может быть, не такую хрупкую. Ведь у героини двое детей, а Виктория Федорова весь спектакль бегала по сцене в сорочке, демонстрируя длинные ноги и грацию. Вот, например, Мартин Солли в книге «Эти странные итальянцы» пишет: «Итальянские женщины до замужества неподражаемо прекрасны, а после превращаются в толстых, низкорослых кумушек».

Дарио Фо в 1997 году получил Нобелевскую премию в области литературы. Он известен как человек с весьма смелыми взглядами на жизнь. Мария, говоря о взаимоотношениях с супругом и физической стороне любви, сравнивает ее с каменоломней. Многое из сказанного сопровождается весьма вольными, вульгарными даже движениями. Произведение написано не режиссером, но мимика, жесты, движения  можно было иначе подать. Смакуется слово «оргазм». Ну кого этим можно удивить, шокировать, заинтересовать? Публика смеялась и аплодировала. Такая же реакция была у зала, кода Мария рассказывала о неудачной попытке самоубийства. Признаюсь, мне было не смешно и не грустно, было противно. Еще и потому, что в зале сидел один школьник. Заметила его, когда он заходил  вместе с мамой. Еще тогда я удивилась, что старших школьников на премьере так мало. Но во время спектакля радовалась этому и огорчалась, что в афише не было предупреждения, что лет до 15 лет смотреть подобное не стоит.

О нравственности сегодня говорить не модно. По телевизору показывают убийства, примитивные сериалы, жуткие расследования, смакуют детали и ужасы. Спектакль по большому счету никого не шокирует. Но зачем тогда идти в театр? Чтобы увидеть то, что можно посмотреть по ящику? А публика аплодировала, несла цветы, поздравляла с премьерой. Ружье выстрелило, извращенец звонил по телефону, любовник стоял у двери, ребенок кричал за дверью, деверь в другой комнате щипал за филейную часть, муж изменял с другой, громкая музыка играла во всех комнатах, кроме спальни, потому что в спальне был включен телевизор… В общем, такой вот современный спектакль.

Понимаю, что суть его в «подводном течении», о котором говорил Чехов. Но его я не почувствовала.  А шутки ниже пояса, хоть и нобелевского лауреата, хоть и в исполнении талантливой актрисы и известного актера и режиссера, оставляют грусть и разочарование. Я не за этим шла в театр.

 
Фото Юлии Утышевой
 
 
Спектакль можно посмотреть на сцене Театра кукол 10 октября, 1, 22 ноября, 7,8 декабря
 
 
  • ИЛ

    Я не поклонница драматического искусства.. Но спектакль Олега Липовецкого стоит смотреть.. Блестящая игра Виктории Федоровой! Есть что обсудить после спектакля, о чем поразмышлять.. Это — удача!
    От души поздравляю Олега и Викторию!!!

  • Мария Голубева

    Лилия, я не вижу смысла продолжать обсуждение. Я считаю, что да — детям показывать нельзя. Что да — спектакль получился с несколько смещенными акцентами. Он мог, как мне кажется, быть иным. Но такова воля режиссера. Я в этом усматриваю некий дух времени, когда о личном, интимном говорят так. И я, как журналист, как мама, как человек с активной гражданской позицией это высказала. Статью по ссылке прочту. Не норма, когда все искусство воспринимается под определенным ракурсом. Лилия, и если Вы заметили, я не сужу всех мастеров,»которые боготворили красоту тела и магию влечения. » Я высказалась только об одной постановке. Всего лишь)

  • Лилия Седова

    Искусство — это вообще не норма. Но зачем творцов обвинять в пошлости? Может, стоит задуматься о смысле статьи? Если вы писали о том, что нельзя показывать детям, то Вы правы. Если Вы берёте на себя смелость называть пошлым и вульгарным, всё, что нельзя показывать детям, то мне кажется, нравственную проверку не прошли Вы. (Я не перехожу на личности). Вам кажется этот спектакль пошлым и вульгарным. Мне — эротичным, красивым, умным, талантливым, весёлым. Но я не навязываю своё мнение, не обвиняю и не сужу. Как не смею судить всех мастеров, которые боготворили красоту тела и магию влечения. Если Вам интересно, то вот ссылка, где рассказано об этих мастерах, начиная с древнего мира:
    http://www.bibliotekar.ru/erotika/

  • Мария Голубева

    Анатолий, я ничего подобного не заявляю. Заявляете и веселитесь Вы. Просто я считаю, что спектакль не выдержал — для меня и, думаю, для достаточно большого количества людей, некой нравственной проверки.

    Я думаю, что в театр ходят РАЗНЫЕ СТАРШЕКЛАССНИКИ. И обычно туда ходят те, кто о много подозревает, но не обо всем готов говорить. Кто готов рассказывать — ходят не в театр. Но это все слова. Суть в том, что нельзя ПОШЛОСТЬ выдавать за норму. Лично для меня это не норма.

  • Нина

    Извините, может быть, не в тему, но моя мама и папа Елены Ицыксон двоюродные брат и сестра…почти как в программе «Жди меня» Спасибо! еще раз извините…Давно ищу!

  • Нина

    Елена Ициксон, а как с Вами можно связаться…Мы ,кажется, родня!!!

  • АНАТОЛИЙ

    Если в спектакле нет ни капли вульгарного и пошлого, то почему бы его не посмотреть со старшими школьниками? Как вы им объясните смакование слова «Оргазм», прямо-таки вызывающее поведение героини на сцене в очень скромной одежде? ХА-ХА-ХА!!! Я угораю от смеха…Дорогая Марияаааааа!!! СТАРШИЕ школьники САМИ ВАМ обьяснят ЧТО ТАКОЕ ОРГАЗМ и ещё кое что,о чём Вы ДАЖЕ НЕ ПОДОЗРЕВАЕТЕ… В далёкие Советские годы одна умная барышня заявила на всю страну:»Секса у нас в стране нет!» Похоже, нечто подобное пытаетесь обьявить и Вы?!

  • Лилия Седова

    Суть не меняется. Я привела имена классиков.

  • Елена Ициксон

    преподаватели кафедры рисунка и живописи, а также истории искусств нашего ВУЗа всегда подчеркивали различие между ГОЛОЙ женщиной и ОБНАЖЕННОЙ женщиной

  • Лилия Седова

    Многие фильмы Гринуэя, Ларса Фон Триера Франсуа Озона не надо смотреть старшим школьникам. Там — голые и секс. Но это — классика. «Декамерон» Бокаччо, «Милый друг» Мопассана, а так же многие другие великие произведения литературы — тоже не стоит читать старшим и младшим школьникам. Но это — классика. Скульптуры Родена занимаются любовью. Настоящее искусство может быть любым. И эротическим, в том числе. Наверное поэтому столько художников нарисовало стольких голых женщин, столько скульпторов изваяли столько голых тел, столько писателей описали как люди занимаются сексом и любовью.
    Да. О главном. Вы правы, школьникам показывать не надо.

  • Мария Голубева

    Наталье:
    В рецензии я пишу не о том, что с Викторией Федоровой что-то не так. Я очень хорошо помню другие ее, более ранние работы, и с ОГРОМНЫМ уважением отношусь к ее таланту.

    Цитируемая фраза вырвана из контекста. И следующее предложение все проясняет:
    «Вот, например, Мартин Солли в книге «Эти странные итальянцы» пишет: «Итальянские женщины до замужества неподражаемо прекрасны, а после превращаются в толстых, низкорослых кумушек». «

    Поэтому речь идет о типаже актрисы. Героиня воспринимается как девушка на выданье, а не мама девочки(у которой школа и подружки) и мальчика. Я понимаю, что Мария (героиня Федоровой) — это тип такой инфантильной дамочки, во многом легко относящейся к жизни…

  • Мария Голубева

    Лидии Седовой:
    Если в спектакле нет ни капли вульгарного и пошлого, то почему бы его не посмотреть со старшими школьниками? Как вы им объясните смакование слова «Оргазм», прямо-таки вызывающее поведение героини на сцене в очень скромной одежде? Понятно, что таков текст Дарио Фо. Режиссер ничего своего там не добавил. Виктория Федорова сыграла то, что есть в этом спектакле. Это их выбор. И даже если все это обрамлено в красивые слова — суть не меняется. О том, что детям это смотреть не стоит — необходимо предупреждать заранее! Второе — настоящее искусство может быть иным. И о похожих проблемах можно сказать иначе. Тогда такой спектакль не будет стыдно показать школьникам, а по надобности и что-то объяснить. Подскажите, чем трагедия современной женщины отличается от трагедии несовременной женщины? В чем разница-то?

  • Наталья

    Автор пишет: «Ведь у героини двое детей, а Виктория Федорова весь спектакль бегала по сцене в сорочке, демонстрируя длинные ноги и грацию».
    Насколько мне известно, у Виктории Фёдоровой сын в школу ходит. Или наличие детей отнимает у женщин право на грацию и длинные ноги?

  • Лилия Седова

    А я в корне не согласна с этой оценкой спектакля. Ни капли вульгарного и пошлого. А это как раз очень сложно с таким текстом. Конечно, детям смотреть это не стоит. А вот взрослым надо. Потому что подводные течения там есть. И есть трагедия современной женщины. Как можно этого не заметить?!