Главное, Культура, Культурное наследие

Кончезерская церковь. Хроника строительства в письмах и документах

Кончезерский завод. Вид на церковь. 1886 год
Кончезерский завод. Вид на церковь. 1886 год

Почти под занавес прошедшего года в Петрозаводске состоялся очередной, 19-й по счету, благотворительный концерт в пользу воссоздаваемого храма Святой Троицы в селе Кончезеро. Этому храму осенью 2016 года исполнилось ровно 150 лет.

Каждый благотворительный концерт по традиции начинается с видеоотчета о том, какие работы ведутся или уже закончены на объекте. Ремонт и реставрация кирпичных стен, устройство кровли, возведение колокольни и барабана над алтарем, увенчание их шатрами и главами с крестами, установка колоколов и иконостаса проходят перед глазами зрителей, являясь материализацией их благотворительности. Хроника воссоздания храма практически повторяет строительные отчеты о возведении Кончезерской церкви полтора века назад.

 

Начало

К середине XIX века, с расширением производства Кончезерского чугуноплавильного завода, построенного еще при Петре I, увеличилось и количество жителей Кончезера. Местная приходская церковь находилась в Марциальных водах, в восьми верстах от заводского селения, что было очень неудобно и далеко, почему «служащие в Кончезерском заводе чиновники и нижние чины возымели мысль устроить в заводе небольшую церковь». К началу 1860 года было собрано уже около двух тысяч рублей серебром.

Завод в Кончезеро. 1884 год. Фото Ярослава Пекарского
Завод в Кончезере. 1884 год. Фото Ярослава Пекарского

Кончезерский завод с конца XVIII века был вспомогательным предприятием Александровского пушечного завода. Вполне естественно, что все нужды работников, проживающих в Кончезере, заботили руководство Олонецкого горного округа.

Горный начальник Николай Фелькнер 9 января 1860 года пишет главному архитектору Олонецких заводов Ивану Чебаевскому: «Имея в виду построить при Кончезерском заводе каменную Церковь для прихода 1667 душ обоего пола с престарелыми и детьми, предлагаю Вашему Высокоблагородию составить на устройство означенной церкви проект и представить его ко мне по возможности в непродолжительном времени». В состав прихода входили также все мелкие окрестные деревни.

Кончезеро в 1884 году. Фото Ярослава Пекарского
Кончезеро в 1884 году. Фото Ярослава Пекарского

Николай Александрович Фелькнер, разделяя благие намерения обывателей Кончезерского завода, со своей стороны добился разрешения строительства нового храма у епархиального начальства, а также обратился в Департамент горных и соляных дел за финансовой помощью, зная, что двух тысяч на возведение каменной церкви явно не хватит.

Параллельно сбором средств занялся уроженец деревни Кончезерской Михей Иванович Безпалов, санкт-петербургский купец .

Фелькнер в течение полутора лет настойчиво и неоднократно обращался в Департамент горных и соляных дел, направляя просьбы «об оказании со стороны казны пособия к устройству в Кончезерском заводе каменной церкви», пока, наконец, в декабре 1862 года не получил уведомление о том, что его ходатайства были представлены Его Императорскому Величеству, и «Государь Император Высочайше повелеть соизволил: в добавок к сумме, собранной прихожанами на означенный предмет, ассигновать семь тыс. руб. серебром».

 

Проект

Главный архитектор Олонецких заводов, подполковник Корпуса Горных офицеров Иван Прокопьевич Чебаевский (1810 — 1865) в 1862 году вышел в отставку. Неизвестно, успел ли он начать проектирование здания церкви для Кончезерского завода, но летом 1862-го проект был представлен за подписью заводского архитектора, исполняющего должность главного механика Олонецких заводов, Михаила Ивановича Маркова (1828 — 1878).

Первый проект церкви с чугунными шатрами
Первый проект церкви с чугунными шатрами

Кирпичная с железной крышей церковь была рассчитана «на 350 прихожан, рассчитывая на 1 кв. саж. по 12 человек, для чего ей даны следующие размеры: в длину, кроме алтаря и паперти, 7 ½ саж., в ширину – 5,6 саж.».

Если вспомнить, что 1 сажень равняется 2,13 метра, то существующая ныне в Кончезере церковь как раз соответствует предполагавшимся в проекте параметрам.

Самым интересным и неожиданным в проекте стало покрытие шатров над колокольней и алтарным барабаном, выполненное из… чугуна, материала, с которым Александровский завод имел дело, в том числе, и в применении его в строительстве зданий промышленного назначения. Из Пояснительной записки к проекту:

«Купола над алтарем и колокольней в видах экономии определено устроить из чугунных открытых резных откосов, связанных между собою железными болтами. …купола из деревянных стропил, обрешеченных, покрытых железом и окрашенных требуют постройки лесов для своего выведения, между тем, как при чугунных открытых откосах, последние с их перехватами будут служить основанием подмостков; независимо от сего чугунные тетивы редко будут требовать окраски, которая и первоначально обойдется недорого. Кроме того, чугунные купольные откосы могут быть приготовлены в заводе экономически – усердием литейщиков».

Собственно, ажурные металлоконструкции не разрушали принятую форму шатровых завершений и должны были выглядеть, особенно издалека, довольно традиционно.

Не удивило это рацпредложение ни архиепископа, ни Фелькнера, принимавшего непосредственное участие в проектировании храма. Для селения при Кончезерском чугунолитейном заводе использование металлоконструкций, вероятно, было вполне обоснованным. Воспротивились специалисты губернской Строительной и дорожной комиссии, которые должны были окончательно утвердить этот не совсем обычный проект. А потому вежливо ответили Фелькнеру: «препровожденные Вами проект и смету на постройку каменной церкви в с. Кончезере, как оказавшиеся составленными не по нормальным чертежам, и сметным исчислением более 10 тыс. р., комиссия представила на рассмотрение и утверждение в Департамент искусственных дел Главного Управления Путей сообщения и Публичных зданий».

То есть переправили в Петербург. Смета на постройку вышла за пределы 10 тысяч рублей, и по существовавшим тогда законам губернские Строительные комиссии не имели права рассматривать и утверждать такие проекты. Что касается «нормальных» чертежей, то это намек на альбом типовых церковных зданий, рекомендованный Святейшим Синодом, который имел широкое хождение в XIX веке, и из которого необходимо было черпать вдохновение архитекторам. Тем не менее, проектировщикам не возбранялось, при условии согласования с местным архипастырем и Строительной комиссией, разрабатывать для конкретной ситуации свой, авторский вариант, что и делалось довольно часто.

Предвидя долгую волокиту с проектом в коридорах Департамента искусственных дел, Николай Фелькнер обратился напрямую к главноуправляющему путями сообщений и публичных зданий, генералу Константину Чевкину, с которым уже когда-то обсуждал тему замены деревянных конструкций чугунными при строительстве церквей. «Не увлекаясь верованием в непогрешимость составленного проекта, имею честь покорнейше просить Ваше высокопревосходительство поручить пересмотреть его строителям-специалистам и исправить сделанные упущения».

Фелькнер был давно знаком с К.В. Чевкиным (1803 — 1875), занимавшим ранее должность куратора металлургической промышленности в России, поэтому общался с ним не строго официально, что чувствуется при чтении их переписки.

И действительно, проект Михаила Маркова не задержался в Петербурге, а вернулся в декабре того же 1862 года, почти одновременно с известием о частичном государственном финансировании строительства Кончезерского храма. Разумеется, проект был переделан! В чиновничьих креслах Департамента искусственных дел сидели дипломированные (говоря современным языком) архитекторы, занятые рассмотрением чужих проектов. Поговорка «Два архитектора – три мнения» справедлива для всех времен, и желание оторваться от бумаг, попроектировать, исправить работу, особенно каких-то провинциалов было понятным, но не всегда объективным по отношению к представлявшимся на рассмотрение проектам.

«Исправления» привели к новым ошибкам, которые Николай Фелькнер, окончивший горный кадетский корпус, сам спроектировавший немало заводских цехов, кузниц, мастерских и доменных печей, а также нередко выступавший в роли эксперта, без труда обнаружил.

Окончательный проект церкви
Окончательный проект церкви

Горный начальник не стал передавать Маркову новый, исправленный проект, а письменно изложил свои замечания, предваряя словами «поручаю Вам ввести некоторые добавления первоначально составленному проекту храма».

Среди добавлений самыми значительными были: устройство тамбура при главном входе в церковь «для сохранения храма от сырости», а также отказ от использования чугунных конструкций с заменой традиционными деревянными в связи с тем, что «в минувшую зиму в одной из заграничных церквей, построенных с открытыми чугунными куполами, в последних лопнули от мороза фермы». Далее: «На все эти дополнения должны быть составлены проекты и сметы и представлены мне на утверждение». Затем – о работах по строительству церкви – кого нанимать, как вести учет материалам и прочее, что Михаил Марков и так знал, будучи опытным строителем при Александровском заводе. И в конце: «К сему нужным считаю пояснить, что все работы по сооружению храма должны быть окончены в течение 3-х лет, то есть к концу 1866 года».

 

Строительство

Строительство храма началось летом 1863 года – был выложен каменный фундамент и возведен кирпичный цоколь. Николай Фелькнер попросил местного священника по случаю окончания кладки фундамента отслужить молебен с водоосвящением, что и было исполнено 7 июля 1863 года.

Фундамент церкви, освященный в 1863-м. Фото Якова Ициксона, 2007 год
Фундамент церкви, освященный в 1863-м. Фото Якова Ициксона, 2007 год

Частная история возведения храма в Кончезере раскрыла обширные связи и знакомства Николая Александровича Фелькнера, потомственного горного офицера, в профессиональной среде – своих бывших однокашников по горному кадетскому корпусу (Горный институт), а также специалистов металлургической промышленности.

Так, летом 1863 года Фелькнеру стало известно, что «караван с железом, принадлежащем гг. Демидовым, прибудет к Вознесенской пристани», и в письме просит «Управляющего конторою Нижнетагильских заводов отпустить кровельное железо по дороге в Санкт-Петербург, в Вознесенье, чтобы не переплачивать за доставку из Петербурга». Железо было заказано для строящейся в Кончезере церкви.

Ответное письмо управляющего невозможно не привести почти полностью.

«Из главной конторы Павла Павловича Демидова.

…сделано распоряжение об отпуске Вам с весеннего каравана на Вознесенской пристани 360 листов 14-фунтового кровельного глянцевого железа.

Принимая в соображение предмет, для которого делается Вами эта покупка, я назначаю цену самую умеренную, а именно по 2 р. 85 к. за пуд.

Прошу Вас, Николай Александрович, принять уверение

в совершенном моем к Вам уважении и душевной преданности.

Евграф Ададуров»

 

На производство кирпича для Кончезерской церкви был заключен контракт с крестьянами Каргопольского уезда Федором и Максимом Быковыми, причем, кроме обыкновенного прямоугольного кирпича, «должно быть вырезано клинчатого до 10 тыс. шт. и карнизного до 6 тыс. шт.». Здание не предполагалось оштукатуривать снаружи, поэтому требовался специальный кирпич для выкладывания на фасадах арочных проемов кирпичом специальной формы. Дополнительно было указано, что «все материалы и инструмент, а также дрова – заводские, подрядчиков только глина и работа». Это позволило снизить стоимость кирпича.

Кирпич братьев Быковых на Кончезерской церкви. Фото Якова Ициксона, 2007 год
Кирпич братьев Быковых на Кончезерской церкви. Фото Якова Ициксона, 2007 год

В июне 1864 года артель подрядчика Семена Седова в количестве 10 человек начала вести кладку стен здания церкви в Кончезере. За лето артелью Седова были выложены все стены под карниз и выведены своды над окнами, установлены закладные оконные и дверные рамы, положены чугунные подоконные плиты, а также устроен цоколь под тамбур.

Стены, сложенные артелью Семена Седова. Фото Ирины Романовой, 2009 год
Стены, сложенные артелью Семена Седова. Фото Ирины Романовой, 2009 год

В том же июне 1864-го Николай Фелькнер заключает контракт с молодыми петербургскими художниками Николаем Шустовым (1834 — 1868), Иваном Крамским (1837 — 1887), Богданом Венигом (1837 — 1872) и Фирсом Журавлевым (1836 — 1901) на написание маслом на холсте двенадцати образов для Кончезерской церкви.

В марте 1865 года был заключен контракт, в котором «Архитектор, Академик Императорской академии художеств Егор Иванов Винтергальтер дал подписку г. горному начальнику Олонецких заводов Генерал-майору Николаю Александровичу Фелькнеру в том, что он обязуется выполнить иконостас… из сухого дерева с позолотой из настоящего червленого золота», а также установить его летом 1866 года. За всю работу было предусмотрено уплатить 2500 рублей, из которых 500 вызвался заплатить петербургский купец, лесопромышленник и крупный благотворитель Василий Федулович Громов (1798 — 1869).

В августе 1865-го через Петрозаводскую телеграфическую контору горный начальник посылает в Петербург телеграмму следующего содержания: «Горный департамент капитану Полякову. Узнайте у Лера в Морском Артиллерийском управлении, что сделано Винтергальтером по сооружению Кончезерского иконостаса. Фелькнер». Николай Александрович тогда еще не знал, что в октябре сам будет по делам в Петербурге и сможет осмотреть и иконостас в мастерской Винтергальтера, и образа в артели художников у Шустова.

К окончанию строительного сезона 1865 года Кончезерская церковь была полностью закончена, включая устройство кровли. На следующий год оставались малярные и штукатурные работы.

Работы по воссозданию храма. 2010 год. Фото из группы ВК "Храм Святой Троицы в Кончезере"
Работы по воссозданию храма. 2010 год. Фото из группы ВК «Храм Святой Троицы в Кончезере»
Над храмом устроена новая кровля. 2010 год. Фото из группы ВК "Храм Святой Троицы в Кончезере"
Над храмом устроена новая кровля. 2010 год. Фото из группы ВК «Храм Святой Троицы в Кончезере»
Церковь в 2011 году. Сайт Соборы.ру
Церковь в 2011 году. Сайт Соборы.ру

 

В апреле 1866-го академик Винтергальтер докладывает Фелькнеру, что иконостас для церкви готов и может быть доставлен на место. Однако предупреждает, что, так как внутри церкви только еще начались штукатурные работы, лучше повременить с установкой до сентября. «В противоположном случае от сырости иконостас подвергается сильной порче, даже позолота почернеет. Пожертвовать этим было бы весьма жаль – работа иконостаса исполнена в лучшем виде и добросовестно».

Николай Фелькнер с признательностью отвечает: «Милостивый государь, Егор Иванович! …я берусь за перо, чтобы благодарить Вас за добрый совет относительно времени поставки иконостаса. На следующей неделе окончится оштукатурка, так как стены церкви простояли уже 2 лета, то надеюсь, что к августу штукатурка просохнет.

Хотелось бы освятить церковь 29 августа, так как в капитал, собранный для построения церкви, главный вкладчик царь; но если стены храма не просохнут, то, разумеется, лучше иконостас ставить попозже. Но перевезти его в Петрозаводск нужно в начале августа, так как в конце этого месяца бывают иногда непогоды, конечно иконостас нужно перевезти на пароходе». В конце августа исполнялось 10 лет со дня коронации Александра II, потому и упоминается в письме «главный вкладчик».

В начале лета 1866 года Фелькнер заказывает Алексею Пиккиеву, владельцу колокольного литейного завода в Олонце, шесть медных колоколов для храма в Кончезере. Они должны быть «следующим весом: в 36 пуд, 18 п., 9 п., 4 п., 2 п., 1 п. …С моей же стороны первое условие, чтобы колокола были хорошо отлиты без раковин и холодной спайки вследствие не соединившегося при литье металла, имели чистый, хорошо подобранный звук по известной музыкальной гамме». Первое условие Фелькнера выдает в нем опытного металлурга!

Установка шатров и главок. 2012 год. Фото из группы ВК "Храм Святой Троицы в Кончезере"
Установка шатров и главок. 2012 год. Фото из группы ВК «Храм Святой Троицы в Кончезере»
Установка шатров и главок. 2012 год. Фото из группы ВК "Храм Святой Троицы в Кончезере"
Установка шатров и главок. 2012 год. Фото из группы ВК «Храм Святой Троицы в Кончезере»
Установка шатров и главок. 2012 год. Фото из группы ВК "Храм Святой Троицы в Кончезере"
Фото из группы ВК «Храм Святой Троицы в Кончезере»

 

В августе академик Винтергальтер сообщает: иконостас, который «уложен в трюм в ящиках, отправляю 6-го августа с пароходом в Петрозаводск. Прошу Вас покорно оные ящики принять и отправить в оных дальше на место назначения; установить оные в сухое место и не раскупоривать без мастера, которого я по Вашему требованию тотчас отправляю к Вам».

Мастера прибыли в Петрозаводск 8 сентября, были встречены Фелькнером и отправлены в Кончезеро с письмом к управляющему Кончезерским заводом. «Милостивый государь Александр Петрович! Покорнейше прошу Вас прибывших из Санкт-Петербурга от Архитектора Винтергальтера двух мастеров допустить к раскупорке и установу иконостаса в церкви Кончезерского завода; об успехе их работ и по церкви вообще прошу уведомлять меня при каждом удобном случае. Н. Фелькнер»

Василий Федулович Громов. Гравюра Н. Медведева
Василий Федулович Громов. Гравюра Н. Медведева

13 сентября 1866 года из Санкт-Петербурга. Фелькнеру. «Милостивый государь Николай Александрович! С особенным, отрадным для меня чувством, я передал г. Винтергальтеру 500 руб., эту мою малую лепту, положенную на построение воздвигнутого энергическим содействием Вашего Превосходительства в селении Кончезерском храма. Приятно было бы мне помолиться в этом храме сколько за себя, столько и за добрых моих друзей, к числу которых, надеюсь, Вы дозволите мне причислить Вас, глубокопочитаемый Генерал, но не знаю, когда приведет мне Бог это осуществить. С истинным почитанием, имею честь быть Вашего превосходительства покорный слуга В. Громов»

После установки иконостаса Николай Александрович Фелькнер пишет епископу Олонецкому Аркадию: «Заложенная 5 июня 1863 года с Вашего благословения каменная церковь в Кончезерском заводском селении в настоящее время окончена постройкою включительно с иконостасом и снабжена всеми принадлежностями… и все необходимое может быть подготовлено к 26 дню текущего сентября». А также просит Аркадия лично освятить новый храм.

Новый иконостас для воссозданного храма. 2016 год. Фото Андрея Савина
Новый иконостас для воссозданного храма. 2016 год. Фото Андрея Савина

Спустя год после освящения церкви специальная комиссия, как и полагалось тогда, осмотрела здание и сделала заключение: «работы выполнены согласно строительному искусству правильно, прочно, трещин и осадок в своде и стенах, по истечении года после окончательной постройки, а также течи в крыше нигде не оказалось».

Церковь в Кончезере простояла почти полтора века крепко и прочно, несмотря на то что с середины 1980-х находилась почти без кровли – с тех самых пор, когда перестала функционировать как склад, лишившись своих барабана и колокольни еще ранее, после 1917 года.

Образованный в 2007 году Фонд «Попечители Храма Святой Троицы в селе Кончезеро» медленно, но верно, начиная с 2009 года, опираясь на благотворителей нового времени, восстанавливает здание.

 

Память

Николай Александрович Фелькнер
Николай Александрович Фелькнер

Николай Александрович Фелькнер (1817 – 1878) – металлург, горный офицер, начальник Олонецкого горного округа, член Горного совета и Горного научного комитета вышел в отставку в 1872 году. Умер в Санкт-Петербурге в 1878 году. Завещал похоронить себя в Петрозаводске, что и было исполнено. На его могиле, на лютеранском – «Немецком» – кладбище на Зареке был установлен памятник на средства мастеровых Александровского завода. Некролог в «Олонецких губернских ведомостях» едва уместился на двух газетных страницах.

Сейчас нет ни лютеранского кладбища, ни могил многих замечательных людей, живших и работавших когда-то в Петрозаводске. Пожалуй, возрожденная из руин Кончезерская церковь – теперь единственный памятник горному начальнику Николаю Фелькнеру. И прекрасный подарок потомков к его 200-летию, исполняющемуся в 2017 году.

 

 

Фото Сергея Рыбежского, 2015 год
Фото Сергея Рыбежского, 2015 год

В качестве постскриптума еще одна цитата – маленькая выдержка из отчета о строительстве. «На постройку церкви пожертвовано сумм

  • по Высочайшему повелению – 7000 р.
  • доброхотными жертвователями:

а) горным начальником 1465 р. 65 ¾ к.

б) собранных Санкт-Петербургским купцом Безпаловым 1183 р. 90 к.

в) разными лицами 1934 р. 50 ¾ к.

Всего: 11584 р. 5 ¾ к».

 

 

  • Владимир Малегин

    Сравнивая с сегодняшним днем, поражаешься, как слаженно, вдохновенно, гармонично творили представители самых разных слоев России, наши предки, 150 лет назад и построили «…при Кончезерском заводе каменную церковь для прихода на 1667 душ обоего пола» за три года! Вот это духовная сила России. Горные инженеры и металлурги, художники и путейцы, академики и простые ремесленники, купцы и владельцы заводов, одержимые единым порывом закладывали основы истинной нравственности, веры. Все очень интересно, поучительно Наглядно, как надо жить. Спасибо!
    Милостивая государыня Елена Евгеньевна, прошу Вас принять уверение в совершенном моем к Вам уважении и душевной преданности.

  • Элла Осипчук

    Милостивая голубушка, Елена Евгеньевна!

    Дозвольте разделить с Вами то восхищение, которое Вы, очевидно, испытывали, трудясь над этой статьёй. В ней Вы самым тщательнейшим образом и зело любопытно показали нам при помощи архивных документов и натурных изысканий, каких высот мастерства и человеческого духа могут достигнуть обычные люди, ежели они объединены общей затеей, а тогда на неё они не жалеют ни сил своих, ни умений, ни времени, ни тем паче копеечек кровных.
    Удивительно счастливо сложилась судьба этой церкви при её зарождении и в её молодости. И нашлись же дивные чертёжники и искусные строители, каковых и по сей день в России днём с огнём сыскать можно, коль захотеть ! И произошло чудо чудесное, что постройка по прошествии десятков лет устояла от полного разрушения! И ныне, спустя 150 лет, появилась не зыбкая надежда, что эта красивая постройка обретёт обновление и продолжит служить возрождению в людях радости, добра, чувства красоты и единения с природой. Ваша статья — это тоже замечательный, искусно выполненный кирпичик специальной формы. Архивные гравюры, чертежи изумительны по своей красоте и оформлению, также, как и натура, на них изображённая. Современные фотографии не уступают и со временем станут архивными.

    Прошу Вас, Елена Евгеньевна, принять уверения в моём нескончаемом уважении к Вашему высокому профессионализму и преданности делу отечественного Зодчества. Не оставляйте стараний и удачи Вам во всём!

  • Нина Предтеченская

    Елена Евгеньевна! В Национальном архиве источник знаний, но далеко не каждый ищущий способен сделать его родником не только для себя, но и для других, жаждущих нового. Спасибо Вам!

  • Нина Предтеченская

    Уважаемая Елена Евгеньевна! Огромное спасибо за такой замечательный интереснейший материал!
    Читая Ваши публикации, всегда думаю: «Какой уникальный родник знаний кроется внутри Вас?!» И всем этим Вы добросердечно и талантливо делитесь со всеми нами! Спасибо огромное! Дай Вам Бог сил и здоровья!

    • Елена Ициксон

      Спасибо! Родник знаний кроется в Национальном архиве РК)))