Литература

«Очень не хотелось помирать в XX веке»

{hsimage|Считавшаяся потерянной поэма ||||}

Считавшаяся потерянной антисталинская поэма Юрия Башнина «Москва», написанная 20-летним поэтом в 1947-1949 годах, найдена… в архиве «Лицея». Это выяснилось вчера на вечере его памяти.

Лет десять назад Юрий Николаевич передал ее нашей редакции. Мы не могли предположить, что это единственный экземпляр…

 

Передавая отпечатанную на машинке, в красном переплете книгу, Юрий Николаевич Башнин (1927 — 2010) сказал: «У вас она сохранится». Последние годы он болел, всюду видел опасность, поэтому, признаюсь, я не поняла, насколько глубоко он законспирировал этот экземпляр.

Опасно было в 1947-м, когда он писал поэму. Если бы ее обнаружили, участь Юрия Башнина была бы решена — ГУЛАГ.  Но и без отсидки в лагерях репрессивная машина с размахом прошлась по его жизни. Дочь Ирина Винокурова вчера привела слова отца при наступлении XXI века: «Слава Богу! Очень не хотелось помирать в XX веке».

В начале 2000-тысячных времена были уже другие, и поэма мирно ждала своего часа в нашем архиве. Вчера Олег Мишин и другие вспоминали о поэме как о потерянной. И ахнули, когда узнали, что она сохранилась! Мы будем рады передать ее родственникам Юрия Николаевича, как и папку с его стихами.

Несколько строк из поэмы «Москва»:

Стою коленопреклоненный

На самой жуткой из планет.

Мы одиноки во Вселенной.

И никому спасенья нет…

{hsimage|Юрий Башнин в молодости||||} {hsimage|Ю.Н. Башнин в последние годы жизни |right|||}

Напомню, что написаны эти строки 20-летним поэтом в 1947 году. Поэма наверняка дождется своего исследователя. Это бесценный материал для литературоведов и историков, в ней 283 страницы! Поэт описывает то, что происходит вокруг, вспоминает погибших на войне товарищей, рассказывает о своей любви, он беспощаден к Сталину и его соратникам. Поразительно, но, понимая, что в дом к нему приходит стукач, пишет откровенно, ничего не боится!

На вечере памяти Юрия Николаевича Башнина с большой любовью рассказывали о нем близкие, коллеги по филфаку Карельского пединститута, товарищи по поэтическому цеху, ученики по литобъединению. Поэт Олег Мишин предложил написать книгу воспоминаний.  Будет в этой книге и «лицейская» глава.

 

Из выступлений на вечере памяти:

{hsimage|Ирина Винокурова показывает видеопрезентацию об отце |right|||}

Ирина Винокурова, дочь Ю.Н. Башнина: — Отец поступил в Казанский авиационный институт. Но вскоре написал в дневнике: «Специальность не по душе, тянет в литературу. 7 августа 1948 года написал свою программу: «До 25 лет изучить языки — немецкий, английский, французский. Стать порядочным гиревиком-штангистом. Заниматься поэзией, печататься. Быть порядочным во всем".

{hsimage|В.П. Крылов ||||}

Владимир Крылов, доктор филологических наук: — Сразу почувствовал в нем крупного человека и не в плане роста. В нем было много заложено интересов, увлечений, знаний. В нем многое состоялось, но многое и не состоялось.

Софья Лойтер, доктор филологических наук: — С Юрием Николаевичем познакомилась на кафедре в 1965 году. Он поразил как личность, внешним аристократизмом и благородством. Про его диссертацию говорили, что там на две диссертации. Ему всё казалось, что он не достиг совершенства.

Тамара Иванова, кандидат филологиеских наук: — Он мне сказал, что его любимый роман —  "Обломов".

 

{hsimage|А.И. Валентик (слева) и И.М. Гин ||||}

Александр Валентик, поэт, журналист: «Его стихи я узнал, когда в 2005 году вышла его книжечка. Поразили многие стихи, особенно о войне — обнаженная беспощадная правда. Его война — это то, что осталось после боя: раны на теле, раны в душе, раны на земле. Его лирический герой пронизан ненавистью к самой войне.

 

Фото Ирины Ларионовой

 

 

 

  • Наталья

    Утром сегодня слушала передачу о Юрии Николаевиче.И вспомнились студенческие годы.Я у Башнина писала курсовую,уж не помню темы—45 лет прошло(не может быть!)Бегала на консультации к нему как на праздник.С ним я не чувствовала подавленности,неуверенности,так как он очень уважительно,деликатно беседовал,исправлял не впрямую,а так,чтобы осталось ощущение моего собственного открытия—дар божий.Кажется,я даже влюблена была в него.Помню его добрую,немного смущённую улыбку,его ту простоту,какая бывает только у редких людей—аристократов духа!

  • Светлана Станиславовна

    Интересные лекции были у Юрия Николаевича по зарубежной литературе 18 века. Высокий, подтянутый,гладко выбритый(никогда не видела его с бородой), он начинал читать спокойным размеренным голосом, как только встречался с любопытным взглядом кого-нибудь из нас, в голосе появлялась бодрость, глаза светились, и тогда начиналось настоящее действо — мы все погружались в тему, запоминались даты,события,ответы на вопросы. А заканчивал, чуть-чуть смущаясь,
    и обязательно с улыбкой…

  • Татьяна

    Башнин вел у нас какой-то спецкурс, связанный с поэзией.Сейчас не вспомню…Но произвел сильное впечатление в ту пору на нас — студентов-второкурсников.Соглашусь со словами Софьи Михайловны — благородство и аристократизм поразили при первом же знакомстве.

  • Юлия

    Горят в печи черновики,
    Но рукописи не горят:
    Будь то романы иль стихи –
    Их в небе ангелы хранят.

    Константин Суслов.

  • Н. Мешкова

    Рыться в архиве не пришлось, мы с Ириной Ларионовой прекрасно знали, что она у нас есть, обе читали ее. Но не думали, что это единственный экземпляр. Может, пока единственный? Решение о публикации теперь будет принимать дочь Юрия Николаевича Ирина Винокурова.

  • Мария

    «Передавая … книгу, Юрий Николаевич Башнин … сказал: «У вас она сохранится» (с).
    И сохранилась же! А говорят, что «нет у Отечества пророка» (с). )))
    «Лицею» спасибо за сбереженную ценность.

  • Мария

    Вот я и говорю, что порыться в архивах «Лицея» — одно удовольствие. Глядишь, и раритет обнаружился. Вот бы еще саму поэму прочитать…

  • ИЛ

    Юрий Николаевич был удивительным человеком! Его сын Михаил -тоже.. была с ними обоими знакома.. Вечная им память…