Литература

Иначе — можно!

 Дневник молодого человека
В петрозаводском издательстве «Версо» вышли сразу два сборника Святослава Домасева — поэтическая «Ниточка над пропастью» и книжка афоризмов и размышлений «Экзерсис».
 
Это как раз тот случай, когда хочется отметить в первую очередь содержание, а не форму. Обе книжки, по сути, своеобразный дневник становления молодого человека эпохи конца социализма и краха идеалов, связанных с ней. Поэтому даже я — не как редактор, а как читатель — в наивных поэтических откровениях, которые Святослав писал еще во времена «светлого царства социализма», нахожу отголоски собственных мыслей и мечтаний той далекой поры, поглощенной океаном истории.
 
В некоторых афоризмах Святослава, написанных уже в зрелом возрасте, проскальзывают провозглашенные эпохой социализма вера в себя, воспитание воли, единство слова и дела: «Хочу — значит, могу», «У победы много путей, а у поражения только один». Многие из его высказываний могли бы украсить школьный актовый зал… Ну а что в этом плохого?
Рассказывают, что «Экзерсис» С. Домасева некоторые старшеклассники Державинского лицея постоянно носят в портфеле и дают почитать только тем, кому действительно доверяют. Охотно верю. Именно потому, что в авторе чувствуется то самое природное мужское начало, которого нынче, в эпоху постмодернизма, недостает не то что в книжках, а вообще в жизни. Святослав Домасев — мужик, с которым можно поговорить по душам. И я заявляю это, не будучи знакома с ним лично и даже несмотря на то что как редактор могла бы раздраконить некоторые его юношеские стихи, писанные еще в армии. Честно говоря, просто не хочется, потому что он мне «друг, товарищ и брат», по которому, как и по мне, танком проехалась эпоха, и теперь от явно слабых строчек «Я знаю: не сдаются крепости упрямые. Пусть надо мною смеются все, кому не лень. Но эти башни серые и храмы златоглавые больше не сдадутся, не ждите этот день» становится только больно. Потому что по пальцам можно пересчитать крепости, которые действительно не сдались, не променяли светлые идеалы на теплое местечко. И я, честно говоря, очень удивляюсь, когда слышу, что в штатное расписание некоторых госучреждений вернулась должность «зам. по идеологическим вопросам». А какая у нас сейчас идеология? Как она называется? Бюрократическая? Либеральная? Центристская? Гуманистическая? В последнее верится с трудом.
Еще рассказывают, что в библиотеке воинской части за книжками Домасева солдаты записываются в очередь и цитируют его стихи в письмах домой: «Даже если ты — мелкая сошка, не теряйся в месиве драк. Наша жизнь — это просто ладошка, крепко сжатая нами в кулак». Это по-настоящему мужские строчки, высказанные строго, но, заметим, без мата. А ведь иначе в последнее время мужики вроде бы не умеют. Ну не знают они других слов для выражения сильных эмоций.
Наверное, еще и по этой причине книжки Святослава пришлись по душе заключенным мужской колонии, откуда уже приходят отзывы. Воистину нам не дано предугадать, как наше слово отзовется!
Который раз, читая иные гладкие, но бездушные строчки маститых поэтов, я ловлю себя на мысли: почему же поэзия профессиональная зачастую остается невостребованной, а вот такие неровные строчки находят живой оклик читателей, причем без какого-либо принуждения со стороны педагогов и библиотекарей? Чем подкупают эти книжки? Наверное, своей искренностью. А еще чувствуется в них авторская философия жизни. Хотя жанр философических писем нынче не в моде, все же каждому полезно бывает в некоторый момент остановиться и призадуматься: кто он, что он должен делать, на что он может надеяться.
 
«Лицей» № 10 2010