Литература

Конец времён

{hsimage|Идешь, не зная куда, — придешь, не зная куда ||||} Инвалиды, марширующие по радуге. Их грустный марш наблюдает из окна съемной квартирки Барбара — героиня романа Клаудии Маркучетти Пасколи «Инвалиды». Этот роман представлен как открытие мексиканской писательницы, родившейся в Италии, жившей в Мексике и Париже. Действие романа в Париже и происходит, куда приезжает Барбара в надежде найти вдохновение для создания романа.

Она снимает квартиру на площади Инвалидов, знакомится с соседом, знаменитым французским писателем. Между ними устанавливаются странные взаимоотношения, Барбара подозревает его в убийстве невесты. Ее подозрения не беспочвенны, но разобраться в том, где правда и где ложь в этой книге и в размышлениях героини, довольно трудно. Вымысел настолько плотно соединен с реальностью, что практически они уже не отделимы. В первом финале книги жертва становится палачом, в последней части становится ясно, что истинная героиня романа не вымышленная Барбара, а сама Клаудия (то есть ее героиня — автор романа, который мы читаем), не покидавшая Мексику, пленившая в буквальном смысле человека. И наконец эпилог говорит о том, что преступление реально было совершено.

Сплав вымысла и реальности составляет ткань романа. В нем не находится места для привычных устоев морали и нравственности, нет направления, нет четко обозначенной понятной цели, а потому он воспринимается как причуда больного воображения.

Время действия я бы определил как эпоху конца времен, то есть наше время. Однако, предположив, что события будут развиваться по сценарию, отличному от сценария «Апокалипсиса», могу определить эпоху как постхристианскую. Христианство, предложив нравственные ориентиры, помогало человечеству выживать две тысячи лет. Отказываясь от него, отказываясь от ориентиров, человек легко может заблудиться в изгибах больного, лишенного чего-то важного воображения. Впрочем, можно не привязываться к христианству, можно говорить о религии как о связи с Богом, вообще. Важно, что герои Пасколи не имеют морально-нравственных критериев, а потому события, происходящие с ними, неизбежны.

Роман воспринимается как картинка современного общества, переживающего последние времена, закат. Аналогичные картинки предлагают сейчас многие европейские авторы. Воздержусь от перечисления имен, их слишком много, тех, в чьих книгах действуют бесполезные герои, не видящие смысла в жизни. Если идешь, не зная куда, то и придешь, не зная куда.

Поскольку приемлемых ориентиров нет, жизнью героини романа Пасколи управляют то защитные, то саморазрушительные реакции на вызовы среды, а они определяются комплексами, приобретенными еще в детские годы. Трудно было бы не приобрести комплексы, потеряв мать, имея отца, которого порой хочется задушить, вступаясь за героиню, когда он откровенно издевается над дочерью, хотя о физическом насилии с его стороны речи не идет.

Физическое насилие применяет к ней сосед-писатель, которого она заподозрила в убийстве другой девушки. Убийство, если оно было, физическое насилие по отношению к Барбаре нужны писателю для того, чтобы увидеть, почувствовать реакцию жертвы, понять, какие чувства испытывает убийца. И сама Барбара стремится перерабатывать свои ощущения в создание книги.

Клаудия Маркучетти Пасколи не совершила открытия своей книгой. Еще в начале 60-х годов Пьер Гамарра написал роман «Убийце — Гонкуровская премия», в котором поднял эти вопросы. Разве что, видно, что Гамарра оказался провидцем. Все больше извращенный внутренний мир героев, не сдерживаемый общепринятыми принципами безопасности, привлекает различных авторов. А когда воспринимаешь их вымысел как отражение реальности, становится страшно.

 

Купить эту книгу на OZON.ru — Книги | Инвалиды | Клаудия Маркучетти Пасколи | Los invalidos

  

  • Вениамин Слепков

    Галина, спасибо за теплый отзыв. Со временем начинаешь понимать, что в мире очень много интересного, так много, что все не охватить. Приходится делать выбор. В немецкой, французской и т.д. литературе множество замечательных книг и авторов, но за всем просто не уследить. Поскольку литература ЛА мне интересна давно, я ей и продолжаю заниматься. Это исключительно хобби, ни докторской, ни даже кандидатской на эту тему я не пишу. Тем более, нет здесь рекламы. Я делюсь впечатлениями от прочитанных книг, а впечатления, как и книги, бывают разными.
    Что касается карельской литературы, она безусловно интересна для меня. Время от времени я пишу и о книгах карельских авторов, но в других изданиях. Во-первых, «Лицей» и без меня уделяет много внимания этой теме, во-вторых, я сам предложил «Лицею» именно тему современной литературы ЛА. «Лицей» предложение принял, за что я очень благодарен этому изданию. Предположение, что в карельской литературе «все плохо», на мой взгляд, ошибочно. Согласитесь, вряд ли логично делать такой вывод исходя из факта, что один конкретный автор не пишет на эту тему в одним конкретном интернет-издании)))
    Литература ЛА очень интересна, много книг латиноамериканских авторов выходило и в СССР. Сейчас, кстати, на мой взгляд, выпускают меньше. Между тем, она заслуживает внимания. В инете часто встречаю сетования на то, например, что нет учебных пособий по литературам отдельных латиноамериканских стран, а общие труды пробел не закрывают. Хотя очевидно, что, скажем литература мексиканская очень отлична от литературы аргентинской, а кубинская от перуанской. Я же ставлю перед собой простые цели. Если кто-то заинтересуется современной литературой ЛА, он может прочесть мои заметки и составить собственное представление о том, какие темы волнуют сейчас авторов Латинской Америки, сможет сопоставить их с собственными знаниями современной литературы — хоть французской, хоть российской и карельской. О том, что моя работа в этом направлении может быть востребована, свидетельствует и Ваш отзыв. Еще раз спасибо!

  • галина

    Вениамин! Судя по вашим текстам в интернет-Лицее, Вы отличный рецензент и популяризатор литературных произведений. Но почему только аргентинских перуанских, мексиканских и кубинских писателей? Я понимаю — «красиво жить не запретишь» — и все-таки: неужто в Карелии, где вы живете, совсем не осталось интересных, заслуживающих Вашего замечательного пера писателей? Тем более Вы и работаете в карельском литературном журнале и значит,хотя бы по должности отслеживаете публикации карельских авторов. Остается предположить, что либо в карельской литературе, а также в немецкой, французской, итальянской… настолько все плохо, что единственной отдушиной для Вас стала Латинская Америка. Не исключаю также, что Вы пишете докторскую по южноамериканской лит-ре. Но возможно это Ваше хобби своего рода «скрытая» реклама. Развейте, пожалуйста, сомнения.

  • Вениамин Слепков

    Чувство знакомое) Настроение апокалиптическое)

  • Aлексей Kонкка

    В который раз подумаешь как слаб в сущности человек. Как только он бросается в омут свободы от установлений родового строя или традиционного общества вообще, как только религия перестает держать его за шиворот, тут же готов превратиться в маньяка. И все-таки: насколько писатель отражает мир фантазий «человека с улицы»? Проблема ли это только т. наз. западного человека или в т. наз. развивающихся странах этот процесс происходит еще активнее? С пятой стороны в мировой литературе это ведь не новость (ну, хотя бы оформленные как бред сумасшедшего темные пятна сознания и подсознания)? И еще: такое чувство (в том числе именно в связи с разложением морали и вообще сознания), что мир начинает меняться и что-то (а этого знать нельзя, увы) должно в очередной раз вывести его на какую-то тропу, если не сказать тоннель)). Если, конечно, ему природой еще дано время… супервулканы, между прочим, просыпаются))