Литература

Что мы знаем о совести

 

{hsimage|Фото с сайта conscience.risc.cnrs.fr||||}                          Эссе

 
За определением понятия «совесть» бесполезно лезть в Википедию или иные справочники. Определения противоречивы, громоздки, а это значит, что они только приближаются к объекту исследования, не постигая сути.  
 
 
«Совесть зависит от знаний и от всего образа жизни человека, в свое время утверждал Карл Маркс. – У республиканца иная совесть, чем у монархиста, у имущего — иная, чем у неимущего, у мыслящего — иная, чем у того, кто неспособен мыслить».  
  

Привыкла я ссылаться на классиков, но в данном случае, сдается мне, старик Маркс переборщил с социальной обусловленностью совести. От знаний она точно не зависит, переведенное на бытовой уровень, высказывание Маркса выглядело бы даже смешно: «Е.П. не может врать, потому что он доктор наук», так, что ли? Сейчас нам также известно, что воровать могут одинаково имущие и неимущие, только в разных масштабах. Глупость и совесть также вполне сочетаемые вещи. Так что скорее всего Маркс имел в виду вообще что-то иное, но никак не совесть.
 
А вот с точки зрении этимологии, со-весть – это совместное знание. Вот узнают люди о моем поступке, и мне станет стыдно. Но может быть и так, что никто и никогда не узнает, что я там натворил или просто помыслил, а мне все равно стыдно. Значит, «со-» относится не к людям. А к кому? К Богу? Но ведь существует множество неверующих людей, которым свойственны угрызения совести.  
 
При анализе явлений социальной действительности совесть вообще не принимается в расчет. Делается вид, что если созданы все условия для воровства или коррупции, то только неотвратимость наказания удержит сребролюбивую натуру человека от хищения в крупном размере. Хотя какова бы ни была среда обитания, которая, как я понимаю, последовательно «заедает» уже не одно поколение, все равно ведь можно не брать взяток, не присваивать что плохо лежит, не пользоваться привилегиями своего положения, не гнобить подчиненных и не холопствовать перед начальством. Почему? Когда все вокруг поступают именно так. Да нипочему. Потому, что для меня иначе нельзя, и все тут. Но – этого «самостоянья» конкретной личности в социальных науках как будто не существует. А ведь встречается определение совести именно как самосознания личности в виде рефлексии «совместного знания», когда я сам себя сознаю и сам же сужу собственные поступки. Ну а когда я воровать иду, куда девается это мое самосознание? Или это не я ворую, а «среда»? Почему в данном случае Я не равно Я?  
 
Очевидно, потому, что совесть трансцендентна по отношению к сознанию, она лежит за его пределами. Совесть – это некто, возникающий, чтобы судить наши же поступки – одновременно внутри и снаружи нас, Я и не Я одновременно. Скорее даже не Я, потому что в его присутствии Я переживает мучительный стыд. Нравственный закон внутри и снаружи нас, именно как «звездное небо над головой», по мысли Иммануила Канта, или космическая гармония, в соответствие с которой совесть призвана обустроить наш внутренний мир. То, что нам подарено от рождения. Просто так. Берите и пользуйтесь. Кант органично вписал человека, обладающего внутренним нравственным законом, в универсум. Однако всякий ли человек изначально наделен этим нравственным законом? Кант полагал, что да, в человеке изначально заложены понятия добра и зла. 
 
Не знаю… Тут у нас по соседству был приемник-распределитель для беспризорных детей. Их собирали по вокзалам, по подвалам, отмывали, выводили вшей, лечили и отправляли дальше по детдомам. Большинство детей не были сиротами, они бежали от собственных родителей, потому что жить в семье становилось невмоготу. Так вот, директор распределителя рассказывала мне, что каждый день она вынуждена выдавать воспитанницам по сигарете, иначе они выйдут на улицу и отдадутся за эту сигарету любому встречному мужику. При этом девочки даже не предполагали, что делают что-то плохое. Они думали, что мир именно так и устроен…  
 
Однако есть и обратный пример. Один из молодых авторов, которого я в свое время опекала и с которым переписываюсь до сих пор, прошел детдом, причем худший его вариант, живущий практически по законам зоны. В детдоме взрослые творили с детьми все, что только могли. И дети так же обращались друг с другом. И мой знакомый поначалу полагал, что все идет своим чередом, что нужно пить, воровать, стучать на ближнего, пресмыкаться, иначе тебя раздавят… А потом, с его собственных слов, внутри что-то щелкнуло, и он ужаснулся, что живет по неправде. Как бы пафосно ни звучало его признание, но ему удалось выкарабкаться из грязи, сейчас он – студент европейского вуза, живущий своим умом и своим трудом.  
 
Но почему один человек способен взглянуть на себя с отдаления «звездного неба», а другой нет? Наследственность? Химизм процессов головного мозга? Проблемы воспитания в раннем возрасте? А сколько раз приходилось наблюдать, как приличный человек бьет себя в грудь, утверждая, что его-то совесть чиста, он всю жизнь честно трудился на благо… и т.д. Что такое чистая совесть? Совесть вообще проявляет себя исключительно болезненно – и только так, причем легкое покалывание можно ощутить и по самому незначительному поводу. Но вот когда совесть «чиста», то есть не беспокоит человека вообще, может быть, ее просто никогда и не было? И человек принимает за совесть что-то другое? Например, определяет, что жить по совести – это чтоб люди не осудили. А чтобы человек сам себя судил… так перед собой и голым ходить не стыдно.  
 
Я сомневаюсь, что мы когда-либо вразумительно ответим на эти вопросы. Однако сама загадочная природа совести указывает на то, что человек – не просто говорящее тело, а что-то еще, выходящее за пределы самого себя.  
 
  • Галина

    Спасибо, Яна, и ведь и впрямь — не ответить, но разбередило

  • Алексей Конкка

    Лишний раз вспомнишь песенку Юлия Кима «Диалог о совести»:

    — Я недавно сделал открытие:
    Открыл я недавно словарь —
    Оказывается, «совесть —
    Это нравственная категория,
    Позволяющая безошибочно
    Отличать дурное от доброго».

    — Но как же быть, когда идет игра,
    Партнеры лгут, блефует кто как может,
    И для победы правды и добра
    Тебе солгать необходимо тоже —
    И как же быть тогда?

    — Я понимаю… Я только говорю, что совесть —
    Это нравственная категория…

    — Но как же быть, когда идет борьба
    За идеал и лучшие надежды?
    Ну, а в борьбе нельзя без топора,
    А где топор — там щепки неизбежны.
    И как же быть тогда?

    — Да-да, конечно… Я только говорю, что совесть —
    Это нравственная категория…

    — Но если все охвачены одним
    Безумием — не на день, а на годы?
    Идет потоп — и он неудержим
    И увлекает целые народы!
    Так что же может слабый человек
    В кошмаре, чей предел непредсказуем?
    Что может он, когда безумен век?
    И кто виновен в том, что век безумен?
    Кого судить?
    Кому судить?
    За что судить?

    — Я не знаю… Я только знаю, что совесть —
    Это нравственная категория,
    Позволяющая безошибочно
    Отличать дурное от доброго!

  • Т. Шестова

    По наследству совесть точно не передается. Знавала я одну женщину — не очень образованная, неверующая, а прожила свои годы по совести. Делала добро людям, не лукавила, не обманывала, сострадала попавшим в беду. Проводить ее в последний путь пришло так много людей, будто известное или статусное лицо хоронят. А ее дочь совсем другая. Может умно порассуждать о чем угодно, и о совести тоже, а вот в ней самой этой совести ни на грамм. Такая вот история.

  • Злата

    как мне кажется, совесть она как любовь ее невозможно объяснить…..она есть и все…

  • nenasty

    Интересно, передается ли совесть по наследству…