Литература

Женщина по имени Я

 
{hsimage|Яна Жемойтелите |right|||} О книге стихов Яны Жемойтелите «Не успевают яблоки созреть»
 
«Года к суровой прозе клонят»… Но у известного карельского прозаика Яны Жемойтелите получилось наоборот: сердце запросило поэзии, лирического слова…

Со стихами Яны познакомился я несколько лет назад, они прозвучали в передаче поэта Александра Валентика «Поэтическая мозаика», публиковались в газете «Лицей», альманахе карельской поэзии «Дерево песен». Строки автора запоминались, образы, пронизанные личными переживаниями и эмоциями, были понятны и поэтичны. И вот, наконец-то, у Яны вышла первая книга стихов — «Не успевают яблоки созреть», Петрозаводск, 2010 г.
Когда-то — при написании пьес для детей «Матти-малыш» и «Хлебные братья» —  Яна попросила меня написать для них несколько песен-стихов. Я согласился. Песни вроде бы получились. Но, несомненно, строки, звучащие от лица деревенского мальчика или хлебных братьев вполне могла уложить в стихотворную форму и сама автор. Ведь стихи Яны, наполненные глубоким чувством и лирической образностью, обладают какой-то неженской, емкой, четкой линией изложения темы. И вместе с тем, в четких и содержательных текстах легко угадывается гордая, ранимая, ждущая любви и счастья женская душа. В поэтических строках, выписанных с красотой и сдержанностью японских хокку, клубятся земные радости и печали, читаются желания губ, красноречие взгляда, боль любящего сердца. Стихотворения «Пепел», «Женщина по имени Я», «Нет, теперь впереди только осень и снег», «Взлететь. Заблудиться» и звучащее на одном дыхании «Еще я буду вспоминать» — пронизаны образом самой Яны, пишущей о своей жизни, своих переживаниях, до обнаженности, до надрыва…
{hsimage|Первая книга стихов Яны Жемойтелите ||||} В своем творчестве, как и Яна, я часто обращаюсь к образам родных и близких людей. Маме. Бабушке. Некоторые собратья по перу называют такое образное виденье старости, мудрости, чистоты, ясности понимания уходящей жизни — «скучной темой».  Но не прикасаться к теме старости это значит — не заглядывать в будущее, зашорить глаза и сознание сиюминутными удовольствиями и проблемами. Это не приемлемо для поэта. Поэт — видит дальше. И мне импонирует обращение Яны к судьбам пожилых людей, в одночасье оказавшихся в другом рыночном государстве, но не потерявших, не предавших ощущение родины, отчей земли. Об этом стихи: «Мама вблизи не видит…», «Мама, ответь…», «На кладбище в запущенных могилах», «Старуха», «Бабушка». В каждой строке слышится благодарность автора к родным, любимым. Эта тема не может не трогать, не может быть скучной. Эта тема близка всем людям, рожденным на Земле. Просто надо так научиться видеть: сквозь бревенчатые стены, сквозь замшелое время, до ощущения дрожащей тени от огонька лампадки, до прикосновения к истории страны и человека, хотя бы через старое потертое одеяло, как это талантливо рассказано в стихотворении «Дети одеяла». Вещи и стихи переживут человека, но сохранят его переживания…
Тема земли, родины, преемственности поэтического слова звучит в стихах «Заговор» с посвящением Н. Клюеву, «Губы розой распахнутой поцелую», где чувствуется размах и удаль Емельяна Пугачева и Григория Распутина, «Два бокала «Кровавой Мери» — стихотворение, навеянное творчеством Сергея Есенина, «Составчик тронется…», «В дороге все без исключенья». В доверительных строках, сквозь глубину образов проглядывает буйное, нежное, больное…
Такой же доверительной жизненной философией дышат строфы стихов «Должно остаться три четверостишья», «Любви моей трепещущее тельце», написанное жестче, чем сцена отказа героя Б. Пастернака — Юрия Живаго — от любви Лары, «Вот и осень…», «Что осталось? Осень…». Осень и моя любимая пора, она открывается тем, кто вглядывается в глубину и слышит тишину летящих опавшей листвою лет. «Ветреный день» и, наконец, «Благоухающие дни» — настоящая вершина поэзии Жемойтелите — суть жертвенности и нежности естества природы и человека.
Заслуживают отдельного разговора переводы Яны Жемойтелите с финского — Пааво Воутилайнена, с литовского — Стаси Недзинскене. Яна читает на языке оригинала, делает великолепные художественные подстрочники. Благодаря Яниным подстрочникам и у меня состоялся первый опыт стихотворного перевода классика финской литературы Эйно Лейно. Тогда в далеком 2000 году подстрочники Яны сами просились на стихи, стоило лишь заключить их в свой ритм и рифму. Я думаю, что читателя заинтересует эта сторона Яниного таланта. Ведь, зачастую, переводчик пишет свое стихотворение, подсказанное мыслями и образами другого автора. Очень интересной мне показалась подборка переводов литовской поэтессы. Каждому стихотворению веришь, а понравившиеся места хочется перечитывать еще и еще. В этом сила авторизованного перевода. Это показатель, что Яна Жемойтелите — настоящий поэт, выросший, как об этом пишет в своем предисловии к книге «Не успевают яблоки созреть» Александр Валентик, из «безнадежного прозаика».

Говоря о творчестве Яны Жемойтелите, подтверждением которого являются ее рассказы, повести, а теперь и стихи, можно с уверенностью сказать, что в жизни Яны поэзия и проза — неразделимы. В этой связи хочется дополнить цитату из стихотворения А.С. Пушкина, с которой начинается статья: «Года к суровой прозе клонят»… Года — поэзией живут!

  • Яна Жемойтелите

    Книга продается в магазине Карелкниготорга на Шотмана (рядом с Букинистом).

  • Алексей Конкка

    Спасибо Олегу, спасибо Яне! Бегом за книгой! Где дают(в смысле продают)?

  • ПРОКОПЕЦ НИКОЛАЙ

    «Расстались мы, но твой портрет…
    Милая Яночка, Ваша книга стихов непременно пополнит репертуар театра «CREDO», но теперь уже его южного крыла в Пятигорске.
    Всего самого доброго. Удачи и Вашей книге, и Вам лично! Николай Прокопец.

  • Валерий Ананьин

    Яна, с почином! Это очень здорово. Поздравляю!

  • Галина Козулина

    Спасибо, почитаю обязательно!

  • Поздравляю Яна Леонардовна!
    Рад за Вас.