Культура

Лекарство от осенней депрессии

Дмитрий Булгаков

Дмитрий Булгаков
Концерт «Поколение звезд» в Карельской филармонии доставил удовольствие и консерваторам, и апологетам современной музыки.

Прекрасное лекарство в борьбе с осенней меланхолией – музыка. Концертные площадки Петрозаводска предлагают меломанам богатый выбор музыкально-развлекательных программ. Новый сезон открывает и Карельская государственная филармония, удивляя своих постоянных посетителей новыми проектами и сохраняя при этом традиционные. Один из них  – международный фестиваль камерных искусств «Осенняя лира», проводится уже в двадцать четвертый раз (!). Нас ожидают выступления исландской фолк-группы «Árstíðir», пианистов Рувима Островского и Алена Планеса, «Нового русского квартета» и других музыкантов.  Открыл фестиваль 24 сентября проект Бориса Андрианова «Поколение звезд». Директор филармонии Ирина Устинова, выступившая с приветственным словом, обратила внимание аудитории на символический смысл числовых комбинаций – 24 фестиваль, 24 сентября и 24 музыканта 

 

Когда я увидела  программу этого концерта, у меня от восторга загорелись глаза: сколько удивительно разной, непохожей, но сильной и качественной музыки! От  Телемана до Пьяццоллы, от Шостаковича до Пуленка, от Брамса до Курбатова. Программа может доставить удовольствие всем: и консерваторам любителям приятного, мелодичного звучания, и экстремалам апологетам современной музыки. А вспомнив, что  исполнят музыку восходящие звезды отечественной школы, молодые, красивые и успешные музыканты, окончившими лучшие вузы страны (что гарантирует качество исполнения на 100 процентов), откровенно теряешь голову. От таких концертов ожидаешь только открытий и приятного постсостояния.

Пять молодых и успешных музыкантов объединились по инициативе виолончелиста Бориса Андрианова. С этим музыкантом петрозаводская публика хорошо знакома и точно знает: на его концерты надо бежать сломя голову. Такой экспрессии исполнения услышишь не от каждого виолончелиста – его звук словно бурная стихия, порывистый и своевольный. Компанию Борису Андрианову составили его друзья: Вадим Холоденко (фортепиано), Дмитрий Булгаков (гобой), Александр Митинский (альт) и Алина Масленникова (скрипка). Каждый из них – лауреат  нескольких международных (или «межгалактических», как назвал их Борис) конкурсов, автор не одного музыкального проекта в России и за рубежом.

…Посетителей филармонии пока немного. До концерта остается десять минут. Кто-то покупает программки, кто-то пристально рассматривает фотовыставку или ведет неторопливую беседу. Несколько музыкантов дают интервью местному телевидению. Холл постепенно заполняется.

Ничто не может испортить трепетного ожидания. Даже постоянная необходимость кому-то приподниматься, а кому-то протискиваться между креслами – уж очень мало там места. Зал наполовину полон (для оптимистов), наполовину пуст (для пессимистов). Но это, как оказалось, организаторов и музыкантов вполне устраивает, ведь фестивалю камерных искусств вполне соответствует и «камерное» количество слушателей.

Поначалу меня постигло разочарование. Полупустой зал. Звук теплый, но тускловатый. «Трио» Георга Филиппа Телемана для гобоя, альта и фортепиано было единственным в программе сочинением из восемнадцатого века. Не могу сказать, что оно произвело блестящее впечатление. Старинная музыка требует особого, трепетного и преданного ей отношения. В наш век, когда расцветает практика аутентичного исполнительства, группы «фанатиков» своего дела могут позволить себе добиваться великолепного звучания в манере прошлых эпох. Вадим Холоденко, Александр Митинский и Дмитрий Булгаков сыграли просто, но со вкусом. Однако только гобою Булгакова удалось сотворить нечто необыкновенное, хотелось верить, что благодаря этому звуку тонкая нить связывает нас с прошлыми столетиями.

Вадим Холоденко
Следующее же сочинение вызвало совершенно иные ощущения. От «Весенней сонаты» Людвига ван Бетховена в исполнении Алины Масленниковой (скрипка) и Вадима Холоденко (фортепиано) пахнуло волной свежести и легкости. Хрупкий, кристальный звук скрипки выписывал мелодию, словно траекторию полета маленькой порывистой птички, а глубокий тон фортепиано поддерживал ее как на воздушной подушке. Потоки воздуха переносились и кружились в своем танце, приглашая нас пройти тур вальса уже под музыку Фредерика Шопена. Два вальса, исполненные Вадимом Холоденко, были блестящи с технической точки зрения, и казалось – пианист поставил себе цель набрать максимально возможную скорость в пассажах. У подобного рода виртуозного стиля есть как сторонники, так и противники – каким бы скептическим ни было мое отношение, выступление Холоденко выглядело очень эффектно.

Но когда на альте заиграл Александр Митинский, я впервые за время концерта поняла, что такое мурашки… Можно забыться, закрыть глаза и унестись куда-нибудь далеко во Францию, где сочинял за роялем свой «Медленный вальс» Клод Дебюсси или в Вену, где у распахнутого окна творил Иоганнес Брамс… На сцене статная фигура Митинского с альтом словно единое целое,  воплощение идеального образа музыканта. Все подчинено одному порыву, а движения точны и плавны, сильны и мягки. Становится понятна вся прелесть камерного музицирования – это словно нежный шепот двух влюбленных или теплая доверительная музыкальная беседа.

Борис Андрианов объявляет следующий номер: «Прелюдия для левой руки» Алексея Курбатова. И уточняет, что это незапланированный в программе сюрприз, который готов нам преподнести Вадим Холоденко. За спиной я слышу саркастичный комментарий: «А что, одной рукой и я бы сумел!» Но произошедшее далее заставило все ухмылки исчезнуть. Это даже сложно описать: шесть минут музыки стали откровением, катарсисом. Успех музыки современного отечественного автора – вещь весьма редкая. И отрадно, что это случилось на сцене Карельской филармонии. Заслуга принадлежит, конечно, уникальной музыкальности Вадима Холоденко, созданию им невероятных звуковых материй, которые можно сравнить с графическими: точки и линии, воздушные купола и изящные орнаменты.

Завершили концерт зажигательные «Румынские танцы» Белы Бартока в блистательном исполнении дуэта Алины Масленниковой и Вадима Холоденко, а также исполненный на бис всем составом музыкантов «Гобой Габриэля» Эннио Морриконе из кинофильма «Миссия». Это было удивительно радостно, почувствовать то, что я ценю больше всего по окончании концерта, – ощущение светлой грусти от расставания.

Филармонический мир – другой мир, особенный. Как дворцовый, со своим тонким этикетом, ненавязчивыми правилами. С общей радостной возможностью делиться вместе пережитыми ощущениями. Многие филармонические стереотипы сегодня не срабатывают, потому что на сцене выступают красивые молодые люди, активные и профессионально успешные. Ну а если вам все еще кажется, что филармонический концерт – это скучно, понаблюдайте над мимикой музыкантов во время исполнения и вы останетесь довольны. 

Хочется сказать напоследок: когда вы услышите об очередном концерте, постарайтесь не допустить, чтобы он прошел мимо.

  • Евгения

    Спасибо, Ольга! Просто совпадение)

  • Ольга

    Очень хороший материал! Заинтересовал «символический смысл числовых комбинаций – 24 фестиваль, 24 сентября и 24 музыканта» — хотелось бы понять, в чём именно тут «фишка», просто в совпадении или в чём-то более значительном?