Литература

Ночь после Рождества

1. …пронзили руки мои и ноги мои. 
  (Пс. Давида, 21, 17) 

Ты родился Мессией, – стал укором… 
Мессия? Что ж, — сгодится для борьбы 
С орлом двуглавым, баловнем судьбы; 
Да и царю он – смертным приговором.

 
Меж пытками и светским разговором 
Великий Ирод строил белый храм, — 
Не Господу – супруге Мариам; 
Являя Богу свой звериный норов.

Лишь три волхва узнали лик Давида 
В лучах Звезды… И поняли укор: 
-Увы, Отец! о ризах жаркий спор… 
Бросают жребий… Кончилась коррида.

Ах! не любовь, но тысячу чертей 
Всем нам, ползущим тропами страстей. 

2. В те дни и в то время взращу Давиду Отрасль праведную, 
  и будет производить суд и правду на земле. 

  (Пр. Иеремия, 33, 15) 

  Всем нам, ползущим тропами страстей, 
Ни плач Иеремии, ни Акоста, 
Ни сладковатый запах Холокоста, 
Не стали стражами Твоих путей. 

В нас – жажда жить. Чтоб просто, без затей: 
Чтоб был достаток в сундуках дубовых, 
Чтоб сытыми дожить до дней гробовых, 
Чтоб в Судный День не вздыбили костей. 

Как в Рай войти и сытым быть? Дилемма… 
Паломниками топчем Назарет, 
Не ведая о том, что на заре 
Там небо плачет кровью Вифлеема. 

Мы то, что у сороки на хвосте, 
Но, со свечами! (милостью властей). 

3. И слава Господа вошла в храм путём ворот, 
  обращённых лицом к востоку. 

  (Пр. Иезекииль, 43, 4) 

  Но со свечами! – милостью властей, — 
Рванулись в храмы, — лептой откупиться; 
А в одиночку, сердцем ниц склониться 
И слушать стон зарезанных детей 
Нам страшно… И мы просим крепостей: 
Кус хлеба, чтоб на каждый день, — и с маслом, 
И дом за крепким и высоким пряслом, 
И много, – много суетных вестей. 

Придёт ли Он? Глубоки больно раны… 
А сны Езекииля говорят: 
— Он будет приходить, пока горят 
Стоглазые колёса Махаяны! 

Его ли ждать надменным «мухоморам»,  
Псалтырящим хвалу фальшивым хором? 

4. И по истечении шестидесяти двух седмин 
  предан будет смерти Христос, 
  и не будет…  
  И утвердит завет для многих одна седмина. 

  (Пр. Даниил, 9, 26, 27) 

Псалтырящим хвалу фальшивым хором 
Простится грех. Провидец Даниил 
Увидел сон во сне: священный Нил 
Попятился, — сражён духовным мором. 

Пещное действо театральным вздором 
Считаем, а подумать недосуг: 
— Дахау? 
  — Ах! Освенцим, Равенсбрюк… 
— А дуче с католическим приором? 

Всё, как дуэт Прилепы с Миловзором, 
Своей далёкостью ласкает слух 
Нам, сытым, — славящим фальшивым хором 
Тебя, впряжённого в отцовский плуг. 

А Ты всё шлёшь и шлёшь детей в дозоры… 
Взойдёт ли семя Истины? 
  С позором? 

5. Ибо земля наполнится познанием славы Господа, 
  как воды наполняют море. 

  (Пр. Аввакум, 2, 14) 

  Взойдёт ли семя Истины? С позором 
Он побратался, — ярый Аввакум, 
Ослепший от страстей и тяжких дум, — 
Рассек Россию надвое раздором. 

С тех пор война Московии с помором 
Не затихает ни на божий день: 
Цари наводят тени на плетень, — 
Разбойник – брат дерётся с братом вором. 

О Господи! Гляди… с крестом на чреве 
Орёт: — Распни его! Распни!.. А те? 
Те в партиях – не знают о Христе, 
Но держат про запас кадила в хлеве. 

Вот истина: Ты в гвалте, в суете, 
Был трижды предан братом в простоте. 

6. И ты, Вифлеем – Ефрафа, мал ли ты? 
  Из тебя произойдёт Мне Тот, Который должен быть Владыкою 
  в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных. 

  (Пр. Михей, 4, 5; 5, 2) 

  Был трижды предан братом в простоте. 
Предательство, как ябеда дитяти, 
Невинно и Спаситель на осляти 
Триумфа ждал от нас в полуверсте… 

А в Вифлееме чудо: на кусте 
Терновом лилии багряным цветом 
Зевак смутили, — шли из Назарета 
Царя увидеть в явленном Христе: 

-Гляди Михей! Да этот ли спаситель, 
Которого мы ждём? Лица в нём нет, 
Ни стати, ни огня в очах – в нём нет. 
Царь иудейский?! Он же местный житель! 

Так родом избранным, что вслед свистел, 
Ты трижды — три был проклят на Кресте. 

7. И показал он мне Иисуса, великого иерея, 
  стоящего перед Ангелом Господним, и сатану, 
  стоящего одесную его, чтобы противодействовать ему. 
  Иисус же одет был в запятнанные одежды. 

  (Пр. Захария, 3, 1,3) 

  Ты трижды – три был проклят на Кресте. 
Душа раба больна конкистодором, 
Кострами вер, паломничеством в горы: — 
Крест обратила в Гриб на высоте. 

Мы любим православие – не Бога. 
Мы верим в племя, Храм Твой не любя. 
Мы любим даже в чёрте из Магога 
Себя! Себя! Себя! Но не Тебя. 

За дверью протестантского порога 
Ты не увидишь Своего Следа… 
Увы, раб любит собственного бога, 
Лишь грянет в мир нежданная беда. 

Ты проклят до Суда по Договору: 
Священником, разбойником и вором. 

8. И я дал тебе царя во гневе Моём, и отнял в негодовании Моём. 
  Ибо Я милости хочу, а не жертвы, и Боговедения более, 
  нежели всесожжений. 

  (Пр. Осия, 13, 11; 6, 6) 

  Священником, разбойником и вором 
Обласкан был Иуда Кариот. 
Взглянул?.. Лицо покрылось серым флёром… 
И тридцать сребряных швырнул зелот! 

Заложен первый камень; — щит, оплот 
Учения грядущих волонтёров. 
А на плацу орёт голодный скот: 
-Варавву – нам! Распни царя – актёра! 

-Прости им, Отче! – они не знают, 
Что делают, -Твои слова негромки, 
Но крепче стали (маги признают); 

А нам, рабам, слова Твои – потёмки… 
Из слов себе готовим тыщи блюд; 
Вот, два тысячелетья мы – потомки. 

9. …и придёт Желаемый всеми народами, и наполню дом сей 
  славою, говорит Господь Саваоф. 

  (Пр. Аггей, 2, 7) 

  Вот, два тысячелетья мы – потомки, 

Псалтырим по бумажке «Верую»; 
Авось, спасёмся братья серые? 
А коли в ад – подстелит Он соломки. 

А на Голгофе, разорвав пострёмки, 
Разбойнику разбойник: — Верую! 
Возмездие нам – полной мерою! 
— А Он? 
  — Младенец! – молится негромко. 

— Се, истинно тебе Я говорю, — 
Со Мною будешь ныне же в раю, — 
Сказал, – с Креста взмыл в небо Серафим. 

Нам рай, как песня «баюшки-баю». 
В любовь играем лёжа на краю. 
В любовь играем с Именем Твоим. 

10. …уже приготовил Господь жертвенное заклание, 
  назначил, кого позвать. 
  Исследуйте себя внимательно. 

  (Пр. Софония. 1, 7; 2, 1) 

  В любовь играем с Именем Твоим, 
Столпившись под хоругви венценосцев, 
Иссякших духом, как река Нимрим 
Водой; — мы славим карликов — христосцев, 
Последних дней цивильных крестоносцев. 

В Синедрион брат тайный Никодим 
Вошёл седым… О воля Богоносца! 
Брат видел Ад – там плакал Рефаим… 

— О Жено! се , сын Твой, — доколе буду. 
Потом сказал: -Се, Матерь! – Ты любим. 
А карлики? 
  — Виват! (под звон посуды). 

Увы, на чём стоим, – на том стоим: 
Лелея в сердце поцелуй Иуды, — 
Друг друга жалим Именем Твоим. 

11. и могуществен исполнитель слова Его; ибо велик день 
  Господень и весьма страшен, и кто выдержит его? 

  (Пр. Иоиль, 2, 11) 

            Друг друга жалим Именем Твоим: 
— Алла акбар! – и в рай за смерть ребёнка; 
— Акбарам месть! – фугасный терафим… 

Зачем избрал Себе судьбу ягнёнка? 
Твой камень веры – в щебень… 
  Прокляни!? 
Молчишь? 
  А слышишь – стражникам бабёнка: 
— Орёл? 
  — Нет, решка! 
  Проклятые дни: 

— Jli, Jli! lama savahfani? 

Твой стон страшнее жалобы котёнка; 
Сам Вельзевул заплакал… 
  А они? 
Они рвут багряницу на пелёнки: 
— Единый наш. 
  Нет наш! 
  Он наш!! – подонки, — 
Через Христа; — мы каемся пред Ним… 
Припрятав души за спины в котомки. 

12. Горе, желающим дня Господня! он тьма, а не свет… 

  (Пр. Амос, 5, 18) 

  Припрятав души за спины в котомки, 
К Престолу едем, недругам назло. 
Сегодня в храме будут киносъёмки, — 
Нам с царской ложей очень повезло. 

Ему свечу пудовую за взлом; 
Вчера мы крупно взяли с братом «фомкой»! 
Прими наш грех, – помилуй. А с Козлом 
Нам не к лицу ходить по самой кромке. 

Ну, хватит беллетристики! Голгофа… 
Тебя спросил Отец, – Ты крикнул: — Жажду! 
А мы-то? (смех) – воды… Ну существо! 

Отец: — Не много ли для Голиафа? 
Сын: — Землю должен посетить Я дважды! 
Ты нас прости… Явись на торжество. 

13. Ибо Младенец родился нам, – Сын дан нам; 
  владычество Его на раменах Его… 

  (Пр. Исайя, 9, 6) 

  Ты нас прости… Явись на торжество, 

И не смущайся, если мы камнями 
Тебя приветим. Знаешь? колдовство 
Догматов нам родней, чем Ветхий Днями. 

Но кто же автор? Он всё: — Мы да нами? 
— Я здесь… И не один… На торжество 
Иду я с вами (потерявший знамя); 
Не знаю – на какое рождество? 

А Он всё знал, когда смеясь: — Свершилось! — 
Воззвал к Сестре, распятой на стене: 
— Помазан Я на праведничество! 
— Моею кровью Башня сокрушилась! 
И Он придёт, поверьте, не во сне, 
Чтоб вместе с нами встретить Рождество. 

14. Тогда праведник с великим дерзновением станет пред лицем тех, 
  которые оскорбляли его и презирали подвиги его; 
  они же, увидев, изумятся неожиданности спасения его… 

  (Прем. Соломона, 5, 1, 2) 

  Чтоб вместе с нами встретить Рождество, 
Ты воплощён… До срока скрыт Атоллом; 
До дней, когда отринем шутовство, — 
Вернём все долги Твоему Престолу. 

Когда поймём, — Голгофа не картина, 
И с корнем! – веру во все ведовство, 
Тогда не мы, но наше Существо 
Прозреет Истину Отца и Сына: 

— Отче! в руки Твои предаю дух Мой. 
Смертию Ты попрал смерть! Крестом – водой. 

А в память о Тебе досталась нам 
Гермесова печать – клеймо позора 
Детей за пращуров, глухих к словам: 
«Он родился Мессией, – стал укором ». 

15. …вот Агнец Божий, Который берёт на Себя грех мира. 

  ( Ин., 1, 29) 

  Ты родился Мессией, – стал укором 
Всем нам, ползущим тропами страстей, 
Но, со свечами! (милостью властей); 
Псалтырящим хвалу фальшивым хором. 

Взойдёт ли семя Истины? С позором 
Был трижды предан братом в простоте; 
Ты трижды — три был проклят на Кресте: 
Священником, разбойником и вором. 

Вот, два тысячелетья мы – потомки, 
В любовь играем с Именем Твоим; 
Друг друга жалим Именем Твоим, 
Припрятав души за спины в котомки. 

Ты нас прости… Явись на торжество, 
Чтоб вместе с нами встретить Рождество.