Вернисаж с Ириной Ларионовой, Культура

Чай с финиками у Бориса Акбулатова

Борис Акбулатов. Фото Ирины Ларионовой

Борис Акбулатов стал следующим после Владимира Горохова героем нашей рубрики «В мастерской у художника».

В мастерской у Бориса Акбулатова я не  была  лет 15, даже подзабыла, где она находится. В обычном доме по улице Ригачина, на шестом этаже, по соседству с мастерской Дмитрия Поленкова.

За окном серый индустриальный пейзаж. Борис вспоминает год, прожитый в Курской области.

– Только там я понял,  насколько тяжело художнику  в Карелии. Там же совсем другой климат! – вспоминая, Борис Равильевич оживляется. – Я  удивился, какой там свет! Солнце другое.  Тени прочитываются и выглядят совсем иначе. Тепло, писать можно до ноября включительно. Правда, кругом степи, почти нет озер… Помню, приехал в одно красивое место, только расположился, достал этюдник. Вдруг мерседес едет, из него выскакивает парень: «А я ведь тоже художник! У меня и этюдник в машине».  – «Становись рядом!» –  «Нет, не могу. У меня дела…» Грустно так говорит…

Вспоминаю персональную выставку Бориса Акбулатова, которую он устроил, вернувшись из Курской области. Помню, удивил многих целой серией живописных полотен о деревенской жизни – все  больше знают Бориса как графика.  А он и по сей день живопись любит даже больше, чем графику, хотя еще в молодости осознанно выбрал полиграфический институт, предпочтя его академии.

– А деревня Фоймогуба, где у вас дом, не вдохновляет?

– Как же… Вот мои зарисовки. Утром выскакиваю из дома и вместо зарядки обычно пишу, – Борис показывает фоймогубские этюды и продолжает: – Там ведь физически работать надо. Для крестьянина художник, если он не покажет, на что  способен, не человек, мусор. Да и без забот в деревне не проживешь: и воду принести надо, и дрова наколоть, и забор починить, и траву покосить.

В мастерской у Бориса Акбулатова

В мастерской у Бориса Акбулатова

Борис показывает макет своей  новой книжечки «Художник в Заонежье». Купив в Заонежье десять лет назад дом, он серьезно изучает этот край. Читает  исторические книги, исследует местность,  объездил  весь Медвежьегорский район, выпустил карту Заонежья, макеты открыток.  К сожалению,  затраты  слишком велики.

В мастерской у Бориса Акбулатова

В мастерской увидела большое полотно с деревенской сценкой. Борис рассказывает о Клавдии и Викторе, которые зимуют в одной из деревень одни.  Он еле, с помощью трактора, до них добрался. Глядя на эту картину,  вспоминаешь эпизод из книги живущего в Заонежье польского писателя Мариуша Вилька «Дом над Онего», где он рассказывает о супружеской паре, отрезанной от мира, живущей без света, радио и телевизора. Целыми днями они спорят. Каков же предмет их спора? Например, такой: а была ли жизнь на Марсе? Кстати, в своей книге  Мариуш Вильк описывает многих своих гостей, несколько страниц посвятил  Борису Акбулатову.

В мастерской у Бориса Акбулатова

Обсуждаем с Борисом республиканскую выставку «Онежская палитра».

– А я не согласен с вами, что портрет священника у  Чекмасова не получился глубоким, – не соглашается со мной Борис.   – Он пишет в своем стиле, у него  прекрасная школа.  Чекмасов ведь не святого писал, а человека, который вчера, может,  инженером был. А поза, в которой священник изображен, возможно, молитвенная. Иногда, конечно, бывает так, что художник задумывает одно, а получается  совсем другое… – размышляет Борис.

Продолжая разговор о выставках, он говорит, что современным художникам в Петрозаводске нужна галерея или выставочный зал, где они могли  бы показывать свои работы не только один раз в год на республиканской выставке. В городе нет хороших современных залов, в этом я с Борисом согласна.

Оглядываюсь по сторонам. Чучело чайки, бутылка от вина и муляжи-фрукты для натюрморта, рулоны бумаги, красивая папка… В уголке мастерской стоит на полке трогательный портрет дочери художника, рядом шишки, привезенные  ею отцу  из разных стран мира, милые сердцу вещицы.

В мастерской у Бориса Акбулатова

В мастерской у Бориса Акбулатова

В мастерской у Бориса Акбулатова

В мастерской у Бориса Акбулатова

Мы пьем чай с финиками. Уже обеденное время, мне пора уходить. Борис остается в мастерской трудиться, а за окном по-прежнему серо…

Борис Акбулатов в мастерской

Фото Ирины Ларионовой

 

  • Любовь

    А я хочу сказать, что Борис в деревне Фоймогуба снискал УВАЖЕНИЕ МУЖИКОВ. А это , ох как не просто! Там чужими, хоть 20 лет проживи, всю жизнь считать могут. А его приняли, и слова плохого о нем никто ни разу не сказал. «Для крестьянина художник, если он не покажет, на что способен, не человек, мусор». Так вот, Боря показал, что он может и умеет многое. А самое главное, умеет найти общий язык с простыми непростыми людьми.

  • Ольга

    Спасибо огромное Борису Акбулатову за то, с какой теплотой он отзывается о курском крае: «Я удивился, какой там свет! Солнце другое». Боже, как хочется домой — в Курск.

  • ДГ

    Добрый рассказ про доброго и интересного человека. Спасибо.