Литература

Сон Фердинанда IX

Поэма

Как-то, роясь в домашнем архиве, перечитал написанную лет десять назад одну из поэм (на лирико-интимную тему). И вдруг маленькая ее главка, строк на сорок, стала толкаться, проситься на особый, отдельный простор, сулить тропки «на запад и в другую сторону»…

Так возникла эта непрошенная (и субъективная!) поэмка — о «русскости» ли, о судьбах ли России… Давние же строчки разбежались по новой ткани, обустроились и прижились.  

Сплошь «голое», без пунктуации, письмо — мне непривычно (первый и единственный пока опыт), но глаз привыкает быстро. Этот «почерк», как и «вольности» в паре цитат из эпиграфов, — не стёба или оригинальничанья ради: «так было надо», поэма захотела — и продиктовала. Как и единственный (необходимый!) знак: скобки. Как и смену -длясамого неожиданную-«гологостиля»на обычнуюпунктуациюв парестрокфинала.

Почему и как захотели тут сплавиться Гоголь, «Слово о полку» и, похоже, А. К. Толстой на пару с капитаном Лебядкиным  (не говоря уж о мгновенных промельках пяти-шести иных, и славных, и поменьше, имен), — сам не ведаю… Спасибо «Лицею», давшему приют поэме в 2006 году. Может, и ошибаюсь, но почему-то думается: не устарела она за пятилетие.

                

                                                                                 Поют в России — больше чем поют.

                                                                                 Крычат телеги в полунощи —

                                                                                                ровно лебеди терзаемы.

 

                                                                                 Гренада, Гренада, Гренада, Грена…

                                                                                 «Фердинанд VIII, король испанский!»

                                                                                 Я было хотел высунуть голову…

 

                                                 ВЫШЕЛ  МЕСЯЦ из тумана

                                                 (стих от детства)

                                                 Вынул ножик из кармана

                                                 (жди злодейства )

                                                 Буду резать

                                                    (кто-то умер Боже мой

                                                 ну поэзия

                                                                  ну юмор ножевой)

                                                 Лак луны

                                                 асфальта лед

                                                 (тени катят )

                                                 Как уныло

                                                 альт поет

                                                 (в темя каплет)

                                                 Молчалива

                                                 и грустна анна  (донна )

                                                 Был счастливым

                                                 (да струна-то беззвонна)

                                                 Бог дурил

                                                 (ин обделил

                                                 даром Божьим)

                                                 нож дарил

                                                 (да обронил

                                                 дарен нож я )

                                                 Слева справа

                                                 в очи прямо

                                                 и с тыла

                                                 Боже правый

                                                 мочи нет

                                                 обступила

                                                 Неужель она

                                                 такой

                                                 и бывает

                                                 Это жженье ли

                                                 л ю б о в ь

                                                 называют

                                                 НА РУСИ ЛЮБОВЬ

                                                                        поболе любови

                                                 что ни взять в земле любой

                                                                               тут поболе

                                                 Чай с родИн плясать взялсЯ

                                                 дуй по тризну

                                                 обличай за дурь не ся

                                                 а отчизну

                                                 уворуй

                                                 да не кисет

                                                 а корону

                                                 приревнуй

                                                 да не к соседу

                                                 к народу

                                                 Тут пииты не пииты

                                                                                       бояны

                                                 Как любить-то в сей стране

                                                                                  окаянной

                                                 Тут настасьям подавай

                                                                       бездны страсти

                                                 любо в пасти

                                                                 лютой страсти

                                                                                  пропáсти

                                                 Мы подлиз бы дездемон

                                                                              штабелями

                                                 штоб пример для бедных лиз

                                                                                 не являли

                                                 Вот карменки

                                                 эти ин

                                                  ко двору нам

                                                 в конфидентки

                                                 катерин

                                                 в сестры груням

                                                 Неспроста

                                                 л ю б и т ь рифмуем

                                                 с  у б и т ь  мы

                                                 А устали

                                                 так державу

                                                 любите

                                                 КАК ОТЧАЯННа тут страсть

                                                 как рычальна

                                                 А ведь нежною звалась

                                                 изначально

                                                 Утоли моя печали

                                                 ведь пелось

                                                 и улыбки ведь прощальной

                                                 хотелось

                                                 чтобы лаской по душе

                                                                            а не бритвой

                                                 Вот кидает меня что-то

                                                                               в мадриды

                                                 Потому король у них

                                                 симпатичный

                                                 вот кого што ль навестить

                                                 самолично

                                                 Здрассьте братец

                                                 вам привет

                                                 из Расеи

                                                 где в испанцах

                                                 почитай

                                                 чуть не все ли

                                                 Что на ложе

                                                                  что в пиру

                                                                              что на рати

                                                 со врагом ли

                                                                  с ветряком

                                                                         аль на братьев

                                                 всем мы схожи

                                                           мы одной страсти дети

                                                 в чем безбожный Бонапарте

                                                                                 свидетель

                                                 И отдельно

                                                                 вам родня

                                                                          шлет поклоны

                                                 прямо с вашего

                                                                 с испанского

                                                                                        трона

                                                 Не слыхали как же так

                                                                           нет не сказки

                                                 был у нас и свой владетель

                                                                                испанский

                                                 даже зван был

                                                 по-испански

                                                 Авксентий

                                                 Принял сан бы

                                                 да попал

                                                 страсти в сети

                                                 Тут король бы пожалел бы

                                                                                    беднягу

                                                 и меня посла-бояна

                                                                          (родня коль )

                                                 и с испанского бы с братского

                                                 маху

                                                 дал мне самую разнежную

                                                 маху

                                                 НУ ДА ВИДНО про других

                                                 эта доля

                                                 (то ли выплакаться в стих

                                                 выпить што ли)

                                                 Выпал значит мне нечёт

                                                 не талан мне

                                                 Догадал родиться чёрт

                                                 эдесь с талантом

                                                 Никому-то ты боян

                                                 тут не нужен

                                                 Коль не сыт напейся пьян

                                                 пояс туже

                                                 Коль в буран не видно зги

                                                 бранью лайся

                                                 Или рукописи жги

                                                 будто классик

                                                 Зря сказали не горят

                                                 пепел вот он

                                                 (что за стук

                                                                 ОМОН-наряд

                                                 или ворон

                                                 Нет упал из рук стакан

                                                 в брызги-крошки)

                                                 В пал попал как таракан

                                                 пропадешь ты

                                                 Вот дотлело

                                                                 ни клочка

                                                                                 от поэмки

                                                 Нету в доме аж крюка

                                                                             голы стенки

                                                 Что осталось

                                                              только песня горюча

                                                 о судьбе

                                                             испанской нашей

                                                                                 дремучей

                                                 По-над Русью

                                                 ах туманы кудрявы

                                                 Я не грустен

                                                 (да карманы дырявы)

                                                 Брал бы грузди

                                                 (да вот в чем их солить бы)

                                                 Рвал бы груди

                                                 (да о чем мне молить бы)

                                                 Ямбом

                                                 ввысь бы

                                                 (мне бы слог не корявый)

                                                 Ядом

                                                 мысли

                                                 (мне бы разум не здравый)

                                                 Сам хоть выдери власа

                                                 нем ты словом

                                                 пой на стары словеса

                                                 складом новым

                                                 НОЩЬ ЗВЕРИНА в небеси

                                                 Эскурьяла

                                                 За шелОмянем еси

                                                 мать-Каяла

                                                 Поле дыбом

                                                 То ль скворчит

                                                 обод вежей

                                                 то ли лыбедь

                                                 столь кричит

                                                 овдовевши

                                                 муж пострелян верховым

                                                 пришлым ратным

                                                 (уж постелен в прах ковыль

                                                 где лежать нам

                                                 отомстится

                                                 птичий лада на ужин)

                                                 Мне не спится

                                                 Хладен меч харалужный

                                                 Див ли сбися

                                                 Жля и Карна ли кычут

                                                 брех ли лисий

                                                 на червлёну добычу

                                                 храп кобыльий

                                                 враньий карк

                                                 блеют овцы

                                                 Чем набили

                                                 торокА

                                                 христоносцы

                                                 Что свому полку межой

                                                 против вражья

                                                 Честь ли

                                                 Злато с пленных жен

                                                 Спесь ли княжья

                                                 Кликом боли

                                                 не грозой

                                                 степь пугает

                                                 диким полем

                                                 горизонт

                                                 облегает

                                                 тьмой покрыла

                                                 коль не шли

                                                 восвояси

                                                 на Ярилы

                                                 чернолик

                                                 помоляся

                                                 Для чего мы тут легли

                                                 смежив очи

                                                 Очагов мы што ль не жгли

                                                 сами ж отчих

                                                 Вертоград ли шли искать

                                                 Дев ли ради

                                                 Али вышла нам тоска

                                                 по Гренаде

                                                 БЕЛОВОДЬЕ Китежград

                                                 Шамбала ли

                                                 (там поди-ко ж виноград

                                                 в шоколаде

                                                 манну каждому по списку

                                                 даруют

                                                 Иоанн там Свят-Пресвитер

                                                 царует)

                                                 Райской нас лишил хурмы

                                                 жадный Отче

                                                 Башмаков железных мы

                                                 сотню стопчем

                                                 мы костьми поляжем

                                                                    братьев положим

                                                 но найдем сокрытый шлях

                                                                    в Царство Божье

                                                 Все батыи

                                                 видно нам в наказанье

                                                 за гордыню

                                                 за послушность князьям ли

                                                 Те водили нас

                                                                     и низом и вышне

                                                 Мы ходили

                                                       мы к походам привыкши

                                                 пыль топтАхом

                                                               по закат от денницы

                                                 отирАхом

                                                       соль да пот с сукровицей

                                                 Князю ль новую сибирь

                                                 воевати

                                                 зА три ль моря жар-колибри

                                                 имати

                                                 отомщать ли

                                                 чужаку золь набегов

                                                 просвещать ли

                                                 весь да чудь с кызылбегом

                                                 И с победой кровью в битвах

                                                 умыты

                                                 возвертАхом ко разбиту

                                                 корыту

                                                 ЗНАЧИТ В ПОЯС алтарям

                                                 хлебца в тюрю

                                                 строить верфи

                                                 град царям

                                                 храмы

                                                 тюрьмы

                                                 уповая

                                                 на Тебя Русский Боже

                                                 да гадая

                                                 стал Ты мягше иль строже

                                                 наградишь ли

                                                 благостыней своею

                                                 или шишкой

                                                 от алжирского бея

                                                 А под кротостью труда

                                                 и терпенья

                                                 в жилах жаркая руда

                                                 в сердце терньи

                                                 Вечным зовом

                                                 та мечта золотеет

                                                 набухает

                                                 солью точит алеет

                                                 К раю-саду

                                                 в путь-судьбу не пора ли

                                                 по Гренаду

                                                 по святому Граалю

                                                 (Это сон

                                                 меня сморил

                                                 не иначе

                                                 Вон

                                                 от огненной зари

                                                 обры скачут

                                                 Содвигай щиты

                                                 стеной

                                                 копья круче

                                                 Гой-еси ты

                                                 вечный бой

                                                 неминучий)

                                                 НЕ ДАЕТСЯ  нам

                                                 Граалева чаша

                                                 Мгла на солнце

                                                 Камо тур поскочяше

                                                 Темь в яругах

                                                 Где вы вои Мадрида

                                                 Вздень хоругви

                                                 Санта-Дева Обида

                                                 Злые мавры торжествуют

                                                                                над Русью

                                                 (вот я хмару разорву

                                                                         вот проснуся)

                                                 С кем мы бьемся

                                                                  не с собой

                                                                       не с судьбой ли

                                                 беспощадным

                                                         и бессмысленным боем

                                                 (тулумбасов перезвон

                                                                           гля-ко княже

                                                 Пугача опять в полон

                                                                            други вяжут

                                                 стая пАрдужья окрест

                                                                     гранд на гранде)

                                                    Стязи падоша

                                                             экс-рекс Фердинанде

                                                 СОБИРАЕТ ВОрОН

                                                                              черное вече

                                                 Покалечен

                                                                воин вышел из сечи

                                                 Меч иззубрен

                                                                 тлеет степь

                                                                        жжет подошвы

                                                 Ну бери шинелку кметь

                                                                               побредёши

                                                 Помолись

                                                 что сам-то жив

                                                 и за павших

                                                 Оглянись

                                                 на пир вражИн

                                                 и до пашни

                                                 без тебя ее не князь же

                                                                                        засеет

                                                 Вытри слезы ждет земля

                                                                               ждет Расея

                                                 НЕ ОТЕЧЕСТВА ли дым

                                                                              сладко веет

                                                 Вон вдали

                                                              родима хатка

                                                                              синеет

                                                 Ярославна может ждет

                                                 пенелопой

                                                 инквизиция метет

                                                 место лобно

                                                 Только что там за содом

                                                                              бесья клика

                                                 Не в Испанью ль заведОм

                                                                          рекс-Филиппа

                                                 Срам ли явью

                                                                     иль душе

                                                                           мОрок мнится

                                                 Свят где храм тишЕл

                                                             гром игрищ клубится

                                                 Где сбирались мудрецы

                                                                           гам купецкий

                                                 То ли африка

                                                              то ль берег турецкий

                                                 (вот проснуся

                                                      вот зачну грозный зарев)

                                                 По-над Русью

                                                                 злоразумны хазары

                                                 Ни волхвов и ни владык

                                                                                  не боятся

                                                 Мало было нам своих

                                                                              жирноядцев

                                                 Мало нас родные змеи

                                                                                     терзали

                                                 что из дедовых костей

                                                                                выползали

                                                 ТЬМУ ЗНАВАЛИ мы

                                                                     да эта не снилась

                                                 Что с князьями на Руси

                                                                         приключилось

                                                 Для чего они нас век

                                                                                мордовали

                                                 за труды нам кнут и пряник

                                                                                       давали

                                                 Для чего поклали стОльких

                                                                                  в погосты

                                                 Чтоб засели

                                                            борзостольники-гости

                                                 Испокон мы привечали

                                                                                      инаких

                                                 отличали от братьёв

                                                                           чадь и накипь

                                                 Да она-то тут

                                                                     мошною и машет

                                                 с нью-князьками вишь

                                                                 друг друга познаша

                                                 делит с нашей лебедой

                                                                      пряник плеть ли

                                                 чем и коим над тобой

                                                                                   володети

                                                 А своих-то воевод

                                                                                туча тучей

                                                 тот

                                                    по правилам заморским

                                                                                      обучен

                                                 этот

                                                      собственным умом

                                                                              тех покроет

                                                 И забота их

                                                                  как нас обустроить

                                                 БЫЛ В ЯРМО ты запряжён

                                                 чудо-витязь

                                                 Вот те воля

                                                 Нам ужо

                                                 потрудися

                                                 Сам копейку по трудам

                                                 взять успеешь

                                                 Нам (державе тоись) дай

                                                 ведь сумеешь

                                                 ведь стожилен

                                                 ну-ка подь

                                                 гляну бицепс

                                                 О ЗА ЧТО же

                                                 Ты Господь-Судьбописец

                                                 так измыслил

                                                 судотворную книгу

                                                 в ней исчисля

                                                 смуты

                                                 моры

                                                 да иго

                                                 На юру

                                                 соху и меч

                                                 дождик моет

                                                 По двору

                                                 тот пахарь-кметь

                                                 со сумою

                                                 Тать жирует

                                                 с ним в паях

                                                 княжьи люди

                                                 Знать ворует

                                                 не боясь

                                                 что засудят

                                                 Голь возводит

                                                 сытноликим

                                                 палаты

                                                 СВОДИТ СВОДИТ

                                                 дивье Лихо

                                                 с ума-то

                                                 (бледен месяц

                                                              из небес люто светит

                                                 нет мне места

                                                               нету места на свете)

                                                 Гонит Лихо

                                                 обло

                                                 зло

                                                 и стозевно

                                                 Кони вихрем

                                                 (повезло

                                                 мглисто в землях

                                                 бесы гоном

                                                 мимо вкруг

                                                 прут не видя

                                                 eccehomo

                                                 Иман Брут

                                                 да не Вием)

                                                 ТОЛЬКО ЗВЕЗДОЧКа вон та

                                                 за туманом

                                                 точно я твой сирота

                                                 мати мамо

                                                 Оборонь отворожи

                                                 мýку сыну

                                                 тьму

                                                 суму

                                                 сорОмье лжи

                                                 сук осины

                                                 Обойми возьми домой

                                                 прежним

                                                 ясным

                                                 подыми ты мне омой

                                                 вежды в язвах

                                                 пожалей как малыша

                                                 чада мала

                                                 божья лЕкарка

                                                 душа

                                                 чудо

                                                 мама

                                                 не стерпел он гиблых чар

                                                 твой сынок-от

                                                 И тебе в могилке чай

                                                 одиноко

                                                 Приюти

                                                 и я примчу

                                                 позовешь лишь

                                                 Так лети

                                                 я слышу

                                                 чу

                                                 мой совёныш

                                                 мы согреемся вдвоем

                                                 крылья сдвинем

                                                 ЭТО БРЕД в окно мое

                                                 рылом свиньим

                                                 Мажет пишет на стекле

                                                 чернью вывел

                                                 мать мол матушку в земле

                                                 червь повыел

                                                 Упырей

                                                 смятнЯ

                                                 видней

                                                 в заоконье

                                                 Поскорей

                                                 меня

                                                 к луне

                                                 взвейте кони

                                                 ЧЁРТА МЕДЬЮ

                                                             звонари не зовите

                                                 с черной нефтью

                                                             фонари запалите

                                                 не трудите жилы зря

                                                 не звоните

                                                 но кому-то жить нельзя

                                                 извините

                                                 нож не трогай

                                                 (синь-булат

                                                 он потерян

                                                 боже строгий

                                                 виноват

                                                 был тетерей)

                                                 ну а кухонным

                                                 (бог весть

                                                 в чем тут притча

                                                 как там vulgar

                                                 перевесть

                                                 нам на птичий)

                                                 зрак нам  даждь

                                                 во человецех

                                                 зрить нежить

                                                 зря ль топтахом

                                                 половецкие-т

                                                 вежи

                                                 волцы прыщут

                                                 каждый нерв

                                                 махом гончим

                                                 рцы поприщин

                                                 марш фюнебр

                                                 не окончен

                                                 АХ ЛИМОННЫЕ вы рощи

                                                 гренада

                                                 нет бы проще

                                                 так ведь странного надо

                                                 есть корыто

                                                 так ведь горне

                                                 хотяша

                                                 оксамиты двóрне

                                                 в греки дуняше

                                                 нет не бархат рытый

                                                 нать

                                                 нам толИко

                                                 где ты скрыта

                                                 Свете-Правда

                                                 велИка

                                                 у язЫков прочих царствий

                                                 плененна

                                                 или в отчих мудрецах

                                                 прикровенна

                                                 дайте Правду нищете

                                                 голых пожней

                                                 даждь инфант-инкогните

                                                 засапожник

                                                 ни светлицы

                                                 ни дружка

                                                 ни зегзицы

                                                 несчастливцу

                                                 полстежка

                                                 в якобинцы

                                                 якобинцу

                                                 в скоморохи

                                                 пол-лаптя

                                                 «Мне ж — побриться!»

                                                 Хохот

                                                 в буйной палате.

——————————

                                                                                                                       
  • валерий ананьин

    Признателен всем откликнувшимся! И тем, кто откровенно высказал свое неприятие (любому автору полезна встреча с такой реакцией, и обижаться бы тут – неумно). И, конечно, тем, кто с ними не согласился. Спасибо храбрым женщинам, Людмиле, Галине, Регине, Юлии (согласен с ней: стихи пишутся чаще всего как бы «сами собой» и даже сами диктуют автору, а конечная судьба любого написанного – в руках Времени). Спасибо всем серьезным или веселым мужчинам.
    Дорогая Елена Евгеньевна! За сверхщедрую оценку низкий поклон, но, помилуй Бог, – какой «учитель»! Не мыслил и не могу примерить к себе такую роль. И к тому, что пишу, давно отношусь трезво, не самообольщаюсь. Убежден, главный учитель для любого – он сам. В том числе и он как читатель. С детства и младости до седин. Чуть перефразируя слова Высоцкого из одной песни: «значит, нужные книги ты с детства читал». А нужные – мы выбираем для себя сами, каждый.
    Разность точек зрения в откликах, их полярность и даже категоричность – вещь естественная. Все прочел с интересом – и пользой для себя. Да, удручает порой стиль критики, вызывают активное несогласие требования подчиняться одной точке зрения и уверенность в своем праве говорить не просто от себя лично, а «от имени и по поручению» народа. Невесело встречаться – не с неумением, а в резким нежеланием как-то попробовать проникнуть в то, что с ходу видится «сложным», «непонятным»… Что ж, интернет нас приучает и не к таким диалогам. А автору теперь хватит пищи для размышлений, для чего немало поводов дает и критика.
    Надеюсь, все, кто так стойко и добро поддержал, не обидятся, если скажу отдельно о В. Сидорове и Д. Игнатьеве. Думаю, всякий пишущий хотел бы таких внимательных читателей. Первый дал не комментарий (за что и ему досталось), а целую (сверхдобрую!) рецензию, а его мысли о «монологичности» и «сомнения» заставляют задуматься… Второй выступил взвешенно и спокойно, кратко и точно проанализировал «неслучайность» выбранной формы речи. И несовпадения у нас троих, взгляда на историю-«судьбу» или в чем-то литературных вкусов, не мешают уважать друг друга. Спасибо им и за высокую оценку переводов – те мне дОроги.
    Благодарен уважаемому Прохожему: читая комментарии, уже с грустью думал, что прошив «смехом» останется не отмеченным… Важна и непроста тема, затронутая Бабой Дуней, Анастасией Станиславовной. Каждый привносил свое – спасибо вам, Борис Тимофеевич, Владислав, Петр-Петр, интересный Мизантроп и озорной Илья. И Елизавете, а запальчивость ее реплики, по-моему, правильно объяснил Петр. Согласен с позицией «все мы – читатели».
    Мирону М. Наверное, Вы в чем-то правы. Но верстка не совсем авторская, межстрочные пробелы – издержка верстки компьютерной, у автора их нет, и в газете всё умещается на одной странице. Но суть, как Вы сказали, не в этом…
    Решения о публикации не за авторами – за редакцией, чем она и рискует, побольше авторов. За риск, взятый на себя редакцией, глубоко ей признателен.
    А «цифра читаемости» вещь зыбкая, там действительно всякое клубится, и обольщаться ею трезво мыслящий автор не будет. И я не обольщаюсь.
    Хорошо, что у каждого есть свои отношения с литературой и каждый к ней не равнодушен. Литература наша – огромный богатый мир. И новое хорошее копится, не скудеем, что заметно и по нашему журналу. Вот прочел рассказ Олега Липовецкого и такое удовольствие получил! Как и от миниатюр Сергея Могулова, Александра Левинзона, Наталии Твердохлеб. Этот новый литконкурс дело замечательное. Рад приходу (возвращению!) в журнал, уже как литератора, давно глубоко чтимого И. Ф. Донского! И приходу Гали Скворцовой! Очень интересна и нужна рубрика, которую разрабатывает Вениамин Слепков. Жду публикаций Кирилла Олюшкина и Олега Гальченко, внесшего новую струю в журнал. И – новых работ Дмитрия и Александра, Яны и Валентины, Юли (у нее – не только оживающая память, а и литеатура)… Давно многообразна и интересна в журнале поэтическая палитра…
    Каждый в закромах литературы находит нужное только ему и это ценит. Пусть так оно и будет. Но пусть книги, любые, близкие тебе или «не твои», будут не для того, чтобы ими бить друг друга. И плацдармы пусть остаются защищенными.
    Еще раз – всем большая благодарность.

  • Мирон М.

    Уважаемые редакция и автор, с дискуссией все ясно, диктат воинственного полузнания не проходит. Но у меня (извините, не успел раньше) остался один вопрос – к автору. Частность, не в том суть, но может, и не такая мелочь… Не кажется во всем удачной авторская верстка. Речь не о микростроках, когда краткая строфа «видится» вчетверо «длиннее», чем она есть, но тут мне смысл разбивки понятен. А вот то, что каждая отдельным абзацем с пробелом? Тут не вижу необходимости. Не тут ли простейший корень пресловутых толков о «длинноте»? Ведь по меркам жанра поэма очень невелика. А «объем» вырастает минимум вдвое. А клипово-интернет-мышление внедряет рефлекс мерить «на глаз» и временем, затараченным на «перелистывание»…

  • Петр Петр

    Уважаемая Елена Евгеньевна! Видимо, я недостаточно ясно высказался. И на Вашем личном фронте, и в этой дисскуссии я Ваш поклонник и Ваш (и всех, кто защитил «плацдарм») сторонник, иначе бы не сказал «нам» и «свой». И Вас назвал именно потому, что оценил Ваше горячее участие на соседнем «участке фронта». И мне-то кажется, что тем же была вызвана и горячая реплика Елизаветы. Но то, что я сказал ей в ответ — что защитить свой журнал и его авторов от «грубого натиска» тех читателей, кто хочет диктовать только свое мнение, — это дело в первую очередь читателей же, иных, мыслящих, — повторю. Что и показала, по-моему, эта дискуссия. А тому, что мы с Вами и как читатели союзники, рад.

  • Елена Ициксон

    Петру Петру. «Они пишут для нас читателей». А Вам, уважаемый, не приходит в голову, что авторы Лицея тоже являются читателями? Да еще какими придирчивыми! И многие из авторов еще вчера-позавчера были лишь только читателями. Так что, думаю, если Вам есть что сказать всерьез по какой-нибудь теме — вперед.
    Прошу прощения у редакции за «подбрасывание дров в тлеющий костер».

  • От редакции

    Цитируем Елизавету В: «Коллеги из команды, за малым исключением, промолчали». Странный упрек: регулярно публикуя нашего уважаемого автора, разве мы тем самым не высказываем свое отношение к его творчеству? А подбрасывать дрова в тлеющий костер искусственно затягиваемой дискуссии не видим смысла.

  • Анастасия Станиславовна

    Елизавете, Владиславу.
    Я тоже «догадываюсь». Но противопоставить кого-то кому-то, хотя прямое «сравнение» разных творческих индивидуальностей и почерков всегда как минимум сомнительно, а еще лучше столкнуть бы лбами, для такой «критики» из излюбленных приемов. И не нам бы им в этом помогать. К тому же, думаю, у Вадима, например, тут не «злой умысел», а просто честная и искренняя наивность.

  • Владислав Г.

    Елизавете. Авторы тоже человеки. И у каждого действительно свой фронт, забот хватает. И в любой команде, думаю, тоже не каждый каждому «свой», что естественно. А может, кто-то один и доволен, и я даже догадываюсь, кто. А почему этот автор? Понятно. Из заметных, вроде бы популярен (читают, надо же, ну да бросают с первых строк, знаем, а машина-то щелкнула, хе-хе), рассуждает-рассусоливает – ох, раздражает. К другим писаниям не вдруг придерешься, а тут выпендрежник, повод дал. И не защищен. Ни наградами, ни высоким званием, ни «членством» в престижном литсобрании, ни известностью, так сказать, «за пределами». Просто кочка-одиночка. Сам по себе, как тут было сказано. Значит, уязвимый. И не молод кажись, из тех значит, старорежимных интеллигентов, совок-динозавр, ату! Ну, да тут не конец, а начало. Удастся первого выжить, ведь надоест когда-то шишки получать от агрессивных и упертых, там и до еще кого дойдет очередь. И я даже догадываюсь, кто был бы следующим.

  • Петр Петр

    Елизавете. Почему же промолчали? Вот знаменитая в Карелии Елена Ициксон не побоялась же, хотя, казалось бы, и «поле» не ее, и дай бы ей Бог сил на своем фронте. И зачем авторам журнала обязательно обсуждать друг друга? Они пишут для нас, читателей. Нам и слово, нам и не отдавать плацдарма, раз ощущаем его своим.

  • Елизавета В.

    Дело не в самой поэме, верно. И даже не в том, что под грубым натиском оказался один из давних и признанных авторов журнала. Б. Т. прав, здесь о принципе: печатайте только ту литературу, которая как-то доступна НАМ. Коллеги из команды, за малым исключением, промолчали. Из понятного сознания бессмысленности споров с такой критикой, которой не истина в них нужна, а свой кайф помочить неугодное и на своем единственно верном настоять? Не их задели? А кого-то и умудрились противопоставить – не ежились? Природа интернета пустоты не терпит: отдай плацдарм, аппетит разгорится.

  • Илья Ис.

    Мизантропу. Да Вы никак эстет, мой милый? Диссертации Вам? Очки и шляпу носите? В резервацию! Бабе Дуне. «Образованщина»? Да Вы не агент ли ЦРУ? Термин-то – клеветника и вражины. К позорному столбу!)))

  • Баба Дуня

    Мизантропу. Тут дело сложнее. Имейте в виду, что порой споры возникают — тоже с поборниками культуры, образованности, читателями и любителями литературы. Они хотят знаний и к ним стремятся. И нередко не их вина, а их беда, что они искренне не видят разницы между образованностью и образованщиной. Они узнают про Гаврилина (что хорошо, конечно), но если им скажет еще кто-то, кто для них авторитет, что и Шнитке (вот уж «эстет»!) – гений (что было бы хорошо, конечно), или наоборот – антимузыка, тоже запомнят, хотя музыки одного от другого не отличат. Запомнят, что Уайльд – запутавшийся и несчастный, но славный и умный (что хорошо, конечно), но эстетов бы они, в лучшем случае, не во всем будь властны, — в спецрезервации, марш в свою тусовочку. И не поймут, что «одномоментность» таких мыслей смешна. И самого Уайльда они вряд ли с интересом прочтут, как «своего», – уж больно он не для «народа» писал, скажем, свои пьесы, изрекал парадоксы, а как раз для «избранных». То есть могущих понять и оценить…

  • Мизантроп М.

    Тема для диссертации: «Роль охлоса в современной истории России. Интернет и эволюция его СМИ»)) Или: «Охлос на службе государства и его культурной политики. Честные дрова в костер еретикам» (для тех, кого не возмутят «объяснения»: именно политики, не отсутствия ее, как принято думать, а стратегии, даже если во многом интуитивной, методом тыка, в образовании, в пренебрежении культурой, и т. п.)))

  • Елена Ициксон

    Борис Тимофеевич, я почему-то тоже это почувствовала и согласна с Вами. Только кому же дано такое право — рулить на нашем «челне»? Не нравится — не читай, кому нравится… выходит, тоже не должны читать? Или некоторых раздражает, что у всех разные вкусы? По-моему, это мы все уже проходили, когда кто-то решал «Народу это не нужно». Спасибо Лицею за его публикации.

  • Борис Тимофеевич

    Д. Игнатьеву. Тут же давно, если не с самого начала, не об оценке конкретного произведения речь. Тут вопрос принципиальный: как смеете печатать то, что «нам не нравится»! Хотим, чтобы журнал был только наш, только по нашим вкусам. И никакие «объяснения», как откровенно сказано, «не помогут», вызовут только гнев, отторжение и издевки.

  • сидоров валерий

    К сожалению, с автором лично не знаком, да и не петрозаводчанин, как и уважаемый Прохожий (ему спасибо, точно отметил упущенное мной). А поговорил бы с В. А. «о Гоголе» (и не только) с удовольствием, чего и всем желаю.
    Не принимать что-то – право каждого. А со «злостью», гневом, ухмылкой, или достойно и уважительно – уже вопрос личной культуры. Уважаю Д. Игнатьева: из сторонников «другой литературы» он единственный, кто выступил, однако, и как знающий, зоркий и беспристрастный читатель и аналитик. Свое личное мнение об авторе, в контексте всего у него прочитанного, я высказал. Кому-то – всего лишь «длинно и тягостно»? Это, извините, ваши проблемы. Кому-то обидно? Вот тут вправду жаль, это зря, никого обидеть не хотел, думал, кому поможет, если кто не разбрался, а не прочь бы. Ошибся, простите.

  • Денис Игнатьев

    Автору. Уважаемый Валерий! Зашел и я в Электронную библиотеку. Не жалею. Спасибо за удовольствие — от многого. И за переводы и Шекспира. Творчества и здоровья.
    Уважаемый Вадим! Объяснения кажутся обидными? Жаль. Их цель — вовсе не обидеть или заставить обязательно изменить мнение, а именно что-то объяснить. Не нужны вам? И хорошо, значит, есть своя точка зрения. И, правильно, Регины и Галины ее не изменят. Да они этого и не хотели, просто высказали свое мнение. Как и Вы.
    Не нравится? Да кто бы против! Мне вот тоже нравится у автора не это, другое (в том числе и в «Лицее»), там тоже никто никому ничего не объяснял. Не раздражайтесь, забудьте, читайте то, что нравится. А другим нравится и такая поэзия, зачем же лишать их права прочесть, что им нравится, не в журнале, который им нравится, а обязательно где-то в другом месте? И высказать свое мнение? За все это они не вправе считать себя ЛЮДЬМИ и частью НАРОДА? А мне быть частью народа разрешите, если мне тоже «не нравится»? Вот это, мне кажется, и обидно, и несправедливо. Даже «эстеты», везде в мире, тоже люди и тоже из своего же народа. Прошу извинить за эти длинные объяснения.

  • Вадим

    Если человеку не нравится, то никакие Регины или Юлии не помогут. Людей раздражает, что в защиту экспериментального сочинения активно выступают с обидными для читателей и длинными объяснениями. Когда печатается Жемойтелите, Акуленко или Ю.Сидоров, то объяснения не требуются. Они пишут для ЛЮДЕЙ. для НАРОДА. Только такие литература и музыка имеют смысл (см. статью «Неповторимый Гаврилин»). А «пробы» лучше посылать в издания для «эстетов». Прошу меня извинить за откровенность.

  • Регина

    Всё, что пишет уважаемый Валерий Ананьин, читаю с удовольствием и,Как Елена Ициксон, перечитываю. Не обращайте внимания на злые комментарии. Автора каждый обидеть может.

  • Николай

    Читать и воспринимать сложновато, начиная с парадоксального названия. И очень длинное произведение, очень. Можно мысль выразить в 3-4 строфах. Очень длинные комментарии В.Сидорова (хорошо, что не Ю.Сидорова, которого уважаю заочно за его ясные и умные очерки) только усиливают тягостность публикации. Автору надо В.Сидорову и прочитать было, а не посылать в журнал. Вот они бы и поговорили о Гоголе…

  • Некто прохожий

    Я вообще-то не местный, проездом, заглянул в журнал впервые, это первое, что прочел. Со всеми комментами.
    Да вы чё, братцы?! Засерьезили-то как, заугрюмели! Одни врубиться не могут, ругаются, что в непонятках, другие их всерьез уму учат, прямо ликбез по литературоведению.
    Какое там «чижело»! Да тут юмора уйма!! И сатиры!!! А с классиками как лихо, всех заставил на себя пахать. Ну, Гогель! Кайф! И все до предела ясненько! Россия как на ладони, со всеми нашими болячками, истории ли, натуры нашенской.
    Автора прочту непременно. И журнал читать буду, он, гля-ко, интересный! Только не всегда бы вам так головы ломать — себе и другим. Находите повод, когда он есть, и просто порадоваться, кто может.

  • сидоров валерий

    В названии ни капли странного: Поприщин у Гоголя ощутил себя Фердинандом VIII, и в эпиграфах цитата сразу отсылает и настраивает на специфическую подачу и связь-преемственность… Но, значит, не всех может настроить. А тяжелое впечатление — может, оно от российской жизни-«судьбы», написано-то про это. Но вообще такие мнения подтверждают мои сомнения: не совсем это для журнала не специально литературного, а общественно-публицистического, здесь-то в массе — «своя» аудитория, ей нужнее, важнее и ближе прямые выходы в реальность и ее факты, а значит, и литература того же вектора, а не такие чисто художественные, да еще со сложноватым специфическим приемом отражения… Литература ведь многослойна, и не каждая вещь — сразу для каждого… А «читаемость», то есть «цифра» — дело непростое, тоже многослойное, и все суммы с ходу однозначно не объяснить, ни этак уничижительно «просто», ни как сплошь «одобрительное». Хотя из семи вещей «самых читаемых за все время» жизни интернет-журнала четыре — Ананьина, причем опубликованы были в течение одного последнего года, и «цифры» еще растут…

  • Румшанский О.

    Если человек хочет что-то написать экспериментальное, пусть пишет, но это не обязательно публиковать. Читай в доме, на работе, родственникам и знакомым. Не все написанное надо публиковать! Тяжелое произведение, правда. Его читаемость не должна вводить в заблуждение: странное название, эпатажное начало — а дальше? Люди бросают читать, а уже машина твое чтение зафиксировала. Вот и число голосов. Ведь вот как просто.

  • Денис Игнатьев

    Забыл добавить насчет «эксперимента» с эстетикой-поэтикой. Мне-то кажется, эта вызывающая чье-то неприятие форма и речь взяты автором как раз неслучайно, для решения темы. От больных мыслей «лирического героя», от «личных» до «общих» — ирония доходит до фантасмагории, сливаются реальность и «видения», «сны» и явь (да герой еще и за «стаканом»…), неспокой — до грани, а там и за гранью бреда, уже на пороге сумасшествия, а в финале вообще в «палате»… Практически — сгущение гоголевского приема «Записок…». Так что можно бы, кажется, и респект автору выразить.

  • Денис Игнатьев

    Согласен, читаемость не показатель, когда неизвестен разброс мнений. Как и комментируемость, кстати. Только попсовая «мода»-то тут при чем?! И в модных я Ананьина никак бы не числил, не наоборот ли. И что же мы за читатели, если нас что-то даже очень нелюбезное может отвратить от литературы вообще))
    Лично я никак не поклонник такой литератруры, хотя и довелось учиться в вузе еще в добрые времена нормального образования, и все «элементы» иронического и невеселого «сплава» мне заметны, думаю. В. Сидоров и перечислил не всё, мне тут виден еще и Карамзин, и Афанасий Никитин, и рыцарство короля Артура, и известные вековые русские, европейские и восточные легенды об идеальной стране, а еще Маяковский с Есениным и даже Вознесенский с Ахматовой, не говоря уж об Евтушенко со Светловым. С «содержанием» все понятно и даже со многим согласился бы. А сторонник я той поэтики, о которой сказано у Теркина: вот стихи, а всё понятно, всё на русском языке. Так что то, что не «мое», не полюблю. Но уважать уважаю!!! И тех, кто понимает и ценит такое, уважаю тоже. И призводные от слова «эстетика» для меня не ругательства. Просто она разная бывает, эстетика, и нет одной «правильной» и «нужной» для всех. И автор вообще-то молодец, что своё гнет. Да и не всё им в Лицее помещенное — такое, как этот, наверное, эксперимент. А обругивать не «свое» и требовать «как надо» дело нехитрое, но, пардон, мало почтенное)) Не любо, закрой книгу, только и всего, никто не неволит с трудом дочитывать. Не на школьном уроке, слава Богу))

  • Юлия

    Поэт пишет, «как он дышит», а История разберётся.
    писать для людей, для народа — это мы уже проходили. Народ обычно умнее, чем о нём говорят.

  • Павел

    Писать надо для людей, а не для избранных. Тяжелое впечатление от поэмы. Для эстетов она, не для обычного читателя. Такая «литература» только отвращает от литературы. А «читаемость» — не показатель. Толпами идут на Пугачеву, других «властителей» моды. А они — антикультура.

  • Елена Ициксон

    Сидорову Валерию. Не согласна, что Валерий Ананьин не для Лицея, и свидетельством тому — высокая «читаемость». Ананьин — планка, уровень для всех пишущих здесь. А комментируемость?.. Скажу по себе — проглатываю, прочитываю, «перевариваю», читаю что-то вширь, перечитываю (Грина, например). Комментарий — не всегда показатель, это живая реакция, когда что-то хочется добавить или возразить. Валерий Зосимович — учитель. Какие комментарии, слушай и учись.

  • сидоров валерий

    [quote name=»Зубров П.»]Прочитал с трудом, очень длинно, непонятно, и чего ради написано? Кому это «творение»? Ннкому, вроде. Наверное я не дорос до него.[/quote]
    Непонятно? Чего ради написано? Тут уже ответили:про нас, про Россию. «Длинно»? Отвыкли мы от жанра поэмы. А чтобы понять — да, надо бы, как минимум, знать и помнить многое из нашей литературы, и не только главное: «Слово», «Записки сумасдедшего», исторические и былинные сарказмы А.К.Толстого,стихи капитана Лебякина,но и еще многое и многое из образов, тем, героев,имен, от Пушкина, Жуковского, Блока до Олейникова, Окуджавы и Исаковского, от Достоевского и Островского до Булгакова. Да и не только своих: от Шекспира, Сервантеса, Мериме, Э.По до ставшей давно поговоркой фразы из забытого совдраматурга: «Пустите Дуньку в Европу»… Хорошо бы и помнить кое-что из истории — и нашей, и Испании (по художественной логике автора пересекающихся): не зря помянуты и Филипп II,и Наполеон, и гражданская война, и даже их нынешний «симпатичный» король… «Кому»? Очень показательно, особенно сегодня, это: если «не мне»,значит, «никому». Да хотя бы мне и, думаю, пока еще многим, кому памятны все элементы «сплава» и могущих оценить его качество… А мне — еще и потому, что, разделяя во многом взгляд автора на сегодяшнюю многостарадальную Россию, многое и не разделяю в его горьком и саркастическом взгляде на историю-«судьбу» России, на руский «менталитет» (этим-то мне и интересна, и значима поэма: проверить свои взгляды, сравнить…). Я все же не такой пессимист, чтобы увериться в безысходности путей в поисках запредельной «страны Муравии» и бессмысленности и никчемности «бунтов», когда засапожник, в кончном счете, разве что — чтоб «побриться», а от проклятой действительности можно только сойти с ума… Хотя тут автор не одинок: вот патриарх Кирилл недавно, по поводу выборов, жестко сказал с телеэкрана: в России иссякли пассионарии,народ стал населением… «Видимо, не дорос»? Тут ирония, но, может, нечаянно и личную истину высказал комментатор?
    Вывод (мой, сугубо субъективный»):такие вещи, может быть, все ж не совсем по «формату» «Лицея». Тут нужны бы и речи попроще, и темы не такие многослойные, полокальней, не «про все сразу», и жанры подоходчивей. А такие вещи — скорее, для собрания сочинений или толстого литжурнала, наверное. Это же мог бы сказать и о многих других его публикациях.
    Вообше, мне кажется, положение Ананьина среди авторов журнала все же странноватое, на особинку как-то. Сам по себе как-то. Самые интересные не тривиальные работы словно не рассчитаны на диалог (а интернет-журнал для того и существует), они скорее монологи. А попытки участвоать в диалогах для него кончаются плохо, как в недавней скандальной полемике, когда на его попытку кого-то вразумить, не встав при этом ни на чью упертую точку зрения, он получил сполна от всех сразу, справа, слева и особенно от безграмотного
    интернет-подполья, тут ярые спорщики на минуту объединились… Впечатление «странноватости» его места в «Лицее» подтверждено для меня парадоксом: он сегодня самый читаемый автор, цифры просмотров впечатляют, и одновременно — из самых малокомментируемых! Самые любопытные, интереснейшие его работы тут — или вовсе без откликов (а читаны-зачитаны!), или раз,и обчелся. Словно, читая, затрудняемся — как на такое реагировать…
    Судя по иным из его «биографических» публикаций, в соввремена он оказался как бы «за бортом», не востребованным. Похоже, и в новой России он,по большому счету,не «свой» для всех лит- и полит-тусовок, на которые расслоилась Россия. Почему его, скажем, не печатает хотя бы «Север»? Или он туда ничего не предлагает?
    Я впервые попал на него случайно: на удивительное эссе о «мистике» в «Онегине». Заинтересовался и прочел
    все его публикации. А теперь и не только в «Лицее»: в ЭБА Карелии. Раздобыл с трудом (почему-то книги нет в продаже) его «Гамлета» (в ЭБА даны фрагменты).
    И впечателине некоей его»отъединенности» усилилось. Его перевод «Гамлета», сегодня, по-моему, лучший, не уступающий стихом Пастернаку,а к Шекспиру «ближе», чем и тот, и Лозинский, и другие, хоть и получил высокую оценку отдельных
    специалистов, по сути, «замолчен», его как бы и нет. Сам себя автор никак не пиарит, молчун, а никому другому это в голову не приходит. Понятно, в общем: столичным мэтрам, давно поделившим профи-переводческие ниши, такой соперник из провинции зачем? То же — с его блестящими переводами из Э.По, английских поэтов или Гейне (не уступит прекрасным стихам вольных опытов из Гейне Олега Гальченко, а как «переводы» — превосходит). Или блистательный
    перевод всемирно знаменитого шедевра абсурда- «Снарка» Кэрролла. И какой диапазон!- одновременно чудесное переложение стихом шедевра иного рода:библейской «Песни песней»…
    Согласен с Г. Козулиной: часто не видим большое, когда оно рядом. Где-то в комментариях по другому поводу и о другом человеке приведено было: «Можно принимать или не принимать его творчество,но это — явление». Таково у меня скаладывается впечатление о прочитанном у этого автора. А «не принимать» — вольным воля, у нас свобода мнений.
    Профессор Лев Мальчуков в рецензии на «Гамлета» Ананьина (перевод и комментарии, где, по-моему, высказаны доказетельно гипотезы, не озвученные до того в шекспироведении, хотя бы русском: толкование «Быть или не быть»,тоже — «замолченное»…) писал, что это «своего рода человеческий документ, сплачивающий воедино дерзновенные филологичесмкие опыты и собственный эжкзистенциальный опыт свидетеля XX века». По-моему, то же можно сказать не только о «Кругах» (эту поэму, сказал бы, можно в школе «проходить», как документ странички нашей недавней истории), но еще в большей степени — о «Фердинанде».
    Извините, если кто-то возмутится: «длинно», мол. Но вот — захотелось высказаться наконец…

  • Галина Козулина

    Дааа, сложно по форме, отсюда сложность восприятия, удержания смысла, но очень сильно по духу, по содержанию, буду возвращаться снова. Спасибо, Валерий. Как жаль, что не знаем мы то большое, что не «на расстоянии», а своё, рядышком.

  • Людмила Подольская

    Да что ж тут непонятного? Про нас это, про Россию:
    Тать жирует

    с ним в паях

    княжьи люди

    Знать ворует

    не боясь

    что засудят

    Голь возводит

    сытноликим

    палаты

  • Зубров П.

    Прочитал с трудом, очень длинно, непонятно, и чего ради написано? Кому это «творение»? Ннкому, вроде. Наверное я не дорос до него.