Литература

Алексей Варламов: «Дегуманизации общества надо сопротивляться»

 
{hsimage|Алексей Варламов ||||} Писатель, преподаватель МГУ и Литинститута, доктор филологических наук Алексей Варламов провел творческие встречи в ПетрГУ. Разговор вышел за пределы литературы. Слушателей интересовало, что думает известный писатель об образовании, о положении писателя, о происходящем в стране. 
 
О Карелии и карельской литературе
 
Алексей Варламов признался, что каждое лето бывает в Карелии на рыбалке. В последнее время на Сямозеро, в Доме творчества СТД, где впервые оказался благодаря режиссеру Сергею Пронину, с которым давно дружит. Из современных карельских писателей ценит Яну Жемойтелите (даже писал рецензию на ее произведение), Дмитрия Новикова и Ирину Мамаеву, особенно ее повести "Ленкина свадьба" и "Земля Гай".

— Местная власть должна быть заинтересована в том, чтобы "раскручивать" писателей, особенно пишущих про свою землю. Их нужно  приглашать на телевидение, устраивать встречи, размещать их портреты на билбордах… Карелии с писателями повезло, хотелось бы, чтобы им повезло с Карелией, — посетовал Алексей Варламов.

 
О ЕГЭ, литературе в школе и будущем страны

 
{hsimage|На встрече в ПетрГУ |right|||} Абитуриенты, поступающие на филфак МГУ, где преподает Алексей Варламов, как раньше, пишут вступительное сочинение. 
 
— Считаю, что когда сочинения писали при поступлении на все факультеты, это было абсолютно верно. ЕГЭ — это кошмар, о котором говорят и говорят и ничего толком не делают, чтобы изменить ситуацию. Выходить на улицы нужно тогда, когда началось издевательство над школой. Тогда учителя и родители отсиделись. А не сейчас требовать честных выборов в Думу, когда Дума сама по себе ничего не решает. 
 
Писатель был на митинге на Болотной:
 
— Я бы не пошел на Поклонную, мне не близки официальные митинги, но я бы не сказал, что мне симпатичен и хоть какой-нибудь оппозиционный лидер. Идет дегуманизация общества, она во всем мире идет, но этому надо сопротивляться, а я вижу, что нас к этому подталкивают. Поэтому когда люди вышли на Болотную площадь, я эмоционально обрадовался. Наше будущее крайне непредсказуемое и гражданская обстановка тревожная.
 

Алексея Варламова, автора книг о Пришвине, Булгакове, Грине, Алексее Толстом, Платонове, спрашивали, какие произведения этих писателей он рекомендует школьникам, актуальны ли они.
 

— Профессия учителя сегодня является еще более творческой, чем раньше. Если выбирать произведение Булгакова для изучения в школе, то я бы выбрал "Белую гвардию". Удивляюсь, какая голова решила включить в программу "Котлован" Платонова, его трудно понять школьнику. Я бы рекомендовал его рассказы 30-х годов. Считаю, что у нас идеально составлена программа XIX века. Что касается литературы XX века, я бы дал большую свободу учителю. Что учителю ближе, пусть он и преподает, заражает учеников своим энтузиазмом. Может, кто-то и "Котлован" сумеет прекрасно преподать.

 

О литературе и истории

— Для художественной литературы то время, которое мы сейчас переживаем, — не самое лучшее. Что касается документальной прозы, ситуация, наоборот, гораздо более благоприятная. Мы живем в обществе, в котором о нашей истории мы можем говорить достаточно свободно. Правда, есть сложности в работе с архивами и наследниками.

Как живется писателю в современной России? Сегодня прожить на занятия литературным трудом невозможно. Я знаю очень много писателей, каждый выживает как умеет. Фактически все где-то работают. Из писателей, которые живут на гонорары, я знаю двух-трех. Раньше главная проблема была напечататься, сегодня книгу может издать любой. Главное чтобы ее купили, а это гораздо сложнее. Сегодня писатель, за некоторым исключением, находится в более зависимом положении, чем в советское время.
Современные читатель и писатель находятся в совершенно иных отношениях, чем  раньше. Современный писатель зависит от рынка, издательство оценивает рукопись: будет или не будет продаваться. Как это просчитывают, я не знаю. Я как-то похвастался своему другу Павлу Басинскому, что я поймал в Карелии пять лещей. Он поднял меня на смех и сказал, что у себя на Волге он поймал пятьдесят, правильно сделав приманку. Но бестселлеры все равно  не получаются специально, сегодня заигрывать с читателем совершенно бессмысленно.
 

О творчестве и творческих планах
— Литература- это возможность расширить собственную жизнь. Если говорить о повести "Рождение", за которую я получил премию "Антибукер" и которая вызвала симпатию Александра Исаевича Солженицына, — она была выстрадана. Повесть основана на реальной истории и никакого сгущения красок не было. Беременность моей жены действительно совпала с октябрьскими событиями в Москве, и мой сын родился в 1993 году. В ней строго документальное начало.  Никаких намерений что-то обобщать, что-то символизировать, как писали критики, у меня не было. Было ощущение некого конца истории. 
У меня есть очень дорогая мне повесть "Дом в деревне". Я родился и вырос в Москве, вращался в интеллигентной московской среде, где антисоветские, диссидентские настроения были типичны. Мне захотелось понять, действительно ли в деревне живут люди, сохранившие  настоящее национальное начало. Я купил дом в деревне подальше от Москвы и увидел именно то, что я искал.

Сейчас я неторопливо пишу прозу. Не знаю, получается или не получается. Пока не хочу ничего писать для серии ЖЗЛ.  Последней в ней стала книга об Андрее Платонове. Для меня советская литература делится на две части: Андрей Платонов и вся остальная. Никогда не хотел писать его биографию. Писал, пытаясь в самом себе разобраться. Было очень трудно, и для меня это стало знаком: остановись.
 
Фото Ирины Ларионовой 
  • Олег Гуреев

    [quote name=»Владимир Берштейн»]Слова могут быть истолкованы так, как их истолковали Вы. Но могут быть истолкованы и так, как это сделал я. Об этом я изначально и вёл речь.
    [/quote]
    Если Вы вернётесь к первой строчке моего первого комментария, увидите:
    [quote name=»Олег Гуреев»]Не могу понять позицию человека, утверждающего взаимоисключающие вещи.
    [/quote]
    Именно «об этом я изначально и вёл речь». Человек, как Вы говорите, «не захотел быть последовательным — и все дела.»… м-да-ссс…
    В плохой актерской массовке, когда ей надо изобразить шум толпы, каждый член массовки говорит очень быстро и не в такт с другими: «Что говорить, когда нечего говорить? Что говорить, когда нечего говорить?»

    … так, о Чём мы говорили?

    (Вы меня простите, но Слова для меня всё-же пока имеют ещё и их изначальный Смысл)

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Владимир Берштейн»]Вы в своём комментарии к высказыванию писателя произвольно приторочили слово «дегуманизация»» из заголовка статьи, сделали свой вывод, что она является результатом коммерциализации, и на этом построили свой довод. Но я в статье ничего подобного не нашёл.
    [/quote]
    Это ж не я. Это естественная логика шагов развития коммерциализации производит. Она описана многими — от Маркса до Поппера. При чём тут «мои выводы»? Ну, а если уважаемый автор этого до сих пор не заметил… что я могу ещё? _ Ничего. Только отметить это как факт.

    Название статьи также не мною придумано. И говорится в ней об Алексее Варламове, как об авторе высказывания. При чём тут «мои выводы»?
    Если же Вы у автора «ничего подобного не нашли», то надо делать вывод о том, что нас с Вами просто вводят в заблуждение?

  • Владимир Берштейн

    Ещё раз — нет, уважаемый Олег Гуреев. При такой аргументации я дискутировать отказываюсь.
    Я говорю о том, что человек вышел не к лидерам, а к людям. Вы — что при этом человек «не уменьшает, а увеличивает контингент». Ну, увеличивает. И что? Если не вышел на одну площадь, то не надо выходить и на другую, чтобы последовательным быть? А вот он не захотел быть последовательным — и все дела. Почему следует делать вывод, что в таком случае он «не понял что к чему»?
    Далее: безоценочная формулировка ничего и никогда априори не утверждает. Это Вы насыщаете её своим утверждением. Если хотите — пожалуйста. Только настаивать, что Ваша трактовка объективна, вряд ли имеет смысл. Вы в своём комментарии к высказыванию писателя произвольно приторочили слово «дегуманизация»» из заголовка статьи, сделали свой вывод, что она является результатом коммерциализации, и на этом построили свой довод. Но я в статье ничего подобного не нашёл.
    Вот с последним Вашим объяснением я солидарен. Слова могут быть истолкованы так, как их истолковали Вы. Но могут быть истолкованы и так, как это сделал я. Об этом я изначально и вёл речь.
    Словом, для себя я считаю нашу дискуссию исчерпанной.
    Всего доброго!

  • Олег Гуреев

    Хорошо, давайте по пунктам.
    [quote name=»Владимир Берштейн»]
    Митинг на Поклонной, действительно, был насквозь ангажированным. И писатель, зная это, на него не пошёл. А на Болотную пошёл не к ЛИДЕРАМ на трибуне, которые ему несимпатичны, а к ЛЮДЯМ, вышедшим на площадь. Скорее всего, чтобы разобраться, понять, чем-то проникнуться… Многие известные и достойные люди пришли туда именно из этих побуждений.[/quote] Об этом уже было сказано. Только добавлю ещё, что, приходя на любое мероприятие, человек не уменьшает, а увеличивает контингент оного.
    [quote name=»Владимир Берштейн»]О коммерциализации литературного творчества… имеет место всего лишь безоценочная констатация очевидного факта.[/quote]
    Хорошо бы. Хотя… пожалуй, всё-же не хорошо. Так «надо» этому сопротивляться, или нет? _ Безоценочная формулировка априори утверждает, что «не надо»
    [quote name=»Владимир Берштейн»]
    И последний Ваш довод. Вы слова писателя об ощущении «некого конца истории» отнесли к рождению его сына. А я – к событиям 93-го года.
    [/quote]
    Эти слова находятся в одном абзаце. В данном случае я просто указал на то, что они [i][b]могут быть[/b][/i] истолкованы и так. Что очень печально. И говорит лишь о том, что автор сих строк не очень внимательно относится к собственным текстам.

  • Анастасия Ермашова

    Всем спасибо за комментарии. Конечно, опубликовать трехчасовой монолог Алексея Варламова нет возможности, поэтому постаралась написать о самом важном.
    На Болотную писатель пошел, как и многие интеллигенты, не поддержать несимпатичных им лидеров, а выразить протест по поводу ситуации в стране, дегуманизации общества.
    По мнению Варламова, книгу покупают, если она интересна и нужна читателю.
    Повесть «Рождение» критики восприняли как глубоко историческую. Алексей Варламов объясняет это стечением обстоятельств собственной жизни, заставивших по-особому посмотреть на события в стране. Прочитать ее можно здесь: http://magazines.russ.ru/novyi_mi/1995/7/varlam.html

  • Владимир Берштейн

    Нет, Олег, так мы ни к чему не придём! Во-первых, с чего это вдруг Вы употребили слово «неграмотно»? Я что, на это намекал по Вашему адресу? Ничуть не бывало! Пристрастно — оно пристрастно и есть, не более того. И пристрастным читателем, как Вам известно, может быть каждый, от первоклассника до академика.
    Во-вторых, даже если Вы, допустим (только допустим!) правы в отношении митинга на Поклонной, это никак не влияет на мою трактовку цитаты из текста Анастасии Ермашовой по поводу выхода писателя на Болотную.
    И внедрился я в дискуссию исключительно с целью возразить Вам в отношении интерпретации цитат Анастасии Ермашовой — и только ради этого.

  • Олег Гуреев

    [quote name=»Владимир Берштейн»]Олегу Гурееву.
    Мне кажется, Вы пристрастно прочли текст. [/quote]
    Пристрастно – не значит «не грамотно». Скажу более того – эта пристрастность вполне сознательна. Вы можете привести убедительные доказательства «ангажированности» митинга на Поклонной? – дело в том, что есть факты и прямые тексты главного организатора этого митинга. За всеми этими событиями я слежу довольно давно. Вы же предпочитаете ориентироваться на ангажированные СМИ. А они – ещё раз повторюсь – запудрить головы горазды.

  • Владимир Берштейн

    Олегу Гурееву.
    Мне кажется, Вы пристрастно прочли текст. И смысл приведённых Вами цитат можно (нужно?) трактовать совершенно иначе.
    Митинг на Поклонной, действительно, был насквозь ангажированным. И писатель, зная это, на него не пошёл. А на Болотную пошёл не к ЛИДЕРАМ на трибуне, которые ему несимпатичны, а к ЛЮДЯМ, вышедшим на площадь. Скорее всего, чтобы разобраться, понять, чем-то проникнуться… Многие известные и достойные люди пришли туда именно из этих побуждений.
    О коммерциализации литературного творчества. Почему приведённую Вами цитату («Раньше главная проблема была напечататься, сегодня книгу может издать любой. Главное чтобы ее купили, а это гораздо сложнее») надо истолковывать «в положительном ключе»? В ней – не более чем простое сопоставление прежнего процесса напечатания книги с нынешним процессом её реализации. Второе, действительно сложнее, часто вне зависимости от качества произведения. То есть, имеет место всего лишь безоценочная констатация очевидного факта.
    И последний Ваш довод. Вы слова писателя об ощущении «некого конца истории» отнесли к рождению его сына. А я – к событиям 93-го года.
    На мой взгляд, Анастасия Ермашова написала хороший текст о писателе, который, как он сам говорит, пишет неторопливо. И, похоже, так же неторопливо размышляет. Видимо, потому и глубоко…

  • галина

    Значит, победители назначены – Жемойтелите, Новиков, Мамаева… И не кем-нибудь, а самим Алексеем Варламовым! Остальных из шестидесяти или семидесяти карельских писателей просят не беспокоиться. И оно бы так. Я сама к означенным писателям неравнодушна. Но назвать «победителем» Пришвина в сравнении с Булгаковым и Платоновым… Это, извините… Вот цитата из Варламова: «Пришвин – это русский писатель… который занимался жизнетворчеством в условиях советского времени и который вышел из этой жизни победителем, потому что фактически он сумел сделать всё то, к чему он стремился. А скажем, такие писатели, как Платонов или Булгаков, скорее жили с ощущением личной неудачи, с ощущением того, что им не удалось сделать то, что они хотели…»
    Положим, Пришвин – победитель (хотя для писателя спортивная терминология ну никак не годится, поскольку писателю не полагается отличать пораженье от победы). Но тогда как понять еще одно сравнение: «…если искать аналогий, то Пришвина вернее было бы сравнить не с продажным советским писателем, а с ученым-естественником…»
    Так и хочется спросить: пардон! А что, кто-то сравнивал Пришвина именно с «продажным»? Я лично такого не помню.
    По всему же выходит, что те, которые были последними, стали первыми. Сегодня непечатаемые при советах романы и повести Булгакова и Платонова бьют рекорды по читательскому спросу. Чего, увы, не скажешь о Пришвине при всем моем уважении к этому писателю.
    При всем при том Варламов пишет интересно, его книги о писателях увлекают, что архиважно для нынешней малочитающей публики. Вот и мои придирки говорят о том, что я Варламова прочитала. А то, что он, как и Пришвин, обожает круглую форму, так это извините, кому что нравится.

  • Олег Гуреев

    Не могу понять позицию человека, утверждающего взаимоисключающие вещи. Тем более – человека, называющего красное – белым.
    [quote name=»Анастасия Ермашова»]
    Абитуриенты, поступающие на филфак МГУ, где преподает Алексей Варламов, как раньше, пишут вступительное сочинение[/quote]

    – это – очень достойное действие. Но –
    [quote name=»Анастасия Ермашова»]Писатель был на митинге на Болотной:

    — Я бы не пошел на Поклонную, мне не близки официальные митинги, но я бы не сказал, что мне симпатичен и хоть какой-нибудь оппозиционный лидер.[/quote]

    Господин Писатель, кажется, не понял, что к чему. Это и не удивительно – головы нам пудрили основательно. Но – даже при всём том, что [b]было[/b] – непонятно, зачем идти туда, куда «не симпатично» идти?

    В заглавии читаем:
    [quote name=»Анастасия Ермашова»]Алексей Варламов: «Дегуманизации общества надо сопротивляться»[/quote]
    А потом:
    [quote name=»Анастасия Ермашова»]«Из писателей, которые живут на гонорары, я знаю двух-трех. Раньше главная проблема была напечататься, сегодня книгу может издать любой. Главное чтобы ее купили, а это гораздо сложнее.»[/quote]
    Писатель, если я всё правильно понимаю, говорит о коммерциализации (она же – «рынок») в [b]положительном[/b] ключе. То есть, вобщем-то, «всё хорошо!» – но ведь, простите, коммерциализация есть магистральное направление всё той же «дегуманизации»!

    [quote name=»Алексей Варламов»]Беременность моей жены действительно совпала с октябрьскими событиями в Москве, и мой сын родился в 1993 году… Было ощущение некого конца истории.[/quote]

    Как говорится, можно только посочувствовать человеку, говорящему о времени рождения своего сына – как о «конце истории»…

  • ИЛ

    Я была на встрече.. и должна сказать, что тоже порадовалась, как логично выстроила свой материал о встрече Агастасия… Ведь встреча продолжалась 2 час с половиной.. а Настенька рассказала читателю сдержанно. толково и обо всем..

  • Марина Данилова

    Уважаемая Анастасия Ермашова,
    спасибо большое за хороший, глубокий отзыв о встрече с Писателем.

  • Анастасия

    Настюша, очень хороший материал. Я так переживала, что не смогла попасть на встречу, а тут — как будто побывала=)

  • Светлана Филимончик

    Решусь высказать свое мнение, одно из многих возможных. Благодаря таким встречам расширяется поле живого гуманитарного общения, а оно, как известно, та роскошь, которой обладателям не следует стыдиться даже в очень бедной стране. Лучше понимаешь, чем дышат факультеты других университетов. Алексей Варламов интересен не только как добившийся серьезного профессионального успеха писатель, но и как вдумчивый, доброжелательный, не склонный к крайностям оценок собеседник. Я была на встрече по теме История и литература. Поскольку эти области гуманитаристики разделились по историческим меркам совсем недавно, для некоторых это разделение прошло незамеченным (неслучаен всплеск идей объединить в ПетрГУ истфак с филфаком). Проблема теснейшей связи и принципиальной разницы между историей и литературой заманчива для размышлений, однако заявленная тема в беседе не была раскрыта, и зачем тогда выносили ее в название. Слушая Алексея, я убедилась: одним из самых востребованных образов в перспективе будет оставаться Ал. Толстой – презирающий в политике проигравших и уважающий победителей, ибо только сильные способны возродить великую империю, утрату которой интеллигенция переживает всегда болезненно.
    Традиционно в России писателя спрашивают не только о литературе, а вообще о жизни, о смысле бытия. Разница с прежними временами в том, что ответы воспринимаются не как глас наставника, у большинства участников таких встреч есть свое мнение, и им приятно, когда его озвучивает авторитетный человек за трибуной, но еще важнее, что они в состоянии уважительно выслушать далекое от их позиции мнение. Не так давно в Лицее была поднята проблема подвижничества провинциальной интеллигенции, сберегающей культурное поле Карелии. Однако из-за странного зачина разговор ушел совсем в другую область. А ведь радушно встречая гостей, мы еще раз уточняем для самих себя, как много неординарных, талантливых людей рядом с нами.

  • Анна Сергеевна

    «Мне захотелось понять, действительно ли в деревне живут люди, сохранившие настоящее национальное начало. Я купил дом в деревне подальше от Москвы и увидел именно то, что я искал».
    Интересно, а нашел ли он что-то у нас, в Карелии? Или растерял уже наш народ свою самобытность?..