Литература

Бал-маскарад

Наш постоянный автор Борис ГУЩИН закончил повесть «Чародейка». События рисуют светскую жизнь Петрозаводска зимой 1886/87 года. Главные герои – девятнадцатилетний актер и режиссер Н.И. Собольщиков-Самарин и губернаторша Е.В. Григорьева, дама бальзаковского возраста. Публикуем небольшой отрывок об одном из рождественских балов-маскарадов того времени.

На носу были рождественские бал-маскарады и надо было думать, в каком виде появиться на юбилейном балу в зале общества.
 
Прямо перед балом-маскарадом Николай Иванович надел фрак, повязал голову черной косынкой, прикрепил к правому уху большую медную серьгу, приклеил препротивные усики, встал перед зеркалом и сделал несколько движений под парижского апаша из виденной еще в Петербурге оперетки. Сам себе он понравился. Надел черную маску и пошел на бал.
 
Убранство зала сияло великолепием. Ряды кресел были вынесены, но никакой пустоты не чувствовалось. Во всех четырех углах зала красовались киоски, обставленные деревьями и кустами из реквизита. Направо от входа киоск был занят различной мелочью, начиная от ручки для пера, фарфоровых безделушек и кончая золотыми и серебряными вещами. Левый киоск предлагал конфеты и шампанское, бутылки которого стояли в серебряных ведерках со льдом. Третий киоск слева предлагал фрукты: яблоки, груши, виноград, апельсины и засахаренные экзотические ягоды. В четвертом киоске был лимонад. Два последних киоска соединяла цепь живых елок, поставленных около рампы. Елки были подобраны так, что крайние были по высоте киосков, а к середине постепенно понижались, образую дугу так, чтобы на сцене был виден шаловливый амур с луком, делающий достаточно приятные для глаза танцевальные па. В киосках сидели самые красивые петрозаводские то ли дамы, то ли барышни в масках. Оркестр на балконе не был виден.
 
Начался полонез. Николай Иванович увидел Лизу Потапову в костюме Коломбины, и они пошли последней парой. Лиза, как всегда, улыбалась, и Николай Иванович не мог понять, узнала она его или нет.
 
Удивило то, что полонез начинали вице-губернатор с супругой, а не губернатор с Елизаветой Владимировной.
 
После танца Николай Иванович оказался возле киоска с шампанским и обратил внимание на то, что к даме с глубоким декольте, сидящей в киоске, пристает с просьбами о свидании уже подвыпивший чиновник:
 
– Где же мы с вами встретимся, дорогая? Может, в Гостином? А то, может, на катке?
 
– Ах, оставьте ваши глупости, – кокетливо говорила дама.
 
– Какие же это глупости! Я вполне серьезно.
 
– И я вполне серьезно, – рассердилась дама, приподняв маску.
 
– Ва-ва-ваше превосходительство, простите меня ради Христа. Не погубите.
 
– Захочу – погублю, – мефистофельским баском проговорила губернаторша, весело подмигнула Николаю Ивановичу и снова надвинула маску.
 
– Немедленно домой и спать до утра, – прозвучал приказ незадачливому кавалеру.
 
…Елизавета Владимировна достала из-под прилавка хрустальный графин с притертой пробкой и угостила Николая Ивановича шипучим напитком. Он поблагодарил, и все внимание теперь обратил на маскарад, который являл калейдоскоп «…одежд и лиц, племен, народов, состояний». Петрозаводчанки были весьма разнообразны и очаровательны.
 
Вокруг него кружились роскошная мавританка, строго выдержанная фламандка, египтянка с классическим ибисом на голове, цыганка, все норовящая погадать, меланхоличная эльзаска, тиролька, польская крестьянка, древние гречанки и римлянки. Здесь были четыре времени года, из которых выделялась юная грациозная Весна. А вот целый цветник – застенчивый ландыш, яркий пунцовый мак, желтый подсолнух, скромная незабудка. По залу носится восхитительный чертенок с трезубцем, а загадочный эльф хочет остановить его своей волшебной палочкой.
 
Маскированных мужчин были почему-то единицы. Николай Иванович заметил римского воина, матроса и двух мужиков в лаптях, картинно споривших о чем-то.
 
Хороша была Вера Григорьевна в костюме римлянки. На некоторых дамах были мужские военные костюмы. Во время танцев эти дамы поручали кавалерам свои доспехи, и те расхаживали по залу с ружьями, копьями и саблями.
 
Николай Иванович обратил внимание, что киоск с шампанским неожиданно опустел. Через несколько минут губернаторша появилась тоже в костюме «милитер». На голове у нее был металлический шлем. В ушах и на висках – фигурные подвески. Длинное меховое платье в талию было подпоясано серебряным поясом, на котором висел холодно поблескивающий меч. Зал встретил ее аплодисментами. Губернаторша станцевала пару танцев с римским воином. Меч охраняла Вера.
 
Танцы продолжались далеко за полночь.
«Лицей» № 1 2010