Культура

Без деревни нам никак нельзя

Фото на память после репетиции

Проект «Активное поколение»

За окном  коткозерского дома культуры мороз, правда,  не такой крепкий, каким он был весной 45-го, и все же…

 
 

Почему щемит сердце

 

Сцена из спектакля «Живи и помни»

На холодной сцене идет генеральная репетиция по повести Валентина Распутина  «Живи и помни». Светят софиты. Скромный реквизит. Вот на сцене появляются главные герои: в выцветшей гимнастерке Андрей, самовольно вернувшийся в деревню перед самой победой,  и его жена Настёна. На сцене артисты без почетных и заслуженных званий, многие из них вообще  впервые вышли на сцену. Это всего лишь артисты театральной  студии, обычные жители села Коткозера. Но почему от их безыскусных диалогов так щемит сердце и почему слезы сами собой застилают глаза? 

Я задаю себе этот вопрос снова и снова, возвращаясь из командировки в Коткозеро. Эффект разорвавшейся бомбы для меня этот спектакль, поставленный на деревенской  сцене Ириной Павловной Поповой, петрозаводчанкой, приехавшей  село  после училища культуры  и вот уже тридцать лет работающей в местном доме культуры.

Ирина Попова, руководитель студии «Лира»

Когда-то это был зверосовхоз-миллионер, где выращивали дорогостоящих норку и песца. Тогда, в советское время, построили школу, больницу, здание которой сейчас выставлено на продажу, и этот прекрасный дом культуры, нуждающийся в хорошем ремонте, что видно невооруженным глазом. 

Именно здесь, в замечательном когда-то, но обветшавшем зале на 200 (!!!) мест  собираются коткозерцы на самые главные сельские торжества и праздники. Были времена, когда  стоило только директору  Дома культуры Людмиле Николаевне Пименовой (а она работает здесь уже 32 года) заикнуться председателю зверосовхоза о своих нуждах, как они тут же выполнялись. Нужны новые костюмы для хора? Пожалуйста! Автобус для поездки в Петрозаводск на  какой-нибудь фестиваль – нет проблем!

 Ирина Попова и директор ДК Людмила Пименова

Другие времена

 

Теперь наступили другие времена. Может, потому спектакль так и зацепил, что  несмотря на то что война с врагом давно позади, да только слишком впечатляет эта страшная разруха, будто на нашей территории продолжаются военные действия. Только люди гибнут не от бомб, а от водки и наркотиков.

Деревни исчезают не от снарядов, а от неумелой политики, направленной против собственных сел и деревень.  Некий господин на просторах интернета цинично написал: «Да, живут люди в деревне, довольствуются малым, копошатся в дерьме, ничего от власти не требуют и голосуют, за кого скажут. Умерла деревня. А может и слава Богу?»

Им, циникам, невдомек, что на селе  есть много людей, кто болеет за свою малую родину душой и сердцем. Эти энтузиасты буквально  цепляются за соломинку. 

Среди них такие, как Алексей Захарович Андрейко, председатель КРОО «Живая деревня», который  многие годы работал директором коткозерской школы. Как председатель этой общественной организации он немало делает, чтобы восполнить отсутствие государственной поддержки, так необходимой сейчас на селе. В Олонецком районе эта организация ведет компьютерный ликбез, возрождает забытые традиционные ремесла, устраивает кулинарные курсы.

И вот новая инициатива – на базе театрального кружка в Доме культуры создали настоящую театральную студию с помощью благотворительного фонда «Ладога». В доме культуры работают всего два человека, включая директора (аккомпаниатор, хореограф и руководитель вокальной  группы были сокращены за неимением средств). Зарплата культработников –  7 и 6 тысяч соответственно.

 

«Для нас театр –  большое дело!»

 

–  Я мечтала поставить этот спектакль еще 30 лет назад, – рассказывает Ирина Попова. – Сначала думала, что не актуальный спектакль, да и мужчин, где их взять?  А потом все же решилась. В кружке первоначально было всего пятеро, и вот теперь нас 15, включая пятерых мужчин! Один из них ездит на все репетиции из Олонца,  а это сорок километров, где работает. Трое  из них раньше на сцену никогда не выходили. Одного пришлось заменить –  уехал на работу в Москву. А кроме этого у нас есть те, кто просто  помогает нам. Записывают музыку, ставят свет, занимаются  оформлением сцены. 

В доме культуры нет даже компьютера, и люди готовы помочь с радостью, от души, используя все свои личные возможности и таланты. 

–  У нас практически нет никакого финансирования, –  сетует директор дома культуры, –  лишь благодаря проекту мы закупили прожекторы для освещения сцены, два микрофона, для декораций закупили ткань – все это нам пригодится для других наших будущих концертов и постановок.

Театралы обратились в Олонецкий музей, чтобы найти для спектакля недостающие костюмы и вдруг такая удача – оказалось, что в Олонце живет их земляк Александр Федоров, родом из соседней  деревушки Утозеро, который и снабдил  театр гимнастерками да  пилотками.  Бегали по деревне, собирая валенки, платки да фуфайки, было это  сделать не так уж и легко, слава Богу, теперь эта обычная для деревни форма одежды ушла в небытие. 

Раздобыли еще одни валенки

Перед репетицией

Спектакль планировали показать 22 февраля, прямо перед праздником, но его пришлось перенести из-за карантина по гриппу. Жители уже начали беспокоиться: «Почему нет объявления о спектакле? В чем дело?» Село ждет. Артисты, состоящие в основном из местной интеллигенции,  –  учителя, медицинские работники, библиотекарь, сокращенные культработники, воспитатель, пенсионеры –  ужасно волнуются. Предстать в  спектакле в качестве артистов перед своими односельчанами  не так-то просто! Здесь все друг друга знают, все друг другу родственники, соседи или знакомые.

…Репетиция окончена. Беседую с артистами.

–  Трудно ли выучить такую непростую роль? – спрашиваю у  исполнителя главной роли  Михаила Дмитриевича Колыбина, который работает в МЧС водителем пожарного автомобиля, многодетного отца и дедушки. – А я сажаю младшую дочь рядом, она читает за Настену, а я свой текст произношу. Так и выучил. 

Настёну играет Светлана Ильина, она работает в школе воспитателем. После репетиции у нее на щеках рдеет пунцовый румянец:

Михаил Колыбин в роли Андрея Гуськова и Светлана Ильина в роли Настёны

–  Для нас театр –  большое дело! Он дает нам возможность бесценного общения. Мы надеемся, что на него придут наши односельчане и, конечно, молодежь!

Юрий Сорокин, Сергей Бомбин и Иван Репин

Юрий Николаевич Сорокин, пенсионер, когда-то работал в совхозе инженером-механиком, играет роль Максима, вернувшегося с фронта. Рассказывает, что попал в спектакль как кур во щип: дал согласие, не подумав, а потом  куда денешься? Нельзя Ирину Павловну подвести, да и втянулся.

Иван Репин в роли уполномоченного

Иван Репин, самый молодой участник действа, ему всего 26 лет. Работает в местной котельной, есть семья, жена и ребенок. Еще в школе занимался в школьном театральном кружке и теперь вот, вполне уверенно ведет роль уполномоченного.

–  Чем тут народу заниматься?! – восклицает Иван. – Многие спились. Работы нет.  Досуга нет. Театр – это  возможность  проявить свои таланты!

Сергей Павлович Бомбин, в прошлом учитель химии, биологии и ОБЖ,  играет Михеича, отца дезертира. В отличие от некоторых со сценой был связан и раньше, до 36 лет играл в вокально-инструментальном ансамбле. 

Мужчины, должна вам сказать, как на подбор! Самобытные, талантливые!

– Первоначально  мы были ошарашены, когда Ирина Павловна предложила нам военную тему, – делятся впечатлениями  артистки после репетиции. –  Это такая сложная пьеса, такой серьезный  материал,  мы сомневались в том, что справимся. Хотели играть что-нибудь легкое, какую-нибудь комедию.

Ирина Попова убедила, что  они смогут. И  у них получилось!

 

Нам не дано предугадать

 

На обратном пути  мысли мои все время возвращались в тот сельский клуб, где на сцене   играли не модного сегодня Распутина. Было жаль, что мы видели только репетицию, пусть и генеральную. Как хотелось бы увидеть этот зал полным, заглянуть в глаза девчонок и мальчишек, их отцов и матерей, бабушек и дедушек. Уверена, эта удивительная постановка не оставит их равнодушными, потому что людей по-прежнему волнуют вечные  вопросы о жизни и смерти, о том, что такое родина и предательство, любовь, верность и совесть. Спектакль объединил около тридцати людей. Не так уж и много по большому счету. Но если на спектакль придет двести человек, столько, сколько вмещает зал, то получится, что каждый четвертый в селе  так или иначе окажется  в поле влияния  этих  вечных вопросов.

Потом будут еще гастроли – в Верхний Олонец и еще куда-нибудь. И как сказал поэт,  «нам не дано предугадать, как наше слово отзовется…».  Хочется верить, что оно  отзовется в сердцах тех, кто придет на эти спектакли. Не перестаю удивляться чуткой дальновидности тех представителей благотворительного фонда, которые сочли нужным поддержать именно этот проект. Ведь, по словам писателя Валентина Распутина, «в пору мирового кризиса, прежде всего крестьянину помогать надо. Много без чего можно обойтись – но без хлеба, молока, всего остального, что производит деревня, – без этого не обойдемся. Без родной деревни-кормилицы нам никак нельзя».

 

Фото автора

 Получайте подарочные сертификаты на все, что пожелаете. Поверьте, у нас их огромное количество, а самое главное — они всегда пригодятся!

 

 

  • Ирина Воскресенская

    Я присутствовала на этой репетиции! Слёзы лились из глаз!!! До чего задело! Михаил Дмитриевич Колыбин- АКТЁР!!! Спасибо всей труппе, за ошеломлённые чувства в душе, за пережитые эмоции… Очень жаль, что не буду присутствовать на премьере!Ирина Павловна- так держать!

  • Скобелев Олег

    Я бы сказал «от умелой политики, направленной против своих сёл и деревень». Ну не бывает столько неумения и так долго. Хотели бы — уж давно научились бы. Это — умение. И, как все труды, оплаченное.

  • Валентина Акуленко

    Ирина — молодец! Давно не читала ничего подобного. Сейчас всё больше размышляют и рассуждают в городских квартирах, после спектаклей и митингов, других событий, что тоже, конечно, интересно, важно и нужно. А вы вот отправились в село … Трогательный и грустный сюжет … Спасибо вам!

  • Анна Сергеевна

    Ирина, спасибо за прекрасный текст о селе и его людях! Аж сердце защемило- так захотелось оказаться там, поддержать их перед выходом на сцену! Ну сколько можно унижать деревню?! Она ведь все равно подымается с колен! Молодцы коткозерцы!