Литература

Чтение – это сотворчество

{hsimage|Александр Картушин и Елена Сапегина ||||} В Доме актёра показали «Прощальную Оду» по стихам Иосифа Бродского и Марины Цветаевой

…В зальце Дома актера вчера был аншлаг уже без четверти семь. Приготовленных стульев не хватило, ставили добавочные ряды. Много молодых лиц…

«Литературно-музыкальное действо» — так было обозначено в интернет-афише. Что же мы увидели и услышали?

Оказалось: четко определяемый жанр – и, увы,  нечастый гость на наших подмостках. Не литературный концерт, не декламация «под музыку». Театр. ТЕАТР ПОЭЗИИ.
Лет полсотни назад возник – сначала на студенческой сцене МГУ, потом сразу же подхваченный театрами профессиональными — вид театрального действа: «зримая песня». Так вот, 10 октября зал нашего СТД увидел «зримый стих». Страстный, полный мыслей и ассоциаций, глубокого чувства, радости – и боли. Слово, ставшее плотью. Слово двух знаковых поэтов XX века.

Сплавить в диалог стихи Цветаевой и Бродского – шаг, кажущийся чуть ли не модернистским, на самом деле – естественнейший. «Невстреча» во времени – стала встречей во Времени. Он знал ее стихи с юности (узнал – раньше стихов Ахматовой), остался завороженным ими до конца. И только Бродский, из всех значительнейших фигур русской поэзии 20-го столетия,  говорил о Цветаевой так пристрастно и «окончательно». «Первый поэт XX века» (у него это заявлено – в масштабе всей мировой поэзии, не с «отечественной колокольни»). «Самый искренний русский поэт», «это – искренность звука – как когда кричат от боли». И еще о главном в ней: «это просто голос трагедии», «жесткие счеты человека с самим собой, со своей совестью, сознанием», «творимый над собой некий вариант Страшного суда».

И этот «звук трагедии» — сумели донести авторы-исполнители «Прощальной оды». Говорю – «авторы», не только имея в виду само сложение стихов в композицию, но и потому, что Марина говорила: «чтение – это сотворчество». Думается, эти слова изначально помнили молодые актеры и музыканты.

«Ода» стала дорогим подарком. И «долгие несмолкающие аплодисменты» благодарного зала – заслуженны. И совсем-совсем не хочется «с лупой» крохоборничать:  где-то, мол, почетче бы «зеркальную» линию «двух Марин», где-то, иногда, — просто-напросто выверить «уровень звука» (там, где трагедия говорит «шепотом»), ну там – «сделать» выход «на поклоны»… Это все – не суть. Скажем главное: СПАСИБО, молодые.

…Да, не сказано еще ничего о музыке. Она тут – момент драгоценный: не «фон», не «сопровождение» — действующее лицо на равных, «пятый элемент» Слова. Браво, маэстро.

И последнее: на выходе из зала услышал мнение, с которым тут же безоговорочно согласился. «Ода» – просит сцены. «Концертное исполнение» — это замечательно. Но тому, что мы увидели, нужны сцена и рампа. Театру стиха – нужны атмосфера и «пространство» театра. И ничего ведь менять не надо, спектакль – готов. Поставлен режиссерски. Что бы надо? Ничего лишнего, «добавочного». Только — скупой, точно выверенный на мизансцены свет. Может быть – изредка, ударами, цвет… Задник – простой, может – белоснежный, или – черно-белый… Да, этому спектаклю надо жить на театральной сцене. Наверное – «малой», он – для такой, глаза в глаза… Подмостки. И дыхание зала…

{hsimage|Наталия Антипина, Олег Гуреев, Елена Сапегина, Юрий Душевин и Кирилл Гуреев ||||} Назовем же с благодарностью еще раз тех, кто подарил нам этот вечер.

Читали — Елена Сапегина, Наталия Антипина, Александр Картушин, Олег Гуреев.
«Делали музыку» — ее автор Олег Гуреев (рояль), Юрий Душевин (кларнет), Кирилл Гуреев (гитара).
Фото Натальи Мешковой
  • Олег Гуреев

    [quote name=»Лидия Сергеевна»]Жаль, что пропустила такое событие… [/quote]

    Для всех, кто пропустил, или хотел бы увидеть нашу «Прощальную Оду» в обновленном составе – в рамках акции Библио/Ночь она будет повторена завтра, 20-го апреля в 19.30.

    Актеры и музыканты:
    Елена Сапегина,
    Наталия Антипина,
    Александр Картушин,
    Влад Тимонин,
    Юрий Душевин – кларнет, диджериду,
    Кирилл Гуреев – гитара,
    Олег Гуреев – композиция, рояль

  • Борис М.

    Заметка в Лицее о «Прощальной оде» — Яркая реплика о поэтическом театре двух
    великих поэтов России.
    Цветаевой еще в 1922 году Борис Пастернак написал:
    «Вы возмутительно большой поэт»!
    И позже в своем слове о Марине:
    «Таланта поэта женщины Марины Цветаевой
    хватило бы на Десять поэтов мужчин».
    Дарите Оду молодым!

  • валерий ананьин

    Олег, творчества — и удачи! Буду ждать новых муз-литспектаклей: славная «команда», с душой делается, достойная планка взята: все слагаемые для успехов, еще бы только — и еще раз! — удач и «везения»: многое хорошее и нужное, к сожалению. проходит мимо тех, кому и «по должности», казалось бы, положено поддержать талантливое…

  • Олег Гуреев

    Спасибо Вам, Валерий! Вы, должно быть, очень хорошо представляете себе, как я рад найти людей понимающих, единомышленников! С большим уважением к Вам,
    Олег Гуреев.

  • валерий ананьин

    Надо, наконец, признаться: я смотрел этот спектакль с особым чувством. Дело в том, что немало лет назад в этом же Доме актера посчастливилось мне быть чтецом-участником литературного вечера-концерта по стихам Марины — в дуэте с Натальей Гальциной. Прославленную нашу балерину — я-то помню и как прекрасного исполнителя стихов Цветаевой, трепетного и чуткого интерпретатора поэта… Тем более оказалось дорогим испытать удовольствие от того, что сегодня представили нам молодые со-творители цветаевского слова. Поэт любим, нужен, близок новым поколениям читателей России — это замечательно и обнадеживает: драгоценности нашей культуры не канут в замятне сегодняшнего смутного времени, дадут всходы…

  • Лидия Сергеевна

    Жаль, что пропустила такое событие… . Дорасти бы душою до мыслей твоих…(О творчестве М. Цветаевой)

  • Б. М.

    В Чехии разгорелся первый Цветаевский костёр:

    http://www.radio.cz/ru/rubrika/radiogazeta/v-chexii-razgorelsya-pervyj-cvetaevskij-kostyor

  • Наталья Ларцева

    Вчера после спектакля мы продолжали говорить о творчестве и судьбе Марины Цветаевой.
    Почему М.Ц. повесилась? «Отказываюсь быть!»-это что, бунт?
    На этот извечный вопрос я ответила словами Бродского: Цветаева — не бунт. Она — «голос правды небесной против правды земной».
    Мне захотелось (в который уже раз!) перечитать всю Марину Цветаеву. Она нам дана для роста души.
    г