Главное, Культура

Закон протянутой руки

белонучкин в Тр. опере, 1967

На пригласительном листе Олег Александрович своею рукой подписал:  «Всегда буду помнить Вашу поддержку в трудную минуту…» 


Музыкально-драматический театр Петрозаводска всегда славился плеядой выдающихся актёров, певцов, артистов балета, имена которых были известны далеко за пределами Карелии. Среди них блистал особым  талантом актёр драмы, заслуженный артист  Карелии, лауреат премии Ленинского комсомола Олег Александрович Белонучкин. Один только его персонаж –  Мэкки Нож в «Трёхгрошовой опере» Бертольда Брехта –  чего стоил.

И вот осенью 1986 года я узнаю от своей сестры Наташи Зориной, работавшей в этом театре гримёром, что любимец публики Олег Белонучкин «не прошёл аттестационную комиссию и не включён в состав труппы театра».

Эта новость ошеломила меня и подвигла к активным действиям  по защите актёра. По моей просьбе сестра подготовила список ролей в спектаклях, в которых он был задействован.

А я написал письмо председателю союза театральных деятелей (СТД) РСФСР народному артисту СССР Михаилу Ульянову, в котором изложил суть произошедшего. Работая в то время  выездным врачом станции скорой медицинской помощи Петрозаводска, я собрал под своей фамилией 50 подписей медиков станции, объяснив каждому из них, что произошло.

Через месяц в министерство культуры КАССР пришёл ответ от Михаила Ульянова с просьбой разобраться в инциденте и восстановить актёра в составе труппы театра.

А дальше: нервный звонок министра культуры Олега Стрелкова министру здравоохранения  Дмитрию Исполатову с просьбой представить доктора Божко пред ясные очи Стрелкова. И звонок главного врача ССП  Ф.Г. Козициной мне домой с просьбой прибыть в минкульт.

Стараясь держаться в рамках приличия, министр Стрелков в течение часа пытался слить мне явно притянутый за уши негатив на Белонучкина. А когда понял, что его словоблудие не возымело на меня ровно никакого воздействия, начал угрожать, что у меня будут проблемы с дальнейшей работой в медицине.

Оборвав никакого отношения ко мне не имеющего министра на полуслове, я парировал угрозы, сказав, что он так же далёк от культуры, как я от космоса, и занимает явно не своё место.

С чем согласился и уважаемый мною министр здравоохранения Дмитрий Фёдорович Исполатов, которому я пересказал содержание нашей с министром культуры беседы и хамское поведение последнего.

Актёр Олег Белонучкин был восстановлен в труппе театра.

Так совпало, конечно, но вскоре министр Стрелков ушёл с занимаемой должности. Чему я впрочем ничуть не удивился.

 

А  2 марта 2001 года, уже позабыв о тех «делах давно минувших дней», я получил приглашение от Олега Александровича Белонучкина на его 60-летний юбилейный вечер в театре «Творческая мастерская». На пригласительном листе Олег Александрович своею рукой подписал:  «Всегда буду помнить Вашу поддержку в трудную минуту…»

В программе вечера значилась музыкально-поэтическая композиция «…Закон протянутой руки…».Глубоко символичное название, заставившее вспомнить всю ту нелицеприятную для имиджа стрелковского минкульта эпопею.

Уже в ходе самого юбилейного вечера Олег представил меня гостям, сообщив о значимости для него в тот нелёгкий момент помощи друзей театра. После торжеств, подойдя к нему, я спросил: «Как вы узнали  о нашем письме в СТД России?»

«Очень просто, –  ответил Белонучкин. – Став министром культуры и разбирая архив, я и обнаружил ваше письмо, узнав с удивлением, что и медики скорой помощи Петрозаводска приложили руку к моей защите и восстановлению в труппе театра».

2 марта 2016 года замечательному российскому Актёру Олегу Александровичу Белонучкину исполнилось бы 75 лет. Светлая ему Память….

На снимке: Олег Белонучкин в роли  Мэкки Ножа в «Трёхгрошовой опере» Бертольда Брехта, 1967 год

Фото предоставлено театром «Творческая мастерская»