Культура

Гул затих. Я вышел на подмостки…

{hsimage|Виктор Сергеевич Каликин (1932 — 2007). Фото Ирины Ларионовой ||||} 80 лет исполнилось бы 2 февраля народному артисту Карелии, профессору ПетрГУ Виктору Каликину. Памяти певца посвятили концерт в музее имени Д.Д. Шостаковича в Санкт-Петербурге. В Петрозаводске о Каликине в этот день не вспомнили.
Давно обещанная Минкультом Карелии мемориальная доска так и не установлена.

 

По просьбе "Лицея" о концерте в Санкт-Петербурге рассказывает дочь Виктора Сергеевича Дарья Каликина.

Летом минувшего года к нам по почте пришло письмо, писал молодой человек, Кузьма Алексеевич — педагог русского языка, литературы и истории, совмещающий педагогическую работу с работой в Народном музее им. Шостаковича «А музы не молчали… ». Он написал нам о том, что на сайте «Музыка он лайн» услышал голос Виктора Сергеевича:

«Это был «Калистрат» Мусоргского. Звучало это так самобытно, профессионально! За душу берет! Берет за душу это русское раздолье, которое слышится в голосе Виктора Сергеевича. В сочетании с русской стихийностью, профессионализмом это так органично! Мне захотелось еще и еще услышать Певца — кое-какие записи еще нашел. Не перестаю восхищаться, как замечательны в исполнении Виктора Сергеевича и романсы, и оперные партии и русские народные песни!»

{hsimage|На концерте в Санкт-Петербурге 2 февраля 2012 года ||||}

Кузьма Алексеевич написал, что  проводит в музее камерные вечера, на которые приходят деятели искусства, через  жизнь которых прошли война и ленинградская блокада. Кузьма Алексеевич просил разрешения провести в их музее концерт, посвященный 80-летию моего отца. Мы с мамой с благодарностью приняли предложение и вскоре я привезла в музей записи отца, интервью и другие материалы, касающиеся его жизни  и творчества.

Итак, 2-го февраля мы наслаждались прекрасно подготовленным вечером памяти Виктора Сергеевича Каликина. В начале его нам сделали подарок: был приглашен детский хор, который исполнил народную песню и песню о Санкт-Петербурге. Детям показали  фотографии , диски отца, выдержки из статей о нем, чтобы они могли ближе познакомиться с артистом, на вечере памяти которого выступают.

Рассказ об отце ведущий начал с прекрасного стихотворения о Певце, который теперь, вероятно, поет в иных мирах, так как певческая душа не может не петь и после перехода в мир иной:

— Виктора Сергеевича с нами нет, но голос его не перестает волновать сердца тех, кто его слушает. Я спешу поделиться с вами радостью открытия замечательного певца, потому что чувства меня переполняют и мне необходимо вас познакомить с человеком, голосом которого поет вся наша Россия, не лубочная, а истинная Россия… Всякий раз, когда я слушаю Виктора Сергеевича, чувствую огромное обаяние, магию голоса. Все спето с расчётом на тех, кто прильнёт ухом, остановится, прислушается, задумается над услышанным. Не могу осознать, что этот человек не рядом. Он поёт так, как спел бы я сам, если бы мог петь. Я будто слышу все мои интонации. Что-то близкое и родное в этом голосе. Сколько в нём тепла и доброты.!И название села, где родился Артист, — Доброе, по-моему, тут неслучайно. Я грущу вместе с героями Певца, радуюсь вместе с ними. А какие прекрасные антидепрессанты эти записи! Послушаешь — как будто мёду поешь — тепло внутри делается.

{hsimage|На концерте в Санкт-Петербурге 2 февраля 2012 года ||||}

Кузьма Алексеевич рассказал о тяжелом детстве Виктора Сергеевича, которое прошло  в годы войны,  о любви певца к своей матери, которой всегда посвящал исполнение песни «Изгнанник» — и на вечере зазвучала в записи первая песня в исполнении артиста. Продолжая знакомить с биографией Артиста, Кузьма Алексеевич рассказал о дружбе Виктора Сергеевича со Свиридовым, зачитал письмо великого русского композитора, где он дает высокую оценку исполнительскому мастерству Певца. Прозвучала «Петербургская песенка» Свиридова на стихи Блока — рядом с музеем находится дом Поэта. Звучали романс Булахова «Свидание» и ария Сусанина из оперы Глинки «Иван Сусанин», ведущий подчеркивал, что специально подбирал номера таким образом, чтобы показать всю многогранность таланта Певца.

Ведущий напомнил, что в этом году исполняется 110 лет со дня рождения Лемешева и показал отрывок интервью с его участием, его рассказ о народной песне, о том, как он впервые услышал песню «Прощай, радость, жизнь моя» в исполнении Шаляпина и это было потрясением. И зазвучала эта же песня в исполнении Виктора Каликина. На экране появлялись фотографии, запечатлевшие жизнь отца с детства и до последних дней. После этой песни публика, сидящая в зале, взорвалась овацией.

Я вспомнила момент, когда ко мне пришло понимание того, что мой отец — это Певец и Артист с большой буквы. Мне было лет 12, в Финском театре проходил концерт, посвященный какой-то дате со дня открытия Петрозаводской консерватории. У отца были очень напряженные отношения с руководством и ему дали понять, что его участие в концерте нежелательно. Отец пришел на концерт просто как зритель. В антракте к нему подходили студенты и педагоги консерватории и спрашивали: «Ну, а когда же вы  будете петь?» Во втором отделении отец встал, поднялся на сцену прямо из зала, в обычной, будничной одежде, так как выступать он не предполагал, его, естественно,  не объявили. И он запел акапельно «Эх ты, Ванька…».

До сих пор, для меня это воспоминание является живой иллюстрацией к стихотворению Пастернака:

Гул затих. Я вышел на подмостки.

Прислонясь к дверному косяку,

Я ловлю в далеком отголоске,

Что случится на моем веку.

В зале была такая тишина, такое напряженное внимание, что мне казалось, она разорвет меня на части, а когда отец завершил песню — зал встал и взорвался овацией.  Такую овацию на том концерте не получил никто. После этого я стала смотреть на своего отца не так, как раньше, он стал моим Героем.

На концерте в Санкт-Петербурге ведущий использовал нарезку из разных передач об отце, где он говорил о природе, о любви к своей земле, о патриотизме, настоящем, а не показном. Зазвучала песня «Ой, Дунай мой, Дунай…», которую записывали на природе, на нашей даче, у речки, а продолжение песни прозвучало уже с оркестром русских народных инструментов, на сцене Карельской филармонии…

— Я прослушал все записи Виктора Сергеевича, и не по одному разу, — признался Кузьма Алексеевич. — В четверг и пятницу я прихожу на 1-1,5 часа заранее, до уроков, и ими настраиваюсь на работу. Слушаю Виктора Сергеевича и не перестаю восхищаться.

Потом был рассказ об истории создания песни Мокроусова «Заветный камень». Было интересно узнать, что в основу легла подлинная история о Севастопольском моряке, который до самой смерти от вражеской пули не выпускал из рук камень родной земли. Внимательная публика заметила, что отец в конце выступления переделал концовку песни, спев: «И в мирной дали идут корабли под солнцем Российской (вместо родимой) земли». Мы объяснили, что таким образом он выразил свое отношение к тому, что Севастополь отрезали от России и отдали Украине, но для него эта земля осталась российской

{hsimage|Вид на Оку. Село Доброе — родина В.С.Каликина||||}

В завершении вечера прозвучал «Калистрат» Мусоргского, так как отец всегда говорил, что у него два любимых композитора — Свиридов и  Мусоргский. «С этой песни началось мое знакомство с Виктором Сергеевичем», — отметил Кузьма Алексеевич.

Потом директор музея выступила с инициативой показать старшеклассникам (музей находится рядом со школой им. Шостаковича с углубленным изучением предметов художественно-эстетического цикла) прямо на уроках этот концерт: по ее словам, такие  люди, как Виктор Сергеевич Каликин, могут и должны служить современной молодежи ориентиром в жизни, на таких людей надо равняться.

После концерта нас с мамой окружили слушатели и мы долго отвечали на вопросы зрителей об отце, его жизни и творчестве.

Что бы я хотела сказать в заключение? Жаль, что это было не в Петрозаводске, хотя для нас большая  честь, что нас нашли и пригласили в Петербург, в такой замечательный музей. Ни Петрозаводская консерватория, в которой отец работал много лет, ни музыкальное училище, ни Карельская филармония, ни кафедра культурологи ПетрГУ о 80-летии Виктора Каликина даже не вспомнили. Жаль, что прошло четыре года, а на доме, где отец жил и работал много лет, так и не появилась мемориальная доска: ни министерство культуры, ни городская администрация не могут найти средств для нее.

От редакции. И нет никакой уверенности в том, что в Петрозаводске, который должен был бы гордиться тем, что у него был такой Певец, 25 октября 2012 года отметит пятилетие со дня его ухода из жизни.

Фото Дарьи и Сергея Каликиных

Группа "Памяти Виктора Сергеевича Каликина (1932-2007)"   "ВКонтакте". Здесь представлены аудиозаписи певца.

 

  • Сергей Старицын

    Я до сих пор так и не привык к тому, что Виктора Сергеевича нет с нами… Часто посещаю его могилку, беседую с ним… Юбилейную дату ждал, надеясь, что в культурной жизни Карелии её будут с достоинством: великий музыкант заслужил это. Признаюсь, я был поражен… Безумная тишина… Произошло что-то горькое и ужасное… Ответа не нахожу… За университет, консерваторию, музучилище,филармонию и Министерство культуры стыдно и горько… Для меня мой Учитель Виктор Сергеевич навсегда остался дорогим и близким мне человеком. Простите нас, Виктор Сергеевич…

  • Т. Шестова

    Виктор Сергеевич, как же нам вас не хватает! С вашим уходом будто и часть меня умерла. Не услышать больше такого исполнения, что мурашки по коже, такой богатой — лексически и интонационно — русской речи. А такое сострадание, такая совестливость, как у вас были, — где вы теперь? Хорошо, что есть записи, но когда слышала вас вживую, впечатление было во много крат сильнее, это каждый раз становилось событием для меня.
    Помнить буду вас всегда, пока жива.

  • Дмитрий Витюк

    Я потрясён. У меня жена заплакала, читая эту статью, и я тоже плакал. Что ли я до конца не простился с Виктором Сергеевичем? Как будто бы он куда-то уехал. Можно ли до конца проститься? — это я сам себя спрашиваю. В день юбилея я, конечно, вспоминал о Викторе Сергеевиче. Но за домашними хлопоивми после работы и заботой о сыне так и не удалось послушать записи или посмотреть хотя бы фрагмент концерта. Ещё в октябре я слушал по радио передачу о Свиридове, где рассказывал Белоненко, по-моему, племянник Свиридова. Слушал и думал, что я ведь это всё знаю от Виктора Сергеевича. Оказывается, благодаря ему я глубоко знаком с творчесвом Свиридова. Такое знакомство не заменит никакой курс консерватории — оно бесценно. Я подумал, что без Виктора Сергеевиса мир для меня был бы неполным, обедненным. Мне трудно выразить словами, что произошло в моей душе благодаря тому, что у меня был такой Учитель. Я точно знаю, что я согреваюсь этим душевно и крепче, тверже стою на ногах, благодаря этому.

  • валерий ананьин

    Виктора Сергеевича вспоминаю с благоговением и преклонением. В бытность на ТВ встречаться доводилось немало и часто, в консерватории, филармонии, на концертах, на домашних вечерах у Н. П. Вильчинской, в университете и, конечно, на телевидении; помню в передачах авторского цикла В. Л. Калаберды неспешные и выношенные размышления В. С. — о России, русской песне, русской музыке, русской душе, русской истории, о Г. Свиридове, которого В. С. бесконечно почитал и числил в своих учителях; его боль и тревогу за сегодняшний (тогда) и завтрашний (сегодня) день России и ее культуры… Артист и человек был, без преувеличения, великий. И подлинный, без пафоса и криков, болеющий за родину, все беды ее видящий, но никогда ее не клявший, верный ей патриот.
    Не могу забыть последнюю встречу, месяца за два до его нежданного ухода, в коридоре ПетрГУ (оба преподавали тогда на бывшем ФОПе, ставшем культкафедрой): — А я опять перечитываю твои «Круги», самую мне там близкую 4-ю главу…
    Спасибо «ТВР-панораме»: в своих памятных датах газета (единственная, кажется, кроме «Лицея») вспомнила о дне рождения Виктора Сергеевича. В тот день 2 февраля, дома, болея, выпил маленькую стопку в его память. А официальному Петрозаводску, его культорганам — позор. И совершенно непонятна забывчивость консерватории и филармонии (нынешнему же университету не удивляюсь, увы)…

  • галина

    Даша, вы – молодец! Настоящая дочь своего отца! Огромный поклон Питеру и педагогу русского языка, литературы и истории Кузьме Алексеевичу, организатору в городе на Неве юбилея замечательного русского певца и артиста. Читая Ваш рассказ, многое вспомнила, в том числе и «Отдел социалки» на сайте журнала «Север» при Яне Жемойтелите. В этом отделе в марте 2007 г. появился текст о Викторе Сергеевиче Каликине за подписью «Борис Козлов» (этот персонаж – коллективный автор сайта – был придуман тогдашним модератором сайта, поэтом Александром Ворониным, позже подарившем мне диск с записями сайта). Этот текст, как мне кажется, многое скажет об отношении на местах к национальным талантам, носителям национальной культуры, о чем, собственно, и была моя заметка «В бананово-лиловом Сингапуре мечтают о русской душе». Правда, теперь бы я назвала эту заметку иначе. Просто: «В бананово-лиловом Сингапуре». Без всякой мечты о русской душе.

    ххх
    Карельского поэта имярек наградили орденом Дружбы народов. Мы поздравляем поэта с этой высокой наградой, а главное – с прибавкой к пенсии (сами знаете, какая пенсия у работников культуры). Но тут же у нас возникает вопрос: почему одного достойного награждают за дружбу, а другого, не менее достойного – нет? Поэт крепил дружбу между своими – местными. И это замечательно. Но ведь кому-то надо крепить и общую, международную дружбу. Что и делал народный артист Карелии, заместитель председателя общества русской культуры Виктор Каликин, которому недавно исполнилось 75 лет? Именно Каликин своим неоспоримым талантом на протяжении тридцати лет наводил мосты дружбы между республиками СССР («Не пой, красавица, при мне ты песни Грузии печальной…», «Люблю Украину… Кавказские горы…»), в рамках дней культуры городов-побратимов между Россией и Западом: Финляндия, Германия, Швеция, Дания, Норвегия, Австрия… Все эти страны слышали уникальный бас-баритон Виктора Каликина. Именно его русские песни открывали жителям Западной Европы духовность и красоту русской культуры, находили «тропку» к их сердцам, лучше любой пропаганды агитировали за сотрудничество и дружбу между народами. Сам Великий Свиридов, услышав свой вокальный цикл на стихи Бернса и Есенина в исполнении Каликина, сказал карельским властям: «Не обижайте там Каликина, а то заберу его к себе, такие голоса на дороге не валяются…».
    «Пред родиной вечно в долгу…» пел Виктор Каликин. Этот долг был важной составляющей жизни Виктора Каликина. С ансамблем «Кантеле» он объездил всю Карелию и Россию, выступал не только на больших сценических площадках, но и на самых маленьких сценах. Например, летом 2002 года в Заонежье для жителей окрестных деревень он дал великолепный, двухчасовой концерт русской народной песни, русской былины. Надо ли говорить, что пел Каликин бесплатно, по собственной инициативе. Он, как никто, знал, что «усталый дух врачует песнопенье», а Заонежье – хранительница русского эпоса – одна из самых депрессивных территорий Карелии.
    «Север», газета «Лицей», Петрозаводский госуниверситете, Союз театральных деятелей, Союз писателей РК… были в числе рекомендателей Виктора Каликина на орден Дружбы народов. И каков же был ответ на ходатайство культурной общественности? Вместо ордена Дружбы народов В. С. Каликин словно в насмешку получил нагрудный знак Минобрнауки (так и написано в удостоверении), за подписью даже не министра этой самой обрнауки, а его заместителя.
    Раньше, когда Виктор Сергеевич был помоложе и поздоровее, он брал в руки клюку и, подобно калике перехожему, шел на площади и ярмарки, пел бурлацкие и крестьянские песни, за что народ и полюбил артиста и давно присвоил ему звание народного певца всея Руси. И до сих пор как настоящий русский мужик, Каликин держит удар: несмотря на нездоровье, на свои семьдесят пять старается подкормить свою маленькую семью, состоящую из верного друга жены Иветты (пенсия две тысячи четыреста рублей), библиотечного работника дочери Даши (зарплата немногим больше родительских пенсий), овчарки Казана… А еще есть внуки, их тоже хочется побаловать. Дорогие лекарства. Где ж уложиться в три-четыре тысячи (рублей, разумеется) собственной пенсии. Поэтому по-прежнему на посту Виктор Сергеевич: последние годы работает в Петрозаводском университете, по уникальной, разработанной им методике передает молодой поросли свой певческий и духовный опыт. Не прекращает он и концертную деятельность. Тем более с годами его голос, как коллекционное виноградное вино, только набирает «букет» – букет мудрой силы, духовной мощи, красоты. Не случайно, на бенефисе Виктора Каликина в день его 75-летия, переполненный зал карельской филармонии слушал, стоя, любимого певца – честь, которой редко кто из артистов удостаивается.
    Сведущие в наградных делах люди говорят, что В.С. Каликина «крутанули» на какой-то из наградных комиссий – либо на городской, либо на республиканской. Может, кому-то из начальства показалось, что Каликин не те песни поет. Не про нашу нынешнюю хорошую жизнь, а все больше, как и его друг, народный артиста России Александр Ведерников, про «Эти бедные селенья», да «куплеты Мефистофеля»: «Люди бьются за металл… Сатана там правит бал…».
    Но Виктор Каликин – наш певец, дорогие сограждане. И именно нам судить –достоин он или не достоин.
    Борис Козлов, 19.03. 2007

  • Карелочка

    Действительно, я очень удивлена и огорчена тем, что в Петрозаводске эту дату никак не отметили((( Даже не понимаю, как могли это пропустить… То, что в Питере есть такой неравнодушный и душевный человек как Кузьма Алексеевич-не может не радовать. Очень приятно, что концерт получился таким насыщенным и добрым.