Литература

«…всё промелькнёт как сон»

Игра в словаgordienko.jpg

 …И как пчелы в улье опустелом
Дурно пахнут мертвые слова”.
Николай Гумилев, “Слово”

Отгремела эпоха поэтов-пророков.
Растранжирив запасы великой любви,
Кто-то спился из них, кто сгорел раньше срока.
Кто-то крут, но безгласен, попав на TV.
По провинциям мрак, а в столице иное:
Покупай-продавай или купят тебя.
Завершилась весна не полуденным зноем,
Но холодным дождем. И, уже не любя,
Не надеясь, не веря в грядущее лето,
Опадает листва ненаписанных книг.
И уходят, уходят, уходят поэты –
Посторонние в мире вещей и интриг.

Превратившись в товар, став жеманно-красивым,
Слово приторной жвачкой навязло в зубах.
Вместо музыки звук, вместо чтения чтиво.
И тоска в бесконечно пустых небесах.
Торжествуй, до сенсации падкое стадо!
Презирай, проклинай, прогоняй, побивай.
Но пугайся в глаза устремленного взгляда,
И сивушной отравой свой страх заливай.
Пусть я здесь, но ведь это не значит – я с вами.
Пусть я слаб, но ведь это не значит – я слеп.
Пусть вам кажется скудным и черствым мой хлеб:
Я играю в слова, не торгуя своими словами.

Овен

Я был рожден под символом огня.
Огонь! Вот то, что мной руководило.
Огонь! Вот что влияло на меня,
Вселяя и бессилие и силу.
И, вспыхнув словно спичка на ветру,
Я знаю: столь же быстро я погасну.
Сыграй со мной, огонь, в свою игру!
Я в ней сгорю. Надеюсь,  не напрасно.

 

 Разлука

Проводил, промолчал. Проглотил
Все слова, что хотел ей сказать.
Разозлился. Ругался. Грустил.
Попытался себя оправдать.
Разуверился. Думал. Мечтал.
Долго мысленно в прошлом блуждал.
Возвратился. Достал и читал
Ее письма. Себя убеждал
Не грустить, не мрачнеть, не хандрить,
Только вот получилось едва ль…
Не укрыться, не скрыться, не скрыть.
И никак не забыться, а жаль…

***
Любовь – это сказка, любовь – это драма,
Любовь – это вечно саднящая рана.
Любовь – это страстная странная дама,
Немного стервозна и слишком желанна.
Любовь – это ваши бессонные ночи,
Любовь – это битва рассудка и чувства.
Любовь – порождение древних пророчеств,
Источник смирения и безрассудства.
Любовь – это жизнь, верьте или не верьте.
Любовь – это холод, любовь – это пламя,
Победы над Хаосом вечное знамя.
Любовь – это вы от рожденья до смерти.

***
Забуду? Забуду. Конечно, забуду!
В запой не уйду и стреляться не буду.
А просто, устав слепо веровать чуду,
Сплеча рубану и – забуду. Забуду…
И станет яснее взъерошенный разум.
И я изменюсь, пусть потом, пусть не сразу.
Забуду твой смех и лицо твое даже.
Конечно, забуду! Вот только когда же?

***
Уйти и сгинуть без возврата
В однообразно серых днях,
Днях без любви. Любовь распята
На чьих-то жарких простынях.
Что ж, не судьба… В конце концов,
Найду замену мыслям грешным,
Сменю привычки и лицо,
Но тщетно. И останусь прежним,
Чтоб через много долгих лет
За неизведанной границей
Огня и тьмы, в иной земле
Тебе, Любовь моя, молиться.

Листвой опавшею шурша,
Гуляет осень по аллее…
Печалью полнится душа,
Но чувства в сентябре острее.
Так даль чиста, так ярок цвет,
Так воздух тонок, сух и светел,
Что злого времени ответ
Я не расслышал, не заметил…
Не вспоминаю о былом
И не печалюсь о грядущем.
Леса в наряде золотом –
Шанс затеряться. Стать идущим
Сквозь эту осень в никуда,
Но от зимы, что будет вскоре,
Растратив деньги и года,
Не думая о Кредиторе.

***
Стеклянные глаза зимы.
Их взор пронзительнее ветра
В застенках ледяной тюрьмы
Деревьям выгибает ветви.
Как жутко улицы пусты!
Как жмутся в подворотнях тени!
И близок полог темноты,
И осязаемо забвенье.
Устало стонут провода,
Шурша поземкой, стужа бродит.
И холодна, как лед, звезда
На блекло-желтом небосводе.

 

Сентябрьская ночь

Густой туман, седой и величавый,
Ложится на луга, пока тепло,
Чтоб тонким льдом к утру осесть на травы,
Преобразив их в хрупкое стекло.
Ночь царствует над миром, и природа
Не нарушает зыбкой тишины,
И пристально взирает с небосвода
Холодный серый глаз большой луны.
А выше, велика и неизвестна,
Хрустальными осколками блестит
Созвездий распахнувшаяся бездна.
И тихий шепот в небеса манит…

***
Ноябрь промозглыми ветрами
Загонит горожан в дома.
А там и синяя зима
Уже отнюдь не за горами.
И вот свершилось волшебство:
Настало царство белой краски.
И я, став частью странной сказки,
Зажгу свечу на Рождество.
От черной  плоскости стекла
Дрожащим светом отразится
Мой робкий огонек. Границы
Владений отодвинет мгла,
И время чуть замедлит бег.
А за окном мороз. И ветер
Безжалостно сгибает ветви
Деревьям, крутит острый снег,
Буянит, утихать не хочет
И сотней ледяных смычков
По струнам стылых проводов
Играет скерцо зимней ночи.

***
А помнишь: синий снег, хрустально-тонкий месяц?
Жемчужинами звезд горящий Орион.
Даря неяркий свет, смотрел, как шли мы вместе.
Мы шли, а мир молчал, в дремоту погружен.
Ты можешь позабыть прощания и встречи,
И радость, и печаль – все промелькнет как сон…
Но я тебя прошу – запомни этот вечер
И жемчугами звезд горящий Орион.

***
Ты уйдешь по аллее, усыпанной желтым листом,
Мне останется осень без снов и без прав переписки.
Ну о чем я, о чем? Это будет, но будет потом.
Все еще далеко и пока только кажется близким.
Отлетит  листопад, потемнев, опустеют поля.
Звезды хрупких снежинок родит пустота небосвода.
В зыбкий холод, как в омут, с обрыва сорвется земля,
И в испуге замрет, замолчит и застынет природа.
Впрочем, что мне грустить и печалиться, если сейчас
Праздник солнца на буйных просторах цветущей планеты
И ликующий мир отражен в глубине темных глаз,
И в твоих волосах изумрудной травинкой запуталось лето…
Но еще один день словно дивная песня допет.
Он окончен. И что же? Никто ни о чем не жалеет…
Прикурив от купюры достоинством в несколько лет,
Я смотрю тебе вслед. Ты уходишь одна. По аллее…

***
Года идут, надежды тают.
Все больше дум и меньше снов.
Любви несчастной не бывает,
Есть, правда, грустная любовь.
Еще на что-то я надеюсь
Среди промозглой темноты,
Но вдаль увез ночной троллейбус
Мои последние мечты.
В пустынном лабиринте улиц
Нет ни души. Лишь за спиной
Причудливая тень, сутулясь,
Покорно следует за мной.
Пожалуй, как и мне сейчас,
Ей так же зябко, так же пусто.
Постылый снег, полночный час,
Луна. Как холодно! Как грустно!

***
Сентября шелестящее пламя
Тополям опалило листву.
Не спеши: расквитайся с долгами
И в холодную глянь синеву.
Там за птичьими стаями следом
В клочьях грязно-седых облаков
Улетает простывшее лето
От пронзительных стылых ветров.
Это время победы пространства;
Первый робкий мороз, первый лед…
Время телу вернуться из странствий,
А душе устремиться в полет,
Ведь не зря ей сейчас так тревожно!
Ранний вечер блуждает в лесах,
И мерцает звезда осторожно
В не погасших еще небесах.

Холодное время

Медленно падают легкие
                                                белые звезды –
Хрупкие звезды снежинок,
                                          а мир обездвижен.
Все затаилось: ни звука.
                                             В сиянии лунном
Замершим кажется мне даже время –
                                                         застыло,
Стало холодным, тягучим
                             бесформенным сгустком
И безнадежно зависло
                    в межзвездном пространстве.

 

 Музыка, виолончель.  А может,
                                   просто звучит тишина
Под хрусталем  бесконечно
                                 глубокого звездного неба?
Ночь. Еле слышно касается
                                               дремлющих трав
Тихий, идущий из вечности голос
                                                      Вселенной…

 

Ария соль мажор

Безутешная осень, дождливая мгла.
Лик луны затерялся в глухих облаках.
В этот час торжества сил вселенского зла
Да хранит нас Господь, да поможет нам Бах!
Слишком многим, увы, не умел дорожить,
Слишком часто удачу терял я из рук.
Но, пожалуй, затем уже стоило жить,
Чтоб услышать в ночи этой музыки звук.
Чтобы словно великую тайну узнать
Привкус горечи слез на припухших губах,
И, простившись навеки, вослед прошептать:
«Да хранит вас Господь, да поможет вам Бах…»

Фото Ирины Ларионовой

"Лицей" № 4 2008

 

 

  • Умница,но не булка

    Я сегодня очень рада(впрочем, как всегда),
    что живу в одном городе с Дмитрием Г.! Что хожу с ним по одним и тем же улицам и кормлю одних и тех же уток!!