Культура

Алексей Лесонен: «Культура не должна иметь прерывистую историю»

Алексей Лесонен. Фото: mincultrk.ru
Алексей Лесонен. Фото: mincultrk.ru

Может ли культура стать  частью экономики? Какая средняя зарплата у работников культуры в Карелии? Чего ожидать сельским ДК? Появятся ли новые помещения у театра «Творческая мастерская» и Национального архива? Выделят ли  в этом году средства на книгоиздание? На эти и другие темы наше интервью с министром культуры  Карелии Алексеем Лесоненом.

 

Потенциал культуры велик

– Алексей Николаевич, поскольку год  недавно начался, давайте подведем итоги минувшего. Какие основные вопросы, проблемы были в центре внимания министерства? Что перешло на этот год?

 Главные задачи министерства отражены в государственной программе, в нашем случае с поправкой на то, что мы работаем на творческую самореализацию людей, которые проживают на территории Республики Карелия, на полное удовлетворение их потребностей в сфере культуры и искусства. Еще одна подзадача, она чисто инструментальная, но тоже носит важный характер  вовлечение культуры в социально-экономическое развитие региона. Это, может быть, необычно звучит, но тем не менее потенциал культуры настолько велик, что не использовать его для блага людей, в том числе и с экономической и социальной точки зрения, я думаю, недопустимо. Поэтому и была осуществлена передача в Министерство культуры еще и сферы туризма. Серьезно работать над тем, чтобы туризм стал одной из ведущих отраслей и при этом не использовать этнокультурный, культурный потенциал было бы большой ошибкой.

 

 Но не получится ли, что культура будет просто обслуживать туризм? Кстати, доля культурного туризма составляет 10-15 процентов…

 Вы не правы с точки зрения того, что оперируете цифрами, скажем так, таргетированной группы людей, которые приезжают с очень конкретными целями. Это культурный туризм. Но практически 90 процентов приезжающих в республику так или иначе посещают другие места, являющиеся объектами культуры. И если мы посмотрим на развитие экскурсионной деятельности в Республике Карелия, она нарастает.

Могу вам сказать, что меняется лицо путешествующих по России. Исчезает турист, который путешествовал просто с развлекательными целями. И те компании, которые смогли вовремя сориентироваться, выиграли. А те, кто остался со старыми предложениями, не включающими этнокультурный компонент, проиграли. Сегодня уже все осознали необходимость работать с учреждениями культуры, с объектами культуры и так далее, и они сейчас находятся, скажем так, на вершине той пирамиды туристских организаций, которые осуществляют деятельность в нашем регионе.

Поэтому я считаю, что взгляд на культуру только с точки зрения, что она выполняет узкую утилитарную функцию обслуживания секторов искусств, не верен. Культура во взаимодействии с другими отраслями  порождает такие инновации, которые могут, скажем так, сформировать новые проекты, которые очень успешны, в том числе и творческие индустрии. Они же тоже рождаются не просто так, а на стыке с самыми различными отраслями на основе новых технологий культуры, использовании новых способов тиражирования. Сегодня можно включить в хозяйственный оборот все что угодно, главное — человек должен знать, как с этим компонентом культуры работать, владеть знаниями в этой сфере плюс привлекать творческих людей. И здесь культура играет очень важную роль. Не просто как некий инструмент, а как преобразующая сила. Которая реально делает жизнь людей лучше.

 Есть мнение, что культура может зарабатывать, но на культуре нельзя зарабатывать…

 Нет, нет и нет! Никогда мы не скатимся к тому, чтобы рассматривать культуру только в узком утилитарном смысле обслуживания туризма. Во-первых, при этом сразу же теряется себестоимость культуры, дело в том, что она гораздо шире, чем туризм. Культура  это целая вселенная. Туризм это просто отдельный сектор экономической деятельности для путешествующих с различными целями людей, условно говоря. Я сейчас про туризм говорил, чтобы показать, каким образом культуру можно использовать в улучшении повседневной жизни человека, который живет в Карелии.

Это ведь могут быть самые разные виды деятельности, вспомним хотя бы народно-художественные промыслы, в принципе ими занимается Минпромторг России, то есть это тоже экономическая деятельность, но тем не менее без культуры, без того, чтобы знать, каким образом изготовлялись предметы промысла, где бытуют те или иные ремесла, каким образом они использовались и что они представляют из себя, они не смогут выполнять исконные функции, а значит, возрождаться. То есть без этого компонента, без культуры, они тоже теряют собственный смысл.

 

Промысел «заонежская вышивка» будет жить

– Сегодня народные промыслы в России в крайне тяжелой ситуации, на грани исчезновения даже старейшие из них. И в связи с этим вопрос: мы у себя в Карелии сохраним единственный выживший промысел – заонежскую вышивку?

 Сохранившийся, да. Но речь в данном случае идет не о промысле, а о предприятии, которое занимается народно-художественным промыслом. Оно признано таковым нашей комиссией, имеет подтверждение Минпромторга России. Дело в том, что мы всегда поддерживали, и будем делать это впредь, это предприятие. Министерство экономического развития республики выделяло средства на его техническое и технологическое перевооружение, мы занимаемся тем, что помогаем предприятию, в том числе в рамках международных проектов, например, переформатировать его линейку сувенирной продукции в том числе. Участвуем в выставочных мероприятиях, где пропагандируем заонежскую вышивку. Предоставляем помещения для магазинов в Петрозаводске, принимаем их изделия на реализацию через сеть сувенирных магазинов, которая у нас есть в учреждениях Минкультуры. Конечно, заонежская вышивка – теперь предприятие называется «Карельские узоры»  будет жива, мы не потеряем этот промысел.

Регионы очень сильно сейчас конкурируют друг с другом внутри России. Для того чтобы быть видным на уровне Российской Федерации, необходимо иметь что-то особенное. Наша национальная республика выделяется именно своей культурой, она может предоставлять очень много различных преференций в различных отраслях экономики. Здесь задача министерства не просто сделать культуру, скажем так, инструментом развития, но и популяризировать ее.

Тем не менее любому бизнесмену понятно, что культура формирует добавленную стоимость его продукта. Сейчас, например, работаем над тем, чтобы внутрирегиональные бренды были связаны именно с культурным компонентом. С новыми историями или с теми, которые существовали уже давно.

 

Средняя зарплата работников культуры в Карелии 32 тысячи рублей

– Каким образом участие в развитии экономики отразится на уровне жизни самих культработников? Известно, что ваше министерство по распоряжению правительства РФ должно утвердить новые нормативы в сфере культуры. Чего ждать работникам культуры Карелии? В частности, об этом спрашивают сотрудники библиотек, обслуживающих сельское население. Зарплаты в культуре мизерные, по сравнении с другими отраслями.

 Зарплата у работников культуры уже не мизерная, вы ошибаетесь. Разрабатывая целевой показатель по заработной плате на этот год, перед нашим министерством поставлена  задача удержать ее на уровне 32 тысяч 200 рублей. Удержать.

 

– Уверена, что когда мы опубликуем эти данные, редакцию забросают письмами, авторы которых будут называть совсем другие цифры.

 В том смысле, что «я не получаю 32 тысячи»? Это средняя заработная работников культуры по республике, где-то будет больше, заметно  больше, где-то будет меньше. Но рост заработной платы работники культуры сейчас почувствовали. У нас, если посмотреть, зарплата выходит на средний показатель доходов по республике.

 

– И за счет чего такой рост?

 За счет дополнительных ресурсов, которые в отрасль были влиты, за счет федерального бюджета, за счет перераспределения внутри регионального бюджета. Эти деньги были направлены именно на повышение заработной платы.

 

«Библиотеки вернутся в то состояние, в котором они должны быть»

– Что же касается базисных нормативов обеспеченности,  они не могут быть ниже этого базового уровня. Термин «услуги» пока еще в ходу, хотя новый закон о культуре, который сейчас обсуждается, предлагает отойти от такой трактовки и перейти к другой точке отсчета. Потребность в культуре ведь не исчисляется только в тех единицах, которые сейчас предложены для отчета.

Тем не менее для того, чтобы сейчас пересчитать по республике обеспеченность услугами — пока будем называть это так, — необходимо серьезное внимание обратить на демографию. Понятное дело, сейчас норматив обеспеченности библиотеками соблюдается, хотя и пляшет от одного муниципального района к другому, но в целом он выполняется, потому что это базовый элемент отрасли, который закреплен законодательно. Поэтому за этим очень строгий надзор. 

Конечно, здесь свою роль сыграл 136 ФЗ, который перевел библиотечное обслуживание с поселенческого уровня на районный и городской. То есть мы вернулись к централизованным библиотечным системам. И я полагаю, что именно это позволит нам сохранить библиотечное обслуживание в целом по республике. Потому что когда библиотека не была включена в такую систему,  это отрицательно влияло на качество библиотечного обслуживания. Сейчас возврат к этой системе позволяет вернуть библиотеки в то нормативное состояние, в котором они должны быть.

 

– Алексей Николаевич, но в одном селе живут более трех тысяч человек, население другого едва дотягивает до 50-ти, я имею в виду постоянное население, без дачников, но в культуре нуждаются и одни, и другие.

 Во всем должна быть целесообразность.  В том числе и в организации сети учреждений культуры. Да, мы везде считаем: сколько было посещений библиотек, какова оборачиваемость фонда и так далее. Если библиотеку посещают, условно говоря, 30 раз в год, то не проще ли там организовать пункт выдачи? Это нормальная форма обслуживания, а по общему абонементу можно заказать нужное издание хоть в национальной библиотеке. Доступны сегодня и электронные формы записи.

 

– Я думаю, что в деревне далеко не у всех есть интернет…

  Ну, мобильный интернет сегодня практически везде. Есть просто деревни, которая вообще к сети не подключены, это уже проблема не культуры, а социального обеспечения населения.

 

«Культура мертва, если не занимается народным просвещением»

– Скажите,  такой показатель, как посещаемость, действительно  объективно отражает уровень работы учреждения культуры? Тех же библиотек, музеев? Недавно, на эту тему очень интересно рассуждал директор Эрмитажа Михаил Борисович Пиотровский.

 По-моему, уровень посещаемости  это нормальный показатель, который фиксирует по крайней мере, сколько человек заинтересовалось работой учреждения культуры, и это в целом отражает просветительскую работу. Не основную, а просветительскую работу учреждения. Причем, я понимаю, что у музейщиков есть обида, потому что для внешнего потребителя музеи это  прежде всего выставочные залы. Но экспозиционная работа  не основной вид деятельности музея. Его основная деятельность заключается в работе с фондами: собирание, сохранение, изучение того богатства, которым они владеют.

 

– А как быть с планом по собственным доходам? Который есть у каждого музея. Эти деньги музей расходует прежде всего на создание новых выставок, реализацию проектов, а дают  на это деньги посетители.

 Работа с посетителями  нормальная просветительская работа любого учреждения культуры. Потому что культура обязана заниматься народным просвещением, и если не выполняет эту задачу, это культура мертвая и нужна только для работников культуры, которые в этой отрасли заняты.

 

Истории с чёрной плесенью уйдут в прошлое

– Никто не говорит, что музеи нужно закрыть для широкой публики, но если главное для тех же музеев собирание, хранение и работа с фондами, то почему у нас в Карелии только в музее-заповеднике «Кижи» есть современное фондохранилище, построенное на федеральные деньги?

 Вы не совсем правы,  у музея ИЗО тоже появились новые хранилища на улице Зеленая. Правда, мы лишь недавно привели это большое трехэтажное здание в порядок. Музей занимается уже перевозкой основных фондов на новые площади, там большие новые светлые кабинеты. Сейчас установлена система пожарной сигнализации, идет замена проводки. На повестке дня установка системы пожаротушения. И тогда фонды музея полностью переедут в  новые помещения. Истории с черной плесенью, которая была в старом фондохранилище, уйдут в прошлое. На новом месте выделено и отдельное помещение для обработки картин. Так что вопрос с оборудованием современного фондохранилища еще для одного музея практически решен.

 

– Мы постепенно пришли к другой проблеме наших учреждений культуры – ремонту, строительству. Какова судьба хотя бы тех объектов, которые были включены в федеральную целевую программу к столетию республики?

 Во-первых, Национальную библиотеку мы достроили, это большое дело. Появился Центр культуры в Костомукше, в прошлом году ввели его в строй. Тоже новое строительство. Плюс туда пришел кинотеатр с самым современным оборудованием, деньги вложил федеральный бюджет. И вообще за последние два года мы  открыли семь кинотеатров . Осталось сделать кинотеатр в Пудоже, и тогда мы полностью восстановим киносеть в Карелии, ту, которая в принципе и была у нас когда-то. Но она будет уже на совершенно ином уровне: новые цифровые кинотеатры с новыми креслами, оборудованием.

Была включена в федеральную программу реконструкция первого подъезда Национального музея. Сейчас проект корректируется, средства выделены. На 2019 год запланировано начало реставрация первого подъезда.

И еще один объект, который вы не вспомнили, но который в этом году будет реализован,  библиотечно- музейный центр в Сегеже. Он тоже по федеральной целевой программе проходит.

 

Найти миллиард в региональном бюджете для нового здания Нацархива невозможно

– Алексей Николаевич, пройдет два-три года, и Национальный архив просто физически не сможет принимать документы на хранение. А реконструкция здания архива все откладывается…

 Средств на реконструкцию архива не было в федеральной целевой программе заложено изначально. Было предложение по строительству нового архива, потому что нормативная обеспеченность площадями там уже исчерпана практически полностью. Выделен земельный участок, он отмежеван, поставлен на кадастровый учет для строительства архива. Но вот строительство нового здания  очень дорогое удовольствие. Это более 800 миллионов рублей, а реально подходим к цене уже около миллиарда.

У нас намечается встреча с  руководством Росархива именно по этому вопросу, потому что в Российской Федерации последнее время вообще не строились архивы, они только реконструировались, ремонтировались. Вот теперь нам нужно этот вопрос пробить, найти источник федерального финансирования на этот объект. Потому что найти миллиард в региональном бюджете невозможно. То есть без помощи федералов нам здесь не справиться. Надежда есть. Но нужно чтобы Росархив не просто согласовал проект, а помог очень серьезно в решении этого вопроса, его продвижении.

 

«Отрабатываем типовой проект сельского дома культуры»

– Это все строительство будет в основном в столице  Карелии. Давайте поговорим о сельской культуре.

Нам очень хорошо помогли за последние два года. Во-первых, помогает программа местных инициатив, там до половины выделяемых средств тратятся на объекты культуры. И второе  программа, в которой мы участвуем уже второй год подряд, – программа «Единой России» по ремонту и укреплению материальной базы сельских домов культуры в малых городах. В прошлом году мы отремонтировали 23 дома культуры. И приобрели для них оборудование, в этом году число объектов снизилось, но сумма на каждый дом культуры увеличилась. Наши учреждения культуры хорошо подготовились к участию в этой программе. Где-то еще нужно еще дополнительно приобрести оборудование и так далее, но темпы ремонта сельских домов культуры наращиваем. И люди это почувствовали.

 

– В прошлом году прошла  информация, что в Министерстве культуры России обсуждалась программа поддержки сельских домов культуры, но шла речь о том, что поддерживаться, ремонтироваться, обеспечиваться  оборудованием и так далее будут те дома культуры, которые расположены в поселках и селах, где еще сохранено сельскохозяйственное производство. Это так?

 Это программа Министерства сельского хозяйства. Но была  действительно подпрограмма социального развития села, где были запланированы средства на строительства новых сельских домов культуры. Мы в эту программу включались, подавали заявки. Но она была признана неэффективной  с начала ее реализации сельских домов культуры по этой программе не строилось. Подпрограмму такую разработало и Министерство культуры Российской Федерации. Минкульт России, видя, что деньги федеральные на это не выделялись, взяло эту заботу на себя. Начиная с этого года, Министерство культуры выделяет деньги на новое строительство по своей программе «Культура России».

В этом году мы начинаем строить Дом культуры в Мегреге, и нам еще выделили на 2019 год 100 миллионов рублей на строительство новых сельских домов культуры. Сейчас отрабатываем типовой проект, чтобы сельские территории не тратились на разработку проектно-сметной документации, стоимость типового дома культуры будет около 14-18 миллионов рублей.

 

– Но это никак не связано с наличием сельхозпроизводства и численностью населения в данном пункте?

 Нет, это связано только с потребностями того или иного населенного пункта в организации культуры.

 

– А как эта потребность будет определяться? Ведь и люди, живущие в небольших деревнях, нуждаются в культуре. Раньше были разные формы работы в таких населенных пунктах: передвижные библиотеки, кинотеатры, агитбригады, наконец, приезды артистов…

 И сейчас все эти форматы работают. А жалобы на то, что забыты, заброшены… Согласитесь, сегодня жалуются на всё:  на здравоохранение, на дороги, на то, что дети теперь не похожи на тех, что были, и вообще жизнь другая. Вот поэтому форматы поменялись, но формы работы остались прежними. И библиотеки приезжают, мы приобретаем и библиобусы, и библиокаты для сельских домов культуры.

Приобретали и микроавтобусы, для того чтобы обслуживать детские коллективы. Но, как выяснилось, все-таки  для сельских домов культуры приобретение автотранспорта нерентабельно. В одно время делали это очень активно, но результаты показали, что сейчас содержать автотранспорт для сельского учреждения – история практически невозможная. Поэтому мы предложили Министерству культуры Российской Федерации все-таки поменять формат и приобретать автотранспорт на районные ДК, которые могли бы обслуживать свои сельские филиалы. Потому что сейчас очень строгие требования к автотранспорту, находящемуся в собственности муниципального учреждения.

 

Надежда на новое помещение для «Творческой мастерской» и на новый концертный зал остаётся

– Вопрос, который сегодня в центре внимания, – помещение для Театра драмы Республики Карелия «Творческая мастерская», театр-то государственный…

 Согласен, больной вопрос. И корни его нужно искать еще в событиях 20-25-летней давности. Не буду напоминать  предысторию, она известна. Последние же события таковы.

В свое время, когда формировался проект предложений для подготовки празднования 100- летия Республики Карелия, был проект по реконструкции здания по Кирова, 12 для того, чтобы разместить в нем два учреждения культуры – театр и филармонию. Тогда же было запланировано 360 миллионов рублей под этот проект и подготавливалось техническое задание для реконструкции объекта. Она предполагала либо надстройку здания, либо пристройку к нему. И тот и другой проект оказались очень сложными в реализации. Особенно сейчас. Выяснилось, что один проект  ухудшает соляризацию окружающих домов, то есть закрывает солнце для тех, кто живет рядом. А реализация второго невозможна из-за того, что пристройка будет сильно завязана на те коммуникации, которые там уже проходят. Чтобы их переложить, потребуется столько же средств, как и для и строительства этого внутреннего куба.

Какое решение сегодня возможно? Театр устраивает только обновленный большой зал. Либо большой зал  либо никакого, то есть фактически театр настаивают на новом строительстве. Это в принципе возможно, если мы не только вернем те средства, которые были запланированы, но и проиндексируем их. Потому что время прошло, цены сейчас совершенно другие на строительные работы, 360 миллионов рублей – это еще по ценам 2012 года. Сейчас же фактически уже необходимо пересматривать ту схему, которая была раньше.  Возможно это? В принципе, да. Но все равно на период поиска этих средств необходимо приводить в порядок те помещения, в которых работают театр и филармония, другими способами. В любом случае необходимо ремонтировать залы, особенно театра «Творческая мастерская».

 

– То есть надежда на то, что будет все-таки у театра драмы свое помещение, осталась?

 Да, еще осталась. Мы над этим работаем, причем вопрос в том, какое решение мы окончательно  примем в консенсусе. Нам очень нужно достигнуть этого консенсуса. Который поможет добиться решения, которое удовлетворит все стороны, потому что те решения, которые мы планировали, не подошли для театра. И мы их отложили в сторону. Потому что понимаем: в первую очередь необходимо учесть интересы именно творческого коллектива, а не собственные.

В принципе тот зал, который сейчас занимает государственная филармония, не плох, но могу сказать одно: в Петрозаводске не хватает концертного зала на 1000 и более мест. По этому показателю мы вообще недотягиваем до норматива, какого угодно, и, конечно, это очень сильно снижает наши концертные возможности.

– А как же с планом строительства концертного зала в микрорайоне бывшего Онежского тракторного завода?

  Для компании ОХТА групп, которая перекупила у прежнего владельца   Онежского тракторного завода  эту территорию, естественно, было важно наличие там такого объекта культуры. И компания  вышла с предложением к правительству Республики Карелия: они готовы отдать участок, который был зарезервирован под объект культуры и тот эскизный проект, который они разработали под него. Мы просмотрели этот проект, кстати, замечательный, который предполагает создание мобильного концертно-выставочного комплекса. Зал такого типа построен в Финляндии и именно на бывшей заводской площадке, как предполагается и у нас.

Мы предложили строительство такого комплекса в рамках программы Министерства культуры Российской Федерации. Пока в ту литерацию программы, которая есть до 2018 года, эти  расходы не включены. Однако сейчас принято решение переформатировать государственную программу по культуре, и там скорее всего все-таки задача создания концертных залов в Российской Федерации будет поставлена. Об этом просили и представители творческой интеллигенции на встрече с президентом России В. Путиным. Это общая проблема, не только Петрозаводска, но в нашем городе  она особо очевидна, потому что никогда у нас не проектировался такой большой зал.

 

«На издательские проекты к 100-летию Карелии предусмотрены большие средства»

– Я не первый раз беру интервью у министра культуры, и из года в год задаю вопрос о финансировании книгоиздания в Карелии. Причем, суммы, выделяемые на это из бюджета республики, постоянно уменьшаются при обратно пропорциональном росте типографских  расходов, цен на бумагу. В прошлом году было выделено всего 500 тысяч. Какая ситуация в этом году?

 Такая же, как и в прошлом, – пока в бюджете не заложено ни рубля. Но, как и год назад, мы будем выходить с поправками в бюджет, чтобы нам на книгоиздание средства в этом году все же выделили. Эта история повторяется из года в год, потому что сейчас принято решение сначала закрыть все социальные обязательства за счет бюджета, то есть полностью обеспечить  повышенную заработную плату, о которой я говорил, она предполагает очень большие средства. Плюс сейчас еще должны будут уйти дополнительные средства в культуру, которые будут направлены на повышение зарплаты низкооплачиваемым работникам, у которых МРОТ не соответствует новому базовому уровню.

У нас и в прошлом, и в позапрошлом годах  именно такая ситуация и была. Мы сначала закладываем в бюджет все социальные потребности, потом республика живет квартал, смотрит, каким образом формируется доходная база, и тогда мы подаем заявку на те задачи, которые у нас есть. В том числе по книгоизданию, комплектованию  библиотек и так далее. Если появляются источники финансирования, то наша заявка удовлетворяется. По нашему опыту, думаю, так будет и в этом году.

– Впереди 100-летие республики. Когда, как не сейчас, стимулировать книгоиздание, выпуск новой краеведческой литературы, исторических изысканий…

 О, этот другой вопрос. Это федеральные деньги, и в федеральной целевой программе предусмотрены издательские проекты, причем большие. Средства начнут выделять именно с этого года. На федеральные деньги целевым образом зафиксированы те издания, которые должны быть разработаны и изданы. Заказ уже давно сформирован.

А  книгоиздание, о котором мы сейчас говорим, это те издания, которые принимает комиссия, оценивающая художественную ценность рукописей, которые издаются за счет средств регионального бюджета. Часть из этих книг уходит в библиотеки. Вот за счет этого мы еще формируем библиотеку карельских авторов.

 

– Можно рассчитывать хотя бы на миллион рублей?

– Не могу сегодня назвать конкретно сумму.  Я уже говорил, что она зависит от того, как будет складываться доходная часть бюджета республики.

 

Менеджмент в культуре слабый

– Что бы я хотел сказать: у нас есть возможности получения  дополнительных средств на различные проекты, в том числе и на книгоиздание. Возьмем, к примеру, программу «Пограничное сотрудничество»  чего только там нет! Я могу вам сказать, что только из этой программы мы сейчас за один только год вытащили 260 миллионов рублей на культуру.

В Москве жалуются, что в Карелии не очень высокая активность подачи заявок на президентские гранты. Но получить их можно только на социальные либо просветительские, грамотно разработанные и обоснованные проекты. А не на просьбы о помощи и жалобы, что нет денег. К сожалению, одна из самых больших проблем нашей отрасли – слабый менеджмент в культуре.

Важна сегодня и задача воспитания наших управленцев муниципального уровня. Они должны утвердиться, наконец,  в мысли, что культура  это огромный ресурс, им важно управлять и уметь им управлять. Однако, они культуру как ресурс не рассматривают, поэтому управления культуры часто в районах сокращают, а вопросы культуры просто передают заму по социальным вопросам. Нередко вообще вопросами культуры в районах предметно никто не занимается.

Недавно мы провели коллегию в Прионежском районе, ну очень много выцепили там проблем. Они такие же и в других районах. Ситуация же такая: вопросами культуры занимаются управленцы, которые никогда не имели дела со сферой культуры, подходят к ней как к объекту экономики. И начинают делать выводы, исходя из формальных показаний деятельности учреждения. А как  культура формирует среду, каким образом она содействует созданию условий жизни в данном сельском поселении, никого не интересует. И тем более никто не задумывается о том, как или каким образом культура может послужить району, населенному пункту. И в этом плане нужно возвращать грамотных управленцев, которые понимают, что у культуры ее внутренняя себестоимость очень высокая. Просто ее делают люди специальные, которые туда пришли с достаточно альтруистическими целями. Такие есть, но их очень мало.

И когда говорят, ну давайте сейчас притушим этот огонек, а когда у нас будут деньги, подкинем туда уголек, и он разгорится в пламя. Не будет этого. В культуру так просто людей не вернуть. Да, на высокую зарплату, которая сейчас растет, люди найдутся. Но это не те люди, которые смогут сформировать заново и возродить то, что было. Ведь культура не должна иметь прерывистую историю. Она постоянно должна поддерживаться. Тогда она будет иметь свою ценность для территорий, для людей.

Алексей Лесонен. Фото Ирины Ларионовой
Алексей Лесонен. Фото Ирины Ларионовой
  • Александр

    Я вот каждый раз удивляюсь хитрости нашего гос-ва: средняя зарплата в любой отрасли просчитывается только одним способом — все сложить (включая олигархов!) и разделить на количество людей.Ну давайте введем еще второй способ, более честный: вычтем владельцев, министров и других высокооплачиваемых чиновников с их зарплатами из общего списка, а потом и подсчитаем, сколько получают, к примеру, в культуре обычные труженики, пусть даже включая заведующих отделами библиотек, клубов (но не министерских отделов)…То есть всех, кроме начальников.Вот и получим реальные цифры. А еще хотелось бы такую таблицу увидеть в культуре: самая низкая зарплата сотрудников (не об уборщицах речь идет) и самая высокая. Зарплата в ПТЗ и зарплата в деревне, в отдаленном районе, где молоко в магазине стоит 82 руб за литр. И тогда увидим истинную картину благосостояния человека, работающего в культуре.

  • Анна Сергеевна

    У меня после интервью осталось к министру много вопросов, хотя журналист и пыталась вывести его на конкретику.Не знаю, часто ли министр бывает в глубинке, но предложения о электронной записи на книги из библиотеки звучат смешно! Люди там детям в город позвонить не могут,скорую не могут вызвать! Связь практически отсутствует.
    Маленькие деревушки — это последний форпост умирающей деревенской культуры, а она там действительно держится на альтруистах. Посмотрите, люди в маленьких деревнях стали открывать свои маленькие музеи, чтобы увидели их внуки старину, чтобы знали побольше о жизни предков и своих корнях.Надо поддерживать такие начинания, сохранять, помогать, а не закрывать! И не важно, сколько человек в деревне живет: они охраняют и сохраняют культуру. И приведут тропки культурных туристов в эти деревушки, потому что там все — настоящее.

  • Валентина Р.

    Спасибо за интервью, проведенное журналистом В. Чаженгиной на высоком профессиональном уровне. Интересно было узнать про будущее нашей культуры. Да, трудно планировать его при таком бюджете, но в первую очередь все же надо думать о селе. Нельзя лишать людей в маленьких деревнях последнего очага культуры, последней опоры культурной жизни — библиотек и клубов.Там больше выйти некуда, кроме магазина, да и то они теперь открыты далеко не везде и не каждый день. А люди хотят сидеть не только у телевизора.Не закрывайте библиотеки в маленьких деревушках! 50 человек — тоже люди!!!

  • Юлия

    Читала с трудом. То очень хотелось сказать: «Друг Аркадий, не говори красиво!», то с души воротило от великосветских рассуждений о жизни на селе, в деревне. Пункт выдачи вместо библиотеки…Так и хочется, простите, треснуть электронной формой записи дяди Васи плотника из деревни Великая Нива.

    Иногда сердце радовалось — ремонт домов культуры, фондохранилище, кинотеатры, надежды слабые на новое здание театра и архива. Консенсусы, литерации, переформатировать…умный министр. Хотелось бы, чтобы он озвучил свою зарплату, чтобы знать, сколько зарплат работников культуры уравновесилось его доходами до средней.

    От последнего раздело затошнило. Вначале бегали с флагами эффективных менеджеров и управленцов. Когда выяснилось, что те про культуру не тянут, а тянут не туда, заговорили про уголёк, огонёк и камелёк, про людей-альтруистов. Низкую зарплату которых будут своей высокой разбавлять, с которых будут нормативы и кучу бумаг требовать, на чьём альтруизме и энтузиазме выезжать. Потом возьмут и закроют их детище и хорошо, если в душу не наплюют.