Культура

В России ничего не меняется

Почему Андрей Андреев ставит комедию в то время, когда всех тянет на баррикады

{hsimage}Сегодня в Национальном театре Карелии состоится премьера комедии «Лекарь поневоле» по пьесе Мольера. Режиссер спектакля — известный петербургский режиссер Андрей Андреев.  Накануне удалось побеседовать с мэтром.

Когда-то он стал мастером для национального курса в ЛГИТМИКе, выпускники которого потом уехали в Петрозаводск, чтобы работать в Национальном театре. Арвид Зеланд, Сергей Пронин  были его студентами. Самая громкая премьера Андреева примерно в те же годы —  «Кабаре» с Лидией Сюккияйнен в главной роли.
 
Позже Андреев ставил в Национальном театре «Нискавуори» с первыми студийцами Зеланда, то есть в своем роде стал «дедушкой» нынешней труппы. Он режиссер таких спектаклей, как «Творение мира», «Турандот», «Тартюф». И вот теперь — снова Мольер, «Лекарь поневоле».

Из беседы с Андреем Дмитриевичем перед премьерой.

 
— Вообще, театр Петрозаводска — безотносительно определенной труппы-  переживает не лучшие времена. 25 лет назад это был театральный город с двумя полновесными драматическими труппами. Сейчас это не так… Но положение не только в Петрозаводске такое. Неслучайно была недавно встреча с Путиным. И там была реплика Табакова, которая, как бы сказать… она многих насторожила. (Олег Табаков спросил у премьера, не много ли театров в России. — И.Р.) Но я понимаю контекст, в котором шел разговор. Фраза же выхвачена из контекста! А вот имеем ли мы возможность обеспечивать профессиональными кадрами те 600 театров, которые есть сейчас на балансе государства? И продолжают ли они оставаться театрами? Или это оплачиваемая самодеятельность? Это большой вопрос. Во многих театрах ведь это именно так, особенно на периферии.
 
Если театры перевести на баланс города, то они по большому счету останутся только в Омске, Новосибирске, Самаре, Нижнем Новгороде, Ярославле… и все. Примерно так. Ведь во многих городах театры уже давно влачат существование. Уже давно на афишах пишут вместо «гл. режиссер» — «директор». Это и есть признак конца: суть театра, возможность быть театром  дает режиссер. А когда сейчас сплошь и рядом актеры, директора во главе — это несерьезно. Раньше как было? Считалось, что хорошего директора мы найдем, а хорошего режиссера надо создать, поработать всей государственной машиной, чтобы он состоялся. Лет 10 режиссер ставил и доказывал, что он может.
 
Вот для Сыктывкарского театра я готовил студию, меня долго просили. Взяли ребят «из лесов», выучили их. Они вернулись к себе, а театра нет. Здание построено, а театра нет и не будет, как я понимаю. Театр — такая штука, о которой надо заботиться все время, клубный подход здесь невозможен, это система. Чтобы через 2 года получить то-то и то-то, сейчас нужно делать это — и об этом думает как раз главный режиссер. Менеджер не видит этих задач. В огромном количестве театров разрушена именно эта система. И здесь преступление творилось последние 20 лет… Сейчас в моде шарлатанство от искусства. Понижается уровень толпы, повышается роль шарлатанов! Потому что некому оценивать. Сейчас ситуация именно такая. Профессиональный труд некому оценивать! Это время надо пережить, но надо не растерять профессию насовсем.
    
Почему ставим комедию в то время, когда всех тянет на баррикады? Люди любят смеяться. Всегда. Особенно у нас. Вот с драмой проблемы. Я-то как раз больше драму люблю. Но сейчас с большим удовольствием народ идет на комедию. И отношение к сегодняшней жизни без юмора невозможно. И в России так было всегда. Вот и у Достоевского — лучшие страницы где смешно, а не где страсти рвут. Где страсти — это для кассы. Он же писатель-то кассовый. Бросить деньги в огонь — вот это все для дам. Это ведь дешевка, честно говоря. А «Анна Каренина»?! Недавно перечитывал места — просто хохотал!
 
И ведь в России ничего не меняется. Вот человек едет, запряжен экипаж самый шикарный, восьмерка лошадей… И все знают, кто это. Это вор! Так и сейчас. Поэтому я взял комедию. Ведь и Мольера волновало, когда одно выдают за другое. Вот милиционер, а он на самом деле бандит. И Мольера  волновало, когда написано одно, изображают одно, а на самом деле это совершенно другое.
 
Фото с сайта vedomosti.sfo.ru
 
 

  • Олег Липовецкий

    Спасибо за слова о профессии. Спасибо за спектакль. Мастер, браво!

  • Aлексей Kонкка

    Против последнего абзаца и возразить нечего. А вообще, Мольер вечен. Мы, помнится, еще в 70-е в университете задумывались над этой парадигмой). А уж что сейчас-то говорить!

  • мудик

    это уже давно и не только в театре(автосервис,стройка,и думаю др.),рад что не один я таккой…

  • Т. Шестова

    Вот вам и устаревший Мольер! Браво, Андрей Дмитриевич!