Литература

Великое возвращение

Под завязку октября поминали Николая Клюева. Не только у нас в Петрозаводске. Праздники клюевской поэзии прошли в Москве, Санкт-Петербурге, Томске… 

Официально считается, что поэт погиб в свой день рождения, 24 октября, однако дата смерти весьма приблизительна: на самом деле 24 октября 1937 года до краев заполнилась братская могила на Каштачном поле под Томском, которая приняла помимо Клюева 20 профессоров томских вузов, князя Голицына, княгиню Волконскую, десятки священников и еще множество невинно убиенных. Последних расстреляли 24 октября, тогда и засыпали яму землей. 

В нынешнем году Клюеву 125 лет. Поэт возвращается к нам уже не первое десятилетие, просачиваясь из небытия поэтическим откровением, и цель праздника клюевской поэзии в Петрозаводске – донести до слушателей, зрителей, собеседников волшебную вязь клюевских строчек. Вообще, несмотря на то что Клюев в нашем городе бывал – учился в фельдшерском училище и даже сидел в тюрьме еще до революции за «апостольские речи», – для некоторых, даже весьма продвинутых обитателей Петрозаводска, поэзия «песнопевца Николая» стала настоящим открытием. 
Вот уже второй год подряд праздник клюевской поэзии в Петрозаводске проходит под эгидой поэтического театра «Кредо», руководит которым заслуженный деятель искусств Карелии Николай Прокопец. Гости выступали в петрозаводской городской библиотеке № 22, в педуниверситете, в Кондопоге, а заключительный гала-концерт состоялся в зале Петрозаводского музыкального колледжа. 
Со сцены прозвучали отрывки из поэмы Клюева «Погорельщина», на которой, по выражению самого поэта, он и «погорел». Вообще, «Погорельщина» – произведение сложное даже для чтения с листа, не говоря уже о поэтической декламации. Как считает гость праздника композитор Владислав Панченко, Клюев настолько музыкален, что его стихи вообще нужно петь, как в старину пели былины, их же никто не читал из книжки. А гостья с родины поэта, старший научный сотрудник музея Клюева в Вытегре Нина Фомина, полагает, что многие до сих пор склонны рассматривать Клюева только как учителя Есенина, тогда как по правде выстраивается поэтическая цепочка: Клюев – Есенин – Рубцов. 
Это поэты с подлинно христианским мироощущением, и Клюев среди них родоначальник, да к тому же старообрядец. И вот эта крепкая истинно русская закваска до сих пор жива в вологжанах, которые окают именно потому, что они потомки старообрядцев, привыкших читать, округляя слова, книги на церковнославянском. Музыковед из Санкт-Петербурга Валерия Дарда также подчеркивала исконно русский дух поэзии Клюева, которую можно сравнить с шахтой, прорытой в самое чрево земли, к сокрытой магме древней словесности. Вообще, сейчас далеко не каждый человек переведет на современный русский язык такую строчку: «Порато баско зимой в Сиговце». А подобных строчек у Клюева тьма.
Ни один поэт не существует в замкнутом пространстве, он вписан в единый мировой поэтический контекст – именно этому посвятила свое выступление старший научный сотрудник музея Ахматовой в Санкт-Петербурге Татьяна Позднякова. Ахматова – Гумилев – Клюев – еще одна ниточка, пронизывающая поэзию Серебряного века…
Словом, праздник клюевской поэзии, без преувеличения, стал именно праздником для всех, кто любит и ценит русское слово. Состоялся он при финансовой поддержке Фонда Форда, АНО «Единство журналистики и культуры», администрации Петрозаводского городского округа и МУ «Социальный культурный центр».
24 октября гости праздника в полном составе посетили родину поэта Вытегру.
 
"Лицей" № 11 2009 
  • Татьяна Короткова

    Покопец делает большое дело, увлекая поэзией студентов. А уж почему никто до него не додумался проводить в Карелии праздники поэзии — вообще непонятно!