Литература

Алексей Варламов: «Дегуманизации общества надо сопротивляться»

 
{hsimage|Алексей Варламов ||||} Писатель, преподаватель МГУ и Литинститута, доктор филологических наук Алексей Варламов провел творческие встречи в ПетрГУ. Разговор вышел за пределы литературы. Слушателей интересовало, что думает известный писатель об образовании, о положении писателя, о происходящем в стране. 
 
О Карелии и карельской литературе
 
Алексей Варламов признался, что каждое лето бывает в Карелии на рыбалке. В последнее время на Сямозеро, в Доме творчества СТД, где впервые оказался благодаря режиссеру Сергею Пронину, с которым давно дружит. Из современных карельских писателей ценит Яну Жемойтелите (даже писал рецензию на ее произведение), Дмитрия Новикова и Ирину Мамаеву, особенно ее повести "Ленкина свадьба" и "Земля Гай".

— Местная власть должна быть заинтересована в том, чтобы "раскручивать" писателей, особенно пишущих про свою землю. Их нужно  приглашать на телевидение, устраивать встречи, размещать их портреты на билбордах… Карелии с писателями повезло, хотелось бы, чтобы им повезло с Карелией, — посетовал Алексей Варламов.

 
О ЕГЭ, литературе в школе и будущем страны

 
{hsimage|На встрече в ПетрГУ |right|||} Абитуриенты, поступающие на филфак МГУ, где преподает Алексей Варламов, как раньше, пишут вступительное сочинение. 
 
— Считаю, что когда сочинения писали при поступлении на все факультеты, это было абсолютно верно. ЕГЭ — это кошмар, о котором говорят и говорят и ничего толком не делают, чтобы изменить ситуацию. Выходить на улицы нужно тогда, когда началось издевательство над школой. Тогда учителя и родители отсиделись. А не сейчас требовать честных выборов в Думу, когда Дума сама по себе ничего не решает. 

 
Писатель был на митинге на Болотной:
 
— Я бы не пошел на Поклонную, мне не близки официальные митинги, но я бы не сказал, что мне симпатичен и хоть какой-нибудь оппозиционный лидер. Идет дегуманизация общества, она во всем мире идет, но этому надо сопротивляться, а я вижу, что нас к этому подталкивают. Поэтому когда люди вышли на Болотную площадь, я эмоционально обрадовался. Наше будущее крайне непредсказуемое и гражданская обстановка тревожная.
 

Алексея Варламова, автора книг о Пришвине, Булгакове, Грине, Алексее Толстом, Платонове, спрашивали, какие произведения этих писателей он рекомендует школьникам, актуальны ли они.
 

— Профессия учителя сегодня является еще более творческой, чем раньше. Если выбирать произведение Булгакова для изучения в школе, то я бы выбрал "Белую гвардию". Удивляюсь, какая голова решила включить в программу "Котлован" Платонова, его трудно понять школьнику. Я бы рекомендовал его рассказы 30-х годов. Считаю, что у нас идеально составлена программа XIX века. Что касается литературы XX века, я бы дал большую свободу учителю. Что учителю ближе, пусть он и преподает, заражает учеников своим энтузиазмом. Может, кто-то и "Котлован" сумеет прекрасно преподать.

 

О литературе и истории

— Для художественной литературы то время, которое мы сейчас переживаем, — не самое лучшее. Что касается документальной прозы, ситуация, наоборот, гораздо более благоприятная. Мы живем в обществе, в котором о нашей истории мы можем говорить достаточно свободно. Правда, есть сложности в работе с архивами и наследниками.

Как живется писателю в современной России? Сегодня прожить на занятия литературным трудом невозможно. Я знаю очень много писателей, каждый выживает как умеет. Фактически все где-то работают. Из писателей, которые живут на гонорары, я знаю двух-трех. Раньше главная проблема была напечататься, сегодня книгу может издать любой. Главное чтобы ее купили, а это гораздо сложнее. Сегодня писатель, за некоторым исключением, находится в более зависимом положении, чем в советское время.
Современные читатель и писатель находятся в совершенно иных отношениях, чем  раньше. Современный писатель зависит от рынка, издательство оценивает рукопись: будет или не будет продаваться. Как это просчитывают, я не знаю. Я как-то похвастался своему другу Павлу Басинскому, что я поймал в Карелии пять лещей. Он поднял меня на смех и сказал, что у себя на Волге он поймал пятьдесят, правильно сделав приманку. Но бестселлеры все равно  не получаются специально, сегодня заигрывать с читателем совершенно бессмысленно.
 

О творчестве и творческих планах
— Литература- это возможность расширить собственную жизнь. Если говорить о повести "Рождение", за которую я получил премию "Антибукер" и которая вызвала симпатию Александра Исаевича Солженицына, — она была выстрадана. Повесть основана на реальной истории и никакого сгущения красок не было. Беременность моей жены действительно совпала с октябрьскими событиями в Москве, и мой сын родился в 1993 году. В ней строго документальное начало.  Никаких намерений что-то обобщать, что-то символизировать, как писали критики, у меня не было. Было ощущение некого конца истории. 
У меня есть очень дорогая мне повесть "Дом в деревне". Я родился и вырос в Москве, вращался в интеллигентной московской среде, где антисоветские, диссидентские настроения были типичны. Мне захотелось понять, действительно ли в деревне живут люди, сохранившие  настоящее национальное начало. Я купил дом в деревне подальше от Москвы и увидел именно то, что я искал.

Сейчас я неторопливо пишу прозу. Не знаю, получается или не получается. Пока не хочу ничего писать для серии ЖЗЛ.  Последней в ней стала книга об Андрее Платонове. Для меня советская литература делится на две части: Андрей Платонов и вся остальная. Никогда не хотел писать его биографию. Писал, пытаясь в самом себе разобраться. Было очень трудно, и для меня это стало знаком: остановись.
 
Фото Ирины Ларионовой