Культура

Её место осталось вакантным

По случаю 75-летия Симфонического оркестра Карельской госфилармонии стены фойе перед Большим залом украшены афишами прошлых лет. Перед нами проходит плеяда дирижеров, возглавлявших оркестр в разные годы, солистов-гастролеров и солистов оркестра. Среди них и имя арфистки Ариадны ТУГАЙ, которой в уходящем году исполнилось бы 75 лет. Исполнительскую культуру конца 50-х – начала 90-х годов в нашей республике невозможно представить без нее.
 
Ариадна ТугайАриадна Тугай была не только солисткой оркестра. Со своим хрупким и не предназначенным для транспортировки инструментом она побывала в разных районах, стремясь познакомить с его божественным звучанием жителей разных уголков республики. Многое в нашей музыкальной жизни связано с нею. Она была организатором класса арфы во всех ступенях образовательного процесса – школе, музыкальном училище, консерватории. Как педагог воспитала немало арфисток, разлетевшихся по всему миру. Вокруг нее образовался своеобразный клуб любителей арфы. Она вдохновила на создание произведений для своего инструмента многих композиторов Петрозаводска, Ленинграда и других городов бывшего Советского Союза и зарубежья. С такой влюбленностью в свой инструмент и настоящей одержимостью в избранном на всю жизнь деле, конечно, надо родиться.
Не все легко и просто складывалось у Ариадны на первых порах. Период, когда обычно начинают заниматься музыкой, выпал для нее на годы войны. Из-за этого она даже пропустила первые два класса общеобразовательной школы, правда, в третьем быстро наверстала упущенное. Уже тогда проявился ее настоящий бойцовский характер.
Непросто складывались и отношения с музыкой. Желание заниматься ею, причем только на фортепиано, пришло в разгар учебного года, когда классы были уже укомплектованы. Но она настаивала, и директор школы рискнул предложить ей арфу. Успех Ариадны в овладении этим инструментом был очевидным, но мысль вернуться к желанному фортепиано долго не оставляла. К счастью, постепенно страсти улеглись, и приблизилось время поступления в Ленинградскую консерваторию.
Общеобразовательную школу она окончила с золотой медалью, а вот с музыкой оказалось сложнее: в школе ей пришлось заниматься меньше, чем сверстникам, а выдержать предстояло серьезный конкурс. И опять помогли воля и желание во что бы то ни стало добиться результата. За два месяца каникул, занимаясь буквально сутками, Ариадна подготовилась так, что достойно преодолела вступительный порог.
Каждому исполнителю необходим как воздух собственный инструмент, и желательно хороший. Ариадна поняла это еще студенткой. Цена арфы тогда равнялась стоимости трех пианино! С присущим ей упорством. арфистка стала зарабатывать необходимую сумму.
На финише консерваторского обучения Ариадна Тугай приняла участие в I Ленинградском конкурсе молодых музыкантов и стала его дипломантом. Это был очень важный шаг для самоутверждения в профессии. Как отличница она могла при распределении претендовать на лучшее место, в частности, ей предложили Одессу. Но она выбрала Петрозаводск, возможно, потому, что он близок к Ленинграду, где оставались мама и сестра.
В оркестре республиканского Комитета по теле- и радиовещанию, к которому тогда был приписан симфонический оркестр, штатной единицы арфистки не было. Но замечательный дирижер Виталий Катаев понимал, что без арфы не может быть полноценного оркестра, и сделал все возможное, чтобы взять Тугай.
Поначалу она была проведена «на должность скрипача третьего пульта в группу первых скрипок» (выдержка из приказа), но вскоре получила свое законное место и сразу заявила о себе как музыкант, не довольствующийся возможностями оркестровых партитур, тем более что далеко не в каждом произведении присутствовала партия арфы. Надо было выходить на концертную эстраду самостоятельно.
Произведений для арфы создано немного. В основном это классика XVIII века – Бах, Гендель, Кардон, Моцарт. Овладение этими сокровищами стало задачей номер один. Но Тугай этого было мало. Она хотела сделать арфу постоянно звучащей, концертирующей на равных с другими популярными инструментами. А потому уже в студенческие годы Ариадна стала обращаться к композиторам с просьбой написать для арфы.
Первыми откликнулись ленинградцы С. Слонимский и Л. Вишкарев. В Петрозаводске очаровательную пьесу «Ветерок» написал для нее Ройне Раутио. Необычное произведение создал Эдуард Патлаенко. Склонный к эксперименту, он воспользовался полузапретной для советских композиторов атональной техникой и назвал сочинение «Геометрические вариации». Эта новаторская музыка в исполнении на старомодном инструменте, как писала сама Тугай, «казалась чудом и всех изумляла». Ее арфу любил Петр Козинский и создал для нее настоящий музыкальный букет из пьес разных жанров. В свое время совсем молодой композитор Александр Белобородов сочинил Концерт для арфы с оркестром.
Большой успех выпал на долю Тугай в концертах Декады национального искусства в Москве в 1959 году, за что она сразу получила звание заслуженной артистки КАССР. Московские знакомства, в частности, с выдающейся советской арфисткой Верой Дуловой, большая исполнительская работа ввели ее в круг членов Всесоюзного творческого объединения арфистов.
Концерты Ариадны Тугай становились заметным явлением арфовой культуры в нашей стране, а постепенно и за ее рубежами. Приведу отклик одной из ленинградских газет: «У Ариадны Тугай арфа звучит то как испанская гитара, то как итальянская мандолина, то как русские гусли звончатые. Но при этом арфа остается сама собой, инструментом древним и современным…»
В 1990 году во время гастрольной поездки Симфонического оркестра в Финляндию Ариадна Тугай помимо участия в общей программе турне получила приглашение дать серию концертов вместе с оркестром города Оулу в рамках фестиваля, посвященного композитору Л. Мадетоя. Помимо этого на Юлейс-Радио в Хельсинки она сделала записи сольного исполнения произведений финских и карельских композиторов. Желание пополнять свой репертуар вывело карельскую арфистку на международные связи с англичанином Девидом Уоткинсом, поляком Тадеушем Пацеркевичем, американцем Карлосом Сальседо.
Но и в России Тугай была в постоянном поиске. Она перекладывала для арфы произведения для других инструментов. Проводила многие дни, складывающиеся в годы, в библиотеках страны в стремлении отыскать забытые сочинения. Фактически она открыла концерт русского композитора Николая Березовского, покинувшего Россию после 1917 года.
В исполнительской манере Тугай профессионалы отмечали такое качество, как певучесть. Это было необычно, поскольку звук на арфе извлекается щипком. Ариадна добивалась певучести в собственной игре и обучала этому своих питомцев. Так она создала карельскую исполнительскую школу игры на арфе, лучшей представительницей которой стала ее дочь Илона Нокелайнен. Потом та прошла школу исполнительского мастерства в Московской консерватории под руководством Веры Дуловой. Сейчас Илона солистка Национального филармонического симфонического оркестра под управлением Владимира Спивакова. В нашем Симфоническом оркестре партию арфы исполняет одна из первых учениц Ариадны Тугай Ольга Полякова.
Работая в библиотеках страны, проследив всю историю бытования арфы в стране, Тугай, зная, что об этом еще никто не писал, создала монографию «Арфа в России». Автор не успела издать книгу сама, в 90-х годах это было невозможно. Только в 2007 году благодаря усилиям дочери она наконец появилась на свет, став украшением литературы об этом древнем и прекрасном инструменте.

Все, что в Карелии связано с именем Ариадны Тугай, стало достоянием нашей культуры. С ее уходом из жизни в 1993 году полноценной замены так и не нашлось. Ушел в историю и созданный ею в консерватории класс арфы. К счастью, фонотека Карельского радио пока еще хранит в записи искусство Ариадны Тугай, только до слушателей оно практически не доходит…

 
"Лицей" № 12 2008