Культура

«Из мрака явился образ Белого скита…»

 {hsimage|Эту фотографию художник прислал своей маме, Серафиме Харитоновой ||||} 12 декабря — день рождения  известного художника Александра Харитонова. Он ушел из жизни в 93-м, прожив всего 53 года.
 
«Лицей» не раз писал о Мастере. Эта публикация подготовлена его родными.

Открываю папку с семейными фотографиями, смотрю на снимки  — и  лечу в потоке времени. 1992 год. «Здравствуйте, дядя Саша!». (Александр Харитонов был родным братом моего дедушки, но я звала его именно так: «дядя Саша». ) Его взгляд устремлен на меня, но я еще мало чего осознаю. Через восемь лет попадаю на выставку Александра Харитонова и понимаю, каким большим художником он был. Знакомлюсь с его детьми Юлей и Пашей, с женой Людмилой. А в прошлом году на открытии мемориальной доски Александра Харитонова в Петрозаводске общаюсь с людьми, которые знали и любили его.
 
{hsimage|Фото 1941 года ||||} {hsimage|В Сортавальской изостудии ||||}
На снимке 8-месячный Алик со своей мамой Серафимой и 6-летним братом, моим дедушкой Константином Харитоновым. Фотография сделана в 1941 году специально для Павла Харитонова, моего прадедушки. Тогда он был на фронте и эту фотографию бережно хранил.
 Эта фотография сделана в Сортавальской изостудии в 1956 году. «На память лучшему моему ученику Саше Харитонову. Т. Хяняройнен» (фамилия возможно не точна).
{hsimage|Из семейного альбома ||||} {hsimage|Из семейного альбома ||||}
На Валааме
 
В прошлом году я ездила на Валаам, бродила по его тропам и вспоминала рассказ отца  о поездке на остров с Александром Харитоновым:
— Мне посчастливилось сопровождать Александра Харитонова в одну из его творческих поездок на Валаам. Это было летом 1986 года.  У меня образовалась пара свободных дней, и я решил съездить вместе с ним. Хотел составить ему  компанию, побродить по Валааму, просто отдохнуть. Он же ехал туда работать. Помню, с детства любил наблюдать, как Саша — я называл его именно так —  работает. Мне казалось это каким-то волшебством. Хотя наблюдать и чувствовать вдохновение художника мне довелось гораздо позже в его мастерской. Так вот, мы поселились в келье во внешнем каре Валаамского монастыря.

В первый день решили сходить на Красный скит, но промахнулись и  прошли мимо, ушли на южную точку к какой-то воинской части. Потом возвращались и все-таки попали туда куда нужно. Саша сделал несколько эскизов, и мы вернулись обратно.

На следующий день  решили идти на Белый скит. Вообще основной целью поездки для Саши был Белый скит, там он рисовал, делал эскизы, наброски. Заодно  хотели отыскать развалины Смоленского скита. Как идти мы не знали, только примерное направление. Поэтому побрели вдоль берега по скалам, но наш долгий путь был вознагражден. Мы нашли Смоленский скит!

{hsimage|Александр Харитонов. «Церковь Смоленского скита в руинах» ||||}Одна из известных работ Александра Харитонова  «Церковь Смоленского скита в руинах» была написана там.

В то время как я, взяв весельную лодку у знакомого, наслаждался пейзажами, Саша много и плодотворно работал, создав несколько великолепных работ.


Перед моим отъездом с Валаама мы совершили ночную вылазку к Белому скиту. Саша хотел увидеть скит Всех Святых при свете луны. В ту ночь было полнолуние, но луны не было видно из-за облачности. Вокруг темно и жутковато, шли на ощупь. Когда мы, уже отчаявшись, собирались повернуть назад, лунный свет прорвался сквозь толщу свинцового неба, и из мрака явился образ Белого скита. Это было незабываемое зрелище. Под этим впечатлением Александр Харитонов писал всю ночь.
{hsimage|Юрий Харитонов.  Смоленский скит||||} Мне надо было возвращаться. Ну а Саша остался там еще на неделю. За это время он создал ряд прекрасных работ. А у меня остались неизгладимые и незабываемые впечатления.
 

Мой отец пишет картины, но работы свои почти не показывает. Начала рисовать и я.

  • В. Кузнецова

    Годы общения с Александром Харитоновым и людьми, которые его окружали, были для меня очень счастливыми. Его мастерская на Ленина — это особый мир, наполненный вещами, которые находились там не просто так. Саша любил показывать свои новые работы. Он был настоящим, преданным другом. Такие люди редко встречаются в жизни. Светлая ему память. Спасибо «Лицею» за то, что отметили его день рождения!

  • В. Акуленко

    Удивительный художник! К человеку можно отнести слово «был», а к художнику, к творцу — нет. Остались его работы, его «сирени» и другие картины. Значит, он и был, и есть, и будет. Довелось познакомиться с Александром Харитоновым и его супругой лично, благодаря другому настоящему художнику — Любови Альгиной. Согласна с известной писательницей: «из всех людей искусства больше всего люблю художников». Светлая память ушедшим творцам.

  • Н. Мешкова

    Сирени у Харитонова исключительны. Публикацию его памяти в «Лицее» в 1993 году мы так и «Художник нам изобразил глубокий обморок сирени» — Мандельштам, «Импрессионизм»:

    Художник нам изобразил
    Глубокий обморок сирени
    И красок звучные ступени
    На холст, как струпья, положил.

    Он понял масла густоту —
    Его запекшееся лето
    Лиловым мозгом разогрето,
    Расширенное в духоту.

    А тень-то, тень все лиловей,
    Свисток иль хлыст, как спичка, тухнет,-
    Ты скажешь: повара на кухне
    Готовят жирных голубей.

    Угадывается качель,
    Недомалеваны вуали,
    И в этом солнечном развале
    Уже хозяйничает шмель.

  • ИЛ

    Сколько лет уже нет Александра Харитонова с нами, но память о нем жива.. В нашем доме есть дивная акварель художника.. Его сирени — бесподобны… Художник ушел рано, но сколько успел сделать .. Вечная ему память!