Литература

Ребята, повесьте на компьютер замок!

Эдуард Успенский о новых именах в детской литературе, Гарри Потере и своем герое Жаб Жабыче

–  Вы повидали очень много детей, причем в разное время, когда наша страна была еще Советским Союзом, и теперь, когда она превратилась в Россию. Изменились ли современные дети по сравнению с прежними «советскими»?

– Надо смотреть на возраст. Дети до семи, до восьми лет – крестьянские такие люди, меняются неторопливо. На мой взгляд, дети этого возраста практически не изменились. Если не считать некоторого процента супердетей, или, как их сейчас называют, – детей индиго. Вот это особые ребятенки, которые как капельки ртути – все быстро схватывают, всюду носятся, сломя голову. Они лихо соображают, очень принципиальны и совершенно независимы. Их, правда, немного.
Изменения же начинаются где-то с девяти до двенадцати лет. Тут появляются ребята, которые говорят  «круто», «бизнес», которые висят на телефоне, которых не оторвать от компьютера. И, в общем, такие ребята не любят читать.

– Что посоветуете?

– Тут родители должны проявлять силу воли и приучать их к чтению. Хотя это очень трудно.

– Для наших книжных магазинов типична такая ситуация: на полках стоит детская классика – Чуковский, Маршак, Барто, есть современные известные писатели – Успенский, Остер, есть модные книжки – Гарри Поттер, к примеру. Но после Успенского литература как бы кончается. Люди просто не знают хороших современных авторов, а узнать неоткуда. Зато много книжек – особенно для малышей – которые покупать  не хочется. К примеру, есть очень плодовитый, но пустой Владимир Степанов – я на одном маленьком прилавке насчитала двенадцать его книг. А Тима Собакина или, допустим, Ренату Муху, до сих пор не могу найти.

– Это в каком городе?

– В Питкяранте. Да и в других городах Карелии примерно то же самое.

– Все понятно. Насчет Степанова я вообще не пойму – загадочная ситуация. Просто поток пустых рифм. А Собакин, Рената Муха – давным-давно состоявшиеся авторы. К книге Тимофея Собакина я недавно написал предисловие. Почему этих авторов нет в продаже –  мне тоже непонятно. Может быть, потому, что издательства все время издают и переиздают одни и те же книжки, им не нужны новые имена. Что с этим делать, я не знаю, я же не издатель. Вот сейчас государство забеспокоилось, что с детскими книжками у нас плохо. Какие-то проекты готовятся …

– А к вам обращались?

– Да, позвали меня на телевидение. Думал, предложат мне детский канал. Но пока только спрашивали о моих идеях. Я принес целую кучу всяких предложений. Меня выслушали, потом вежливо со мной распрощались и забыли. И бог с ними.

– Вы были в жюри «Заветной мечты». Это крупнейший  конкурс, в котором могут принять участие  авторы, пишущие для детей. Он как-то влияет на ситуацию с детской литературой?

– Конкурс, конечно, всколыхнул молодое пишущее поколение – и это очень хорошо. Для себя я взял на заметку пару имен. Победителей «Мечты» печатают, появляются книги, есть тиражи. Но знаете, когда камень падает в болото, его надо сначала раскачивать, раскачивать – потом – бултых! – круги разойдутся и все забудут об этом. Конкурс – это такой камень. Нужно еще что-нибудь, кроме этого.  

– Вы принимаете участие в Форумах молодых писателей в Липках, которые проводит Фонд СЭИП,  в семинарах детских писателей. Пишущая молодежь – это ведь и есть наша будущая детская литература. Наверняка вы видите ситуацию со стороны, опытным взглядом. Какое нас ждет литературное будущее?

– Я вообще считаю, что литература – штучная вещь. Есть молодая поросль, есть средние деревца, а есть такие дубы огромные. Чтобы появилось три писателя в поколение, надо чтоб было имен пятьдесят хороших средних авторов. А чтобы пятьдесят этих средних авторов получить – надо пятьсот имен начинающих. Помогать надо с самого начала, когда они еще свежие, но бестолковые. Самое главное – чтобы наши бизнесмены поняли, что наибольший доход приносят дети, всё, с ними связанное. Вкладывать надо в детей – не в пенсионеров, не в средний класс. Дети – самое дорогое, дети дают самую большую отдачу. И деньги на этом зарабатывать можно и нужно. А наши бизнесмены этого боятся и не понимают. Они по-прежнему считают, что детям можно сбрасывать все объедки и огрызки. Но, думаю, все наладится. Ведь Россия была надолго выбита из колеи, по сравнению хотя бы с Финляндией.

– Вам нравится кто-нибудь из молодых?

– Люблю Андрея Усачева, он уже известный автор. А из молодых – Станислава Востокова, Алексея Олейникова. Серьезные ребята

– К Гарри Поттеру как вы относитесь?

 – Скорее с симпатией, потому что благодаря ему многие дети начали читать книжки. Появилось огромное количество подражаний, которые являются плагиатом, но тем не менее делают свою работу – приучают ребят к чтению. А Гарри Поттер… все человеческие вещи, необходимые детской литературе, в Гарри Потере присутствуют. И уважение к старшим, и снисхождение к слабым, и любовь к родине, к маме, к живому. То, что надо. Я не вижу причин плохо относиться к этой книге.

– У вас какие книжки в детстве были любимые?

– Главные мои книжки – это вся приключенческая литература: Купер, Джек Лондон, Майн Рид, Жюль Верн. Все, где есть романтика, приключения, верность долгу и дружба.

– Вы – создатель ярких и очаровательных героев. Кого-то из своих созданий любите больше других?

– Каждого люблю по-разному. Со временем кто-то отступает, кто-то новый появляется. К примеру, долго мне нравился Дядя Федор. Сейчас у меня выходят три книжки с новым героем – Жаб Жабычем. Современный такой Жаб Жабыч – метит в президенты, пытается стать мэром города. Если по этим книжкам снимут мультфильм –  будет очень популярный герой.

–Что пожелаете нашим читателям?

– Всегда говорю – ребята,  повесьте на компьютер висячий замок и берите в руки книгу.           

"Лицей" № 2 2008

  • Мама детей 5 и 8 лет

    Вот очень любимый мною и моими детьми Э.Успенский говорит:»…А чтобы пятьдесят этих средних авторов получить – надо пятьсот имен начинающих». Я бы с удовольствием отдала своих детей заниматься в какой-нибудь литературный клуб: фантазия у них неиссякаемая, любят придумывать современные сказки и истории. Но нужны специалисты, чтобы развивать детей с такими наклонностями. А где их взять? Вот и пропадает мотивация у ребенка, потому что его истории остаются в домашних тетрадках, и пишут они, как говорят, «в стол». Подскажите, где найти специалистов?