Культура

Театр по-фински

Национальный колорит – это не народный костюм с вышивкой и не фольклорные песни. Герои новой постановки Национального театра «Любить по-фински» одеты вполне современно, а два музыканта, которые появляются из-за кулис в нужныq момент, играют узнаваемые рок- и поп-мелодии. Однако зритель сразу понимает: действие комедии происходит именно в Финляндии. Дело в особом юморе пьесы: оказывается, наши соседи гордятся своим загадочным финским характером не меньше русских и смеются над собой не менее остроумно.

Впрочем, не только это делает спектакль режиссера из Финляндии Веса Тапио Вало по-настоящему национальным. Финский театр обладает собственной стилистикой, и никакая глобализация пока не сделала его язык интернационально-бледным, похожим на другие. Спектакль «Любить по-фински» стоит посмотреть хотя бы уже для того, чтобы воочию увидеть это явление.

Режиссер Веса Вало считает Национальный театр Карелии уникальным явлением. Пьесу современного финского классика Пааво Хаавикко он поставил на петрозаводской сцене в рамках сотрудничества Национального театра и Союза театральных режиссеров Финляндии. По сути дела, это был эксперимент, потому что никто не знал, как петрозаводский зритель примет довольно абсурдную постановку. Особый юмор этой северной страны не везде находит признание. Так у кинорежиссера Аки Каурисмяки не так много поклонников, но они есть.

О кино я вспомнила не случайно. В спектакле «Любить по-фински» много «киношного»: это и видеопроекция то ли неба, то ли воды, то ли отражения неба в воде. И действие, которое разворачивается в нескольких планах, помогая рассказчику оживить события, о которых идет речь. И работа актеров, рассчитанная, скорее, на сверхкрупные планы, чем на театральную сцену. Впрочем, создатели спектакля не забыли и об условности: в сценографии Ирины Прониной присутствуют природные стихии, отправляя зрителя хоть и к современному, но народному эпосу. Это вода, камень и дерево. Камень и дерево не настоящие, сделаны из бутафорских материалов. А вот вода реальная, и актеры с удовольствием плещутся в ней по ходу действия.

В спектакле Веса Вало вообще немало натуралистичного при всей абсурдности происходящего. Юмор драматурга Пааво Хаавикко поначалу немного шокирует физиологическими подробностями, что вполне объяснимо: большая часть финнов выросла в сельских условиях, в единении, так сказать, с природой, среди домашних животных и птиц. Да и сюжет пьесы располагает к подобным шуткам: горячий финский парень Туро (Пану Ранталайне) повадился ходить в парикмахерскую к симпатичной блондинке Лейле (Элли Нярья), парикмахерша отвечает ему взаимностью. Но Туро этого мало, он начинает ухлестывать и за темненькой сестричкой Лейлы Туйей (Хенна Хаваринен). В результате обе девушки ждут появления на свет ребятишек, пока их поклонник выпиливает из бревна огромный женский торс.

Впрочем, главными героями пьесы являются не участники любовного треугольника, а мать девочек Кайса (Эйла Хидман) и ее сосед Отто (Анатолий Радостев). В оригинале пьеса Пааво Хаавикко названа их именами. Их связывает давняя любовь, такая давняя, что даже сами герои уже забыли, что любят друг друга. Каждую весну Кайса подает в газете объявление о продаже земельного участка и ждет подходящего покупателя-мужчину, который вырубил бы лес так, чтобы с высоты птичьего полета было видно ее имя. А принц с топором так и не приходит.

Зато есть сосед Отто – этакий деревенский философ, который ходит даже летом в шкуре убитого лося и в каске с рогами на голове. Размышляя о своей судьбе, он говорит: «Не один узелок рыболовной сети распутаешь, пока что-нибудь поймешь в жизни». И трогательно заботится о своей непутевой Кайсе. Может быть, это и есть любить по-фински? «Если тебе достался непутевый мужчина, всю жизнь будет с тобой, никуда он от тебя не денется», – говорит Кайса. Может быть, в этом и есть обычное человеческое счастье?

 

"Лицей" № 5 2009