Культура

Три медведя, или Goldilocks and the Three Bears

Новые «Три медведя» – заново переосмысленная  кукольная история о  Маше, буквально взорвавшей мирный медвежий быт.

В Театре кукол  РК вспомнили, что у  известной сказки Льва Толстого «Три медведя» английские корни (и называлась она, между прочим, «Златовласка и Три медведя» – «Goldilocks and the Three Bears») и поставили историю о разнице менталитетов – русского и британского.

Конечно же,  спектакль  адресован самым маленьким зрителям от трех лет. Но  и взрослые, которые приведут детей в театр, обнаружат, что до боли  знакомые сюжеты обладают свойством  продуцировать новые смыслы и неожиданную стилистику. Эта особенность сделала детскую постановку любопытной для взрослых зрителей и, кроме того, позволила актерам с особенным драйвом выходить на сцену.  Что полно неожиданных открытий, то и играть интересно.

Театр давненько не ставил классических ширмовых спектаклей с тростевыми куклами и при этом полным отсутствием «живого» актера на сцене. Таких «образцовских» спектаклей в принципе сегодня  в России ставят все меньше. Классику, возведенную в эталон основателем  советского театра кукол Сергеем Образцовым, потихоньку сменяют модернистские, авангардные театральные приемы.

Новые «Три медведя» – классика только формально. По сути,  это заново переосмысленная  кукольная история о  Маше, буквально взорвавшей мирный медвежий быт.

Эта постановка заставила попотеть всех. И художника Марину Зленко, создавшую два разных, но очень симпатичных мира – русского хуторка и английского аристократического дома. И новоиспеченного режиссера и по совместительству одного из ведущих актеров театра Дмитрия Будникова, который  уже мощно  продемонстрировал свои таланты постановщика в новогоднюю кампанию. И  актрису театра Наталью Васильеву, дебютировавшую в этом спектакле в качестве инсценировщика, то есть написавшую оригинальную пьесу по всем известной сказке.  И занятых в спектакле актеров – некоторым из них  пришлось вспоминать (а кому-то и осваивать)  систему вождения тростевых кукол за ширмой.

Маша в спектакле –  рыжая бестия, обладающая ядерной артистической энергией. Любительница музыки и громкого пения, не расстающаяся с балалайкой. Выросший  в деревне, на свежем воздухе в окружении милых домашних животных (кошки, свиньи, козы – обратите внимание на сельский антураж спектакля!), этот ребенок не знает удержу в проявлениях своего темперамента.

По дороге к домику медведей Маша  встречается еще с несколькими персонажами, на фоне которых эта цельная, необработанная цивилизацией и воспитанием натура выглядит еще более неуправляемой. Но и трудолюбивому  домовитому Ежику, и вегетарианцу и спортсмену Волку далеко до образцово-показательной медвежьей семьи.

Медведи в спектакле  –  существа просто патологически воспитанные и сдержанные.

Аристократический быт  воссоздан художником подробно и с любовью: шелковые обои в цветочек, вольтеровское кресло, старинные настенные часы, шпага над кроватью, напоминающая, видимо, о былых подвигах главы семейства… Вот в эту стерильную обстановку Маша и  внесет долю здорового хаоса. Страшно подумать, что от всего этого останется после вторжения  безудержной селянки.

Столкновение  двух  менталитетов приводит не к конфликту, как мог бы ожидать зритель, а к неожиданному взаимообогащению всех персонажей. Ведь Маше явно не хватает  умения держать себя в руках, а медведи уж больно чопорные и холодные. Великодушие и доброта неожиданно сделают участников потенциального конфликта  друзьями.

Трудно сказать,  подействуют ли  на малышей педагогические  лобовые смыслы, заложенные и в самой сказке, и в спектакле  – мол, нужно быть воспитанным и вести себя хорошо (а в этом возрасте они, эти смыслы, конечно, имеют большое значение – ведь ребенок только учится отличать плохое от хорошего). Но новый художественный взгляд на старую историю вполне может вдохновить  родителей на беседу с ребенком  не только о правилах поведения, но и вообще «за жизнь».  И об Англии, и об умении прощать, и не исключено, что  о вегетарианстве…

Фото театра кукол РК

 

  • Марина Петрова

    Если спектакль столь же обаятелен,как его сценография, надо мамочкам и бабушкам срочно бросать дела и бежать с детьми в театр! Ширмовый спектакль — это чудо! Помню, к нам в маленький южный город привезли много лет назад такой спектакль — и я до сей поры помню свой восторг.
    Эксперименты должны быть во всех театрах, но в театре кукол не надо забывать то, что всегда очаровывало детей.

  • бабушка внучки

    Художнику — брависсимо!