Культура

Валерий Баулин: «Выбираю только любимое…»

Фото Алексея Гайдина
Валерий Баулин

Актер «Творческой мастерской» открывает новую чтецкую программу «Знакомство с писателем».

«17 апреля 1995 года.

Дома больше никто не орет. Мама два раза не ночевала дома. Папа смотрел телевизор, а потом пел. Закрывался в ванной комнате и пел какие-то странные песни. В два часа ночи. Интересно, что подумали соседи?

Октябрина Михайловна говорит, что у детей проблемы с родителями оттого, что дети не успевают застать своих родителей в нормальном возрасте. Пока те еще не стали такими, как сейчас. В этом заключается драма. Так говорит Октябрина Михайловна. А раньше они были нормальные.

Сегодня специально ходил по улицам и смотрел – сколько женщин походит на Одри Хепберн.

Нисколько.

Промочил ноги и потерял ключи. Жалко брелок. Если свистишь, он отзывается. Посвистел во дворе немного – бесполезно. Где-то в другом месте, видимо, уронил…».

Новеллы «Нежный возраст» и «Чужая бабушка»  известного российского писателя Андрея  Геласимова («Жажда», «Фокс Малдер похож на свинью», «Степные боги»)  отрывок первой  опубликован  выше    скоро зазвучат в актерском  исполнении с петрозаводских сцен,  и не обязательно профессиональных.  Аудиториями станут  школьные залы, библиотеки, подмостки Дома Актера, клубы.  Этими произведениями актеры Театра драмы РК «Творческая мастерская»  чета Баулиных,  Людмила и Валерий,   открывают новую чтецкую программу  «Знакомство с автором» в рамках  давнего актерского проекта «Живое слово», и Андрей Геласимов    один из самых востребованных (в том числе и в кинематографическом смысле) российских писателей    станет первым автором этой программы. 

«Нежный возраст»  дневник  подростка, откровенный  рассказ о драматичном, болезненном, полном открытий и разочарований времени взросления  пополнил список  лучших  мировых текстов  о подростках, в числе которых  «Над пропастью во ржи», «Вино из одуванчиков»,   «Дневник Адриана Моула», «35 кило надежды».  Кстати, последний из них повесть знаменитой французской писательницы  Анны Гавальды – также уже не  раз прозвучала в исполнении Валерия Баулина в Петрозаводске и за его пределами. 

Баулин  изначально, занявшись литературным театром, настаивал именно на актерской  читке  с листа литературного произведения,  а не на проигрывании роли:

В этой моей работе меня очень привлекает абсолютная свобода выбора.  Выбираю я, естественно, только любимое,  только задевшее  меня самого за живое.  Сегодня,   по моему глубокому убеждению, театр как таковой сдвинулся в сторону зрелища, шоу. Все эти 3-5-10 D технологии, проникшие и на театральные подмостки, рассчитаны на внешний эффект. А это в конечном итоге  художественный тупик. Человеческая фантазия богаче любых технических  наворотов. На их фоне простое камерное прочтение литературного текста становится  чем-то особенно интимным, обращенным к душе и воображению слушателя-зрителя. В моем случае это даже  не спектакль, это доспектакль.

Открывая свой литературный театр  больше пятнадцати лет  назад с пушкинской «Метели»,  Валерий Баулин пошел по пути собственных исследований и открытий:

Когда-то я читал пушкинский текст в сопровождении оркестра «Онего», который вживую  иллюстрировал  новеллу прекрасной величественной музыкой Георгия Свиридова. Но в этом варианте история прочитывалась как любовная драма.  Что, конечно, не соответствует, так скажем, авторскому замыслу. Пушкин,  до которого в русской литературе не было беллетристики, в  повестях Ивана Петровича Белкина выступил как разножанровый автор: «Выстрел», скажем,  военная повесть, «Гробовщик»  мистическая, «Барышня-крестьянка»  чистый водевиль …А «Метель»  это же анекдот, в том самом смысле, который  дает, например,  словарь Ожегова. Ключевое слово, определяющее эту повесть, – ирония. Она сквозит в каждом слове. Сегодня я по-прежнему читаю «Метель», но уже с фонограммой небольшими отрывками из произведения Свиридова. В октябре, будучи  в составе петрозаводской культурной делегации в Венгрии и Словении, я предложил свою трактовку этой повести в разных европейских аудиториях.  Впоследствии педагог венгерских студентов-гуманитариев признался мне, что его ученики, знакомые с несколько адаптированным оригиналом повести, были удивлены  таким прочтением. Текст казался им трагичным.  

Во время чтения зал для меня всегда партнер, всегда близкий друг, которому я рассказываю очень личную историю,   продолжает актер.   С первой секунды я договариваюсь об условиях игры: я читаю, а не играю,  литературный текст.  Я не могу, да и не хочу  детально объяснять,  чем меня зацепил тот или иной выбранный мною текст, но убежден:  эти книги читать нужно. Помните у Высоцкого:  «Хорошие книги ты в детстве читал..» ? Сказано  это прежде всего  про  такие книги, про таких авторов, за текстами которых стоит целый мир – настоящий, живой, даже если он выдуман от начала до конца. Вспомним, например, Александра Грина. Когда его спрашивали о выдуманном им Зурбагане, он мог детально описать каждую таверну, все особенности побережья, одежду и привычки его обитателей…  И вот когда  у тебя в руках книга, и ты с листа читаешь аудитории текст, ты чувствуешь себя настоящим  проводником в эти чудесные миры!

 

…Выступления Валерия Баулина  собирают аудиторию самую разную, но изрядную часть ее составляют школьники. Те самые подростки, от лица которых говорят герои «35 кило надежды» и «Нежный возраст»  текстов, выбранных актером для интимного разговора с публикой.

  

  • Сергей

    Очень давно знаю Валеру. Уважаю этого замечательного человека, Артиста, этого талантливого актера.
    Желаю ему удачи и творческих успехов!

  • Михаил Гольденберг

    В прошлом месяце в далекой Любляне слушал пушкинскую «Метель» в исполнении Валерия Баулина. Слушал Валерия уже не в первый раз. Но чувствуется, что сейчас артист достиг такой глубины понимания смысла этого очаровательного текста, что я был полностью погружен в него и захвачен им. Видел как слушают люди, живущие далеко от России. Конечно, была долгая овация. С Валерием беседовали допоздна. «А знаешь, ключ к пониманию смысла этой миниатюры лежит в ИРОНИИ»,- сказал мне он. Точно. Перечитал и убедился.
    А Валерий продолжает когда-то богатую чтецкую традицию. Прекрасно!