Главное, Культура

Это сладкое слово – свобода!

завтра

К 75-летию Олега Белонучкина и 25-летию «Лицея»

Впервые на нашем сайте весь день посвящен одному человеку. Юбилей – хороший повод вспомнить об Олеге Александровиче Белонучкине, вклад которого в культуру Карелии до сих пор не оценен. В 1990 году, когда повеяло свободой, он был избран министром культуры республики. Всего четыре года возглавлял Белонучкин министерство культуры, а сколько  сделал!

Благодаря ему были спасены несколько учреждений культуры, симфонический оркестр, оркестр русских народных инструментов, получил официальный статус театр «Творческая мастерская». Олег Александрович поддержал и наш «Лицей», который мог сгинуть в пучине 90-х. И это далеко не всё, что он сделал.

 

…Когда осенью 1992 года я решилась пойти с просьбой о помощи к министру культуры, лично знакома с Белонучкиным не была. Волновалась сильно, но иного пути не было – если «Лицей» не поддержит финансово министерство культуры, газета закроется.

К тому времени она год выходила в статусе педагогического вестника. Нашей команде гуманитариев было тесно в этих рамках, хотелось большего – делать газету с публикациями не только об образовании, но и о культуре, литературе, истории, семье. Вопреки моим опасениям создатель «Лицея», выдающийся педагог Исаак Самойлович Фрадков, которому я изложила наши планы, полностью их поддержал. Меценатов найти нам не удалось, оставалось обратиться в профильные министерства – культуры и просвещения. Фрадков договорился о частичном финансировании расходов по изданию газеты с министерством просвещения, оставалось найти понимание в минкультуры, куда пошла я.

 

Небольшая предыстория этого визита. За семь лет до этого в популярном тогда «Комсомольце» был опубликован материал «Аншлаг вне репертуара». С коллегой, журналистом радио, мы писали об актерах, покинувших не по своей воле Русский театр драмы. В Доме актера они поставили спектакль «Завтра была война» по повести Бориса Васильева, сразу полюбившийся молодежи, которая на него  буквально ломилась. Спектакль был без режиссерских изысков, но играли его актеры вдохновенно, раскованно. (см фото) И это очень резонировало со временем, в котором уже пафос  воспринимался как архаика и веяло свободой.

За ту публикацию мне прилетело откуда не ждала. С жалобой в обком партии пришел известный артист. Он на полном серьезе уверял, что создатели спектакля «Завтра была война» подкупили (!) авторов публикации и что ничего хорошего в этом спектакле быть не может, так как эти актеры ни на что не способны. Имя и профессионально поставленный голос мэтра не произвели, однако,  впечатления: обком партии отправил его к главному редактору «Комсомольца» Анне Кузнецовой. Анна Павловна иронически пересказала мне гневный монолог.

Думала ли я, что наша публикация о молодом театре «Творческая мастерская», как назвали себя актеры-энтузиасты, наряду с другими хранится у Олега Белонучкина  в заветной папочке? Он ведь был одним из тех актеров, которые создавали новый театр.

Олег Александрович встретил меня очень радушно. Когда я начала рассказывать о наших проблемах, сразу открыл толстый ежедневник и стал делать записи. Быстро выяснилось, что я автор публикации «Аншлаг вне репертуара», и Олег Александрович достал из папки  газетную вырезку. Воспоминания его взволновали, глаза загорелись.  Далека от мысли, что благодаря той заметке Белонучкин решил помочь «Лицею», но это помогло установить контакт. Главное, мне было что предъявить Олегу Александровичу – все-таки газета выходила регулярно , при том что множество других изданий ушли в небытие.

Тогда было время, когда культура в СМИ Карелии пребывала в забвении, в повестке дня были политические разборки, криминальные истории, рассказы о маргинальных персонажах. Именно это «пипл хавает» и за это платит, считалось в редакциях. Будто не заполняла публика театры, концерты, вернисажи! Человек умный и дальновидный,  Олег Александрович понимал необходимость специализированного издания по культуре и решил поддержать «Лицей».

В январе 1993 года вышел первый номер газеты, под логотипом было начертано: «Культура. Образование. Семья». Газету доставили в оба министерства, я занесла номер с публикацией его воспоминаний народному артисту Юрию Сергеевичу Гришмановскому. Вдруг он звонит мне:

– Вы что наделали?

– Что такое?

– Вы же критикуете спектакль «Мой Пушкин» в «Творческой мастерской»!

– Ну и что?

– Так ведь его поставила Елена Бычкова, жена Белонучкина! Не будет он теперь вам помогать…

Я  расстроилась. Ольга Журина написала прекрасную рецензию, но вот о последствиях я, начинающий редактор, действительно не подумала. Сижу в растерянности. Новый звонок. Белонучкин! Своим красивым баритоном Олег Александрович… поздравляет меня с выходом обновленного «Лицея», говорит, как ему приятно видеть, что первым стоит слово «Культура», что публикуются актерские мемуары (и это при том, что Юрий Сергеевич Гришмановский играл в театре, откуда Олег Александрович был уволен!). Спрашиваю:

– Вам, правда, понравился номер? Мы же критикуем «Мой Пушкин»…

– Но ведь доказательно критикуете! – спокойно отвечает Белонучкин.

За свою долгую журналистскую жизнь могу на пальцах одной руки привести примеры столь же мудрого понимания миссии журналистики. Конечно, такая реакция нас окрылила.

Год «Лицей» выходил в обновленном виде. Реакция читателей была замечательной. Белонучкин ни  разу никаких указаний не давал, при встречах всегда хвалил «Лицей». Однако сложностей хватало: со стороны министерства просвещения деньги поступали с перебоями. Ясно стало, что мы им абсолютно не нужны. Пошла к Белонучкину за советом. И тогда он, созвав финансистов министерства, нашел такой выход: минкульт станет учредителем «Лицея» и полностью возьмет на себя содержание газеты. Но для этого необходимо было получить разрешение минфина, потому что прецедентов не было, непонятно, по какой статье бюджетного кодекса минкульт мог финансировать СМИ.

У заместителя министра финансов созвали совещание. И я стала свидетелем блистательного спектакля, разыгранного Олегом Александровичем в кабинете чиновницы. Своим мягким бархатным голосом он впечатляюще расписал успехи «Лицея», привел благожелательные отзывы известных людей о газете –  всё бесполезно! «Это невозможно!» – только и повторяла замминистра. Олег Александрович приводил все новые доводы в пользу «Лицея». Пыталась и я что-то вставить, но своей прямотой только напортила  – Олег Александрович выразительно сверкнул на меня глазами, и я поняла: мне лучше помолчать. Наконец замминистра сдалась: оказывается, в бюджетном кодексе есть статья 19, относящаяся к «другим организациям» – вот сюда и можно отнести «Лицей».

Так «Лицей» обрел стабильность, правда, ненадолго. После ухода Олега Александровича отношение к газете в минкульте изменилось, стало снисходительным, что ли. Несколько раз «Лицей» был на грани закрытия, что неудивительно: мы не славословили министров, не расписывали, какие они замечательные руководители. Кстати,  у Олега Александровича Белонучкина в бытность его министром я даже интервью ни разу не взяла! Ему не нужно было, чтобы про него писали, ему было достаточно, что «Лицей» освещает культурную жизнь республики. И еще он был внутренне свободным человеком, ему никому ничего доказывать было не нужно.

Перестав быть министром, Олег Александрович, по-моему, нисколько не переживал, в отличие от других чиновников, для которых потеря портфеля была крахом всей жизни. Он готовил чтецкие программы на радио, вел концерты, потом вернулся в «Творческую мастерскую».

Я очень люблю театр – как зритель, а не критик, многое повидала в своей жизни. Одним из самых больших художественных потрясений стал для меня спектакль «Бесы» в «Творческой мастерской» и роль Олега Белонучкина в нем. Он был большой актер, конечно. Готовя эту публикацию, искала фотографию с ним из «Бесов». Увы, не нашла.

В декабре 2001-го мы пригласили Олега Александровича на 10-летие «Лицея», которое отмечали с нашими авторами и друзьями в Доме актера. Он прекрасно прочитал Пушкина – и убежал в театр. Оказывается, в этот вечер шли «Бесы».

 

В этом году, в декабре, наш «Лицей» будет отмечать 25-летие. Есть несколько человек, благодаря которым нам удалось выжить в безумные 90-е и коварные 2000-е:  один из них – Олег Александрович Белонучкин.

С 2011 года, после закрытия печатного «Лицея», мы  полностью ушли в Интернет, освободившись наконец от удушающих объятий власти, став интернет-журналом «Лицей» и почувствовав спустя много лет, какое это сладкое слово – свобода!

На снимке вверху: Олег Белонучкин (слева) в спектакле «Завтра была война»

Фото предоставлено театром «Творческая мастерская»

 

 

  • Leika

    Какой чудесный снимок! .. И все такие молодые…

  • Вера

    А мне посчастливилось встретиться на улице в новогодний вечер в конце 70-х. Мы с детьми стояли на остановке на Луначарского. Мимо проходили Олег Белонучкин с женой и друзьями в сторону пл. Кирова. Мой сын громко поздравил всех с Новым годом. Олег взял его под мышки, подкинул в воздух:»С Новым годом, малыш!» Малышу сейчас 43 года. Память об артисте всегда с нами! Помню его с первых ролей !

  • Леонид Вертель

    Увы, с Олегом Александровичем так и не удалось встретиться, хотя по телефону мы разговаривали и даже собирались вместе поохотиться. Это было время, когда он читал на радио мои рассказы.
    Как же он блистательно это делал! Помню, я сказал ему, что автор может писать любую ерунду, надо лишь, чтобы читал он.
    И еще подумалось, будь моя воля, я бы освободил такого артиста от всех работ и обязанностей. Установил бы самую высокую зарплату и попросил бы его только читать на радио. Для всех нас, особенно для детей.