Культура

Такое не повторяется

Сергей Антонов и Илья Казанцев. Фото с сайта www.culture.ru

О концерте виолончелиста Сергея Антонова и пианиста Ильи Казанцева на фестивале «Белые ночи Карелии»

Писать о третьем фестивальном концерте трудно. О музыке вообще писать сложно, недаром ведь известная пословица гласит: музыка начинается там, где кончаются слова. Это, пожалуй, самое верное выражение, хотя придуманы и многие другие. Музыка транслирует состояние души – автора, создавшего композицию, исполнителя, доносящего ее до слушателя, наконец, слушателя, готового или нет принять это послание. Но как же передать то ощущение, которое иногда посещает нас во время концерта, потрясает настолько, что кроме банальных восторгов «гениально», «невероятно», «удивительно» и прочее сказать ничего не можешь?

А выразить свои эмоции надо, поделиться с теми, кто на концерте отсутствовал, но хочет узнать, как он прошел, и чтобы  пропустившие поняли, чего они себя лишили, что безвозвратно утратили, потому что такое не повторяется, ибо сотворение музыки – процесс сиюминутный. На это можно возразить, что музыканты многократно исполняют одно и то же. Да, конечно, исполняют, но каждый раз по-разному, ибо древняя мудрость напоминает, что “в одну реку войти дважды нам не дано”. Такое впечатление произвел неповторимый концерт виолончелиста Сергея Антонова и пианиста Ильи Казанцева, состоявшийся в зале Национального театра 3 июня.

Имена этих музыкантов нам хорошо знакомы. Особенно Сергея Антонова, поэтому, увидев их на афишах фестиваля, мы не могли не порадоваться. Программа выступления слегка озадачивала, но и радовала смелостью заявок: в ней значились четыре  сочинения четырех великих композиторов  русской музыки ХХ века – Мясковского, Рославца, Прокофьева и Шостаковича. Музыка последних двух давно стала классикой современности. Произведения Мясковского исполняются чрезвычайно редко. Рославец нам практически не знаком, его музыка неведома даже профессионалам, не говоря уж о широком слушателе. Имя композитора  было изъято из художественной действительности  страны по идеологическим соображениям.

Биографические данные о Николае Андреевиче Рославце (1881 — 1944) очень скупы и противоречивы. Скрипач, педагог, музыковед, композитор – всё это сочеталось в деятельности незаурядно одаренного человека. Известно, что он окончил Московскую консерваторию, музыки написал довольно много – вокальной, инструментальной, симфонической, но преимущественно это были камерные произведения для различных, чаще струнных инструментов. Его композиторские искания были направлены на создание новой системы мышления интеллектуальной природы, уводящей из-под власти тонального языка эпохи классиков-романтиков. Сам он называл себя не композитором, а «организатором звуков», утверждая, что творческий акт это не какое-то божественное наитие, а «момент высшего напряжения человеческого интеллекта». Система складывалась постепенно, но когда руководящие деятели пролетарской культуры начали понимать, к чему стремится Рославец в своей по сути авангардной технике, его обвинили в «классовой чуждости» и «враждебности пролетариату». Этого было достаточно, чтобы  в 1931 году осудить композитора и отправить на спецпоселение. Реабилитирован он был только в 1992 году.

Время создания исполненной  Виолончельной сонаты соль минор  — 1922/24  годы. Но судя по богатому образному содержанию и порой очень ярким , но и столь же сложным средствам музыкальной выразительности, она родилась на переломном этапе творческого пути  композитора, хотя поиски нового начались гораздо раньше. Партии виолончели и фортепиано сплетены в таком симбиозе, что представить себе одно без другого невозможно. Сергей Антонов и Илья Казанцев это блестяще продемонстрировали.

Николай Яковлевич Мясковский (1881 — 1950)  — ведущий профессор Московской консерватории, воспитавший когорту учеников и признанный при жизни композитор. Однако музыка его исполнялась очень дозированно, и в печально знаменитом Постановлении  ЦК партии 1948 года он, как и все самые выдающиеся композиторы страны, был обвинен  в формализме. Достаточно сказать что из 27 его симфоний известны были и звучали только 21-я и 27-я. Он не создавал новых систем, был близок к тем, кто смело шел вперед, в частности, к Рославцу, в определенной мере наследовал предшественникам, но творил  так, как подсказывали ему сердце, ум, знания и время, которое не могло быть просто повторением уходящего века.

Живя в США и гастролируя по всему миру, наши молодые музыканты хорошо ориентируются в современной исполнительской практике и видят, как мало звучат произведения Мясковского, и еще меньше Рославца. Воспитанные в российской культуре, они и за рубежом считают своим долгом пропагандировать творчество несправедливо забытых отечественных композиторов, что и делают с достоинством и успехом.

Программа концерта получила название «Грани ХХ века». И хотя не все великие имена можно соединить в одном концерте, для русского музыкального искусства избранные,  несомненно, определяющие. В огромном наследии Сергея Сергеевича Прокофьева (1891 — 1953) произведений для виолончели сравнительно немного, и сонаты тоже есть. Но исполнители решили включить в программу переложенные для виолончели скрипичные «Пять мелодий для скрипки и фортепиано», возможно, ради определенной эмоциональной разрядки среди заложенного в сонатах интеллектуального напряжения. И прозвучавшие в виолончельной транскрипции пьесы действительно выполнили свою миссию.

«Соната для виолончели и фортепиано» опус 40 Дмитрия Дмитриевича Шостаковича – одно из тех произведений, которое стало почти обязательным для лучших исполнителей. Она сложна и для исполнения и для восприятия, где как во многих других сочинениях  композитор  не боится говорить о главном, о тех больных проблемах, которые наполнили жизнь человечества ХХ века вообще, а людей нашей страны в особенности. При этом он никогда не жалуется, а, если мы чувствуем в музыке боль, то это сострадание.  Одно из главных качеств Дмитрия Дмитриевича, как отмечают те, кто хорошо знал его, — сдержанность во всех проявлениях, он никогда не повышал голоса даже тогда, когда надо было кричать, но этот тихий голос эмоционально действовала сильнее, чем откровенные внешние проявления. В музыке Шостаковича заложено множество кодов, которые играющий музыкант должен раскрыть. Абсолют там, где вступаешь в творческое пространство гения, вряд ли достижим. Но приближение к нему необходимо и возможно. Сергею Антонову и Илье Казанцеву это удалось.

Дуэт этих талантливейших музыкантов сложился на американской земле, но оба – воспитанники Московской ЦМШ. Дальше пути их складывались по-разному. Сергей продолжил свое образование в Московской консерватории – основной курс и аспирантура в классе Н.Н. Шаховской,  затем продолжил обучение в Hartt School of Music (США), стал золотым медалистом ХIII  Международного конкурса П.И. Чайковского и многих других престижных конкурсов мира. В последние годы к виолончельному исполнительству прибавилась деятельность дирижера

Илья, отучившись в школе,  в 15 лет продолжил образование в США: в Маннес-колледже Нью-Йорка, Манхеттенской школе музыки (класс А. Аронова). Обладатель первых премий Международного конкурса имени Николая Рубинштейна в Париже, Международного конкурса-фестиваля в Гродно (Беларусь), Five Towns  Competition в Нью-Йорке. Выступает как солист в престижных залах мира, в том числе России, и как ансамблист со многими выдающимися музыкантами.

Была ли предрешена американская встреча Сергея и Ильи свыше? Возможно. Но, думается, соединились они не случайно. И тому и другому  надо было индивидуально пройти тот этап, который профессионально подготовил их к творческому единению. Яркая индивидуальность каждого, наработанный опыт, умение слышать  партнера,  чувствовать его, щедро делиться своими находками и одновременно принимать то, чем богат  он, – все эти качества, необходимые большим художникам, прослушиваются уже сейчас.

Неожиданным маленьким подарком слушателям стала финальная точка концерта – пьеса Карла Давыдова «У фонтана». И это было феноменально! Выдающийся музыкант, основоположник русской виолончельной школы, сделавший для развития национальной музыкальной культуры очень много, к сожалению, тоже почти забыт. А, между прочим, им создано немало замечательных произведений. Остается только удивляться, как коротка наша память, и благодарить тех, кто возрождает к жизни шедевры прошлого.

Фото с сайта www.culture.ru

14 июня фестиваль «Белые ночи Карелии» продолжится. В 19.00 в Национальном театре Карелии выступят лауреат международных конкурсов Игорь Федоров — один из лучших кларнетистов России, заслуженная артистка Карелии Людмила Пищик (фортепиано), Камерный оркестр «Nord-West Studium» под управлением народного артиста Республики Карелия Эдуарда Зондерегера.

 

  • Да, Наталья Юрьевна – один из самых грамотных специалистов, которых можно встретить.
    Спасибо!

  • ИЛ

    Обожаю читать Наталью Гродницкую..Так, как она пишет о музыке- с профессиональным достоинством и чрезвычайно выразительно, не знаю, кто так еще может.. По впечатлению не меньше. чем концерт больших музыкантов..Спасибо от души!