Культура

Реальная демография в карельской деревне

{hsimage|Вячеслав Поляков и Людмила Исакова в сцене из спектакля "Ходари"||||}

Национальный театр Карелии под занавес сезона представил премьеру «Ходари». Фантазию для драматических артистов с оркестром по мотивам произведений Василия Фирсова поставил режиссер Андрей Дежонов.

Главный герой Ходари духовно связан с Веничкой Ерофеевым.

Яркий карельский писатель Василий Фирсов (1951 — 2010) навсегда остался в литературе своими самобытными сказками. «Сказки Васи приносят катарсис. Они освежают мышление и бодрят дух», — писал философ и поэт Юрий Линник. Он же поставил творчество В. Фирсова рядом с классиками абсурдизма Ж.-П. Сартром и Э. Ионеско. «Тотальная бестолковость! Это наш рок?» Как хочется думать, что нет, несмотря на реальности сегодняшней жизни!

Фирсовские сказки, особенно так называемые «заветные» (эротические), так и просятся на сцену или экран. Но для того чтобы поставить сказку на сцене, надо написать пьесу по ее мотивам. За это взялась писатель Яна Жемойтелите, сделавшая талантливую фантазию под названием «Время собирать картошку», где фирсовские мотивы гармонично и сюжетно захватывающе переплетаются с мотивами творчества самой писательницы.

{hsimage|Сцена из спектакля ||||}

Начнем с картошки, которая является одним из любимых символов Я. Жемойтелите. Вспоминается ее роман «Побережье времени», где розовые клубни символизируют слепок с бытия обычных людей внутри государственной машины. А отсюда и отношение к нам, простым обывателям, как к картошке: «Чего их жалеть? В землю закопаешь — на следующий год еще вырастут».

В основе сюжета пьесы — проблема с мужиками, которые если и остались в деревне, то ими или пол моют словно тряпкой, или дрова рубят как колуном. А деток нет и нет. И на картофельном поле рождается только картошка. Крупная, чистая. И голубоглазая. Но не дети.

Вспомним предыдущую пьесу Яны Жемойтелите, поставленную в Национальном театре. В свое время я высказал мнение, что в спектакле «Волчица» литератор Я. Жемойтелите одержала победу над театром. В том смысле, что качество литературного источника (пьесы) оказалось гораздо выше театрального действа. Но эта победа пиррова. В театре всегда должен побеждать театр. Или он должен создавать гармоничный сплав с литературой. В «Волчице» этого, на мой взгляд, не получилось.

Здесь же наоборот. Чудесный сплав всех театральных средств, включая литературу (В. Фирсов, Я. Жемойтелите), создал завлекательное, по-настоящему современное театральное зрелище. И хотя при этом пьесы коснулись некоторые сокращения, дух и смысл ее в спектакле остался.

Мне искренне жаль, что Яна Жемойтелите сняла свое имя как автора пьесы, из которой получился великолепный спектакль. Он воспринимается на едином дыхании и удивляет легкостью и совместимостью, казалось бы, несовместимых вещей, гармоническое сцепление которых и создает очарование действа.

Прежде всего отмечу нежную лирическую «кантельную» музыку Сергея Стангрита и современную космополитичную Александра Леонова и Ольги Гайдамак. Здесь и негритянский бидон-бас, и коми сигудек, и русский баян, и карельский мянкере и т.д. Вдруг Вадим Малинин начинает петь на марийском языке… И мы слушаем с удовольствием.

{hsimage|Александр Куйкка в сцене из спектакля "Ходари"||||}

Чёрт (Александр Куйкка) сказывает нам сказку керетского сказочника Матвея Коргуева «Гибель Чапаева», очевидно, навеянную сценой с картошкой в фильме «Чапаев» (опять картошка!), представляясь нам фольклористом (вот смех-то!), и мы всё это, хотя и с легким недоумением, но с большой радостью воспринимаем. А вот он же, сама дьявольская элегантность, уговаривает главного героя спектакля Ходари наделать множество богопротивных дел.

На пресс-конференции перед спектаклем А. Дежонов говорил о том, что репетиции спектакля перешли в этюдно-импровизационный метод. Режиссер дал возможность актерам импровизировать в рамках понятого содержания. Что-то добавлялось самими актерами. Таков, в частности, «Чапаев». Получилась достаточно вольная импровизация на заданную тему.

Но сама тема осталась. Изящество и легкость импровизационного исполнения спектакля, думаю, вполне извиняют какие-то издержки. Хотя, если честно, к некоторым деталям можно и придраться. Скажем, на сцене стоит нечто чучельное, по монументальности напоминающее статую Свободы. В пьесе это и есть чучело, которое  оживает. А здесь-то что? Да, ладно, не будем придираться.

Главного героя Ходари играет Вячеслав Поляков, костюм которого (футболка и кепка) напоминают нам привычный образ Василия Фирсова. Да  и некоторые танцевальные движения героя помогут нам вспомнить Василия, неплохого и оригинального танцора. Легкостью, цирковой эксцентрикой отмечен герой Вячеслава Полякова. Из остальных персонажей, составляющих прекрасный ансамбль, хочется выделить Ольгу Портретову (Агата, жена Чёрта), достойную своего супруга Вячеслава Полякова мощью сценического темперамента.

Уже после спектакля подумал, что Ходари духовно связан с Веничкой Ерофеевым («Москва — Петушки»). Тот, бедный, никак не может попасть на Красную площадь, а этот, куда ни поедет, проспит свою остановку и проснется на конечной.

Благодаря Ходари детки у героинь родятся. Но не рано ли радоваться? Наш обаятельный герой — горький пьяница. Так что проблемы демографии остаются.

 

Фото Национального театра РК

  • Алекс Псоидов

    Чапаев там от Пелевина, как впрочем и кокс на полу.
    А вот картошка, которая не превозносится и не ищет зла, по моему, должна намекать зрителю еще на одну цитату из недавних гастролей -«любовь-не картошка…»
    И кажется мне, что правы бабы деревенские, из картошки-любви все-таки детки-то появляются

  • Владимир

    На премьере сыровато смотрелись определённые куски, но это наиграется, «мясом» обрастёт, а музыка хороша, определёно хороша!

  • Светлана Филимончик

    замечательные музыканты! и за спектакль душой болели! и улыбались на премьере славно!

  • Наталья Саханова

    Еще раз, уже от имени Национального театра Карелии, хочу отметить важный факт — на премьере (в том числе и 11 мая, когда спектакль смотрел Борис Александрович) Агату играла [b]Тамара Воронова[/b].

  • Н.С.

    Светлана, вообще-то музыка именно Леонова и Гайдамак основная в спектакле. Нехорошо как-то их называть «все остальные музыканты».

  • Светлана Филимончик

    Не знаю – не знаю, лично я Яниному вкусу доверяю, и если на каком-то творческом этапе возникло разномыслие, м.б., лучше было остановиться и внимательно друг друга послушать, но ведь, как всегда – авралы, сроки, нет сил. В итоге, по-моему, некая невнятица в этом славном действе осталась. А вот работа Сергея Стангрита и всех других музыкантов смотрится очень достойно! Чувствуется актерский драйв. И озорство здесь гоголевское, и его «нет уз святее товарищества» прям как выполненный наказ

  • Борис Гущин

    О снятии имени автора пьесы. В подобных ситуациях имя автора остается, но в скобочках пишется — «редакция театра». И всем становится всё понятно: претензии по тексту, если они будут, — к театру.

  • С. Светлана

    Спектакль понравился.Ходари и чёрт- великолепны.Образы очень живые. Сочетание фольклора и современности вносит свою изюминку в спектакль.К сожалению,не понятно,что хотели сказать рассказом о Чапае.

  • полина

    Борис Гущин смотрел 10-го мая, а тогда играла Ольга Портретова, они меняются…)

  • Н. Мешкова

    К сожалению, в программке не были отмечены исполнители. Я узнала Тамару Воронову, а Борис Гущин нет. Уж извините его. Значит, все комплименты, адресованные Ольге Портретовой, относятся к Тамаре Вороновой.

  • Н.П.

    Убейте меня, но не могу понять, зачем к истории Ходари приплетена сказка про Чапая, да еще рассказанная в ерническом тоне? При чем тут Фирсов и при чем тут Коргуев?

  • зритель

    Уважаемый Автор , премьеру, которую Вы смотрели 11 мая, Агату, жену чёрта- играла актриса Тамара Воронова!,а не описанная вами в статье Ольга Портретова.