Литература

Улица Лжи

Фото Владимира Ларионова
Церковь Преображения Господня на острове Кижи

Я не пишу злободневных стихов, но, как говорится, накипело…

 

Решил поделиться с читателями «Лицея» своим творчеством, продолжающим начатую вами тему – спасения культуры, памяти, спасения народа России.  Я не пишу злободневных стихов. Политика – не моя лирическая стезя. Но, как говорится, накипело… Три века Русский Север держался на имени Петра Первого, его деяния были поддержаны и царедворцами, и большевиками.  На форпосте страны на берегу Онежского озера в 1703 году был построен оружейный завод, вокруг которого выросла Петровская слобода.  В 1777 году слобода становится городом Петрозаводском.

Цари и Советы понимали  значение Петровского, в последствие Александровского и Онежского тракторного завода. Пушки и ядра завода составляли гордость и силу России в войнах XVIII-XIX веков, трактора использовались в лесной промышленности. Вывезенный в годы Великой Отечественной войны в Сибирь, завод работал на Победу, вернулся в Петрозаводск и приступил к выпуску мирной техники. Все было необходимо, востребовано. 

В нынешнее лихое время это славное градообразующее предприятие готовится к сносу. Петрозаводск потерял свое имя, оборвалась связь рабочих поколений. На плаву остается одна спекулятивная торговля. Магазины и супермаркеты растут как грибы.  У горожан в ходу новое название города – Петромагазинск. Даже в моей брежневской пятиэтажке на первом, когда-то жилом этаже ныне располагаются пять магазинов и аптека.  Слава России, сохранение заводов, сельского хозяйства, для обеспечения рабочих мест, истории и культуры – не в планах путинских временщиков. На защиту исторических ценностей встают простые неравнодушные люди.

Несколько судов было выиграно инициативной группой, чтобы прекратить  строительство жилых многоэтажек  в зоне Левашовского  бульвара, заложенного в XIX веке. Только после возмущения общественности (в прошлом году!) бульвару был придан исторический статус. И вот теперь настала очередь кинотеатра «Сампо». Сампо – мельница счастья из карело-финского эпоса Калевала. Здание довоенной постройки выдержало бомбежки, финскую оккупацию.  После войны наши деды и отцы, смотрели в нем трофейные фильмы. Я провел свое детство в этом  широком кинозале – моя бабушка продавала там мороженое. Бывало, родители оставляли меня в кинотеатре на целый день. И сейчас, при первых титрах какого-нибудь советского фильма, я вспоминаю его сюжет, виденный в детстве. От «Сампо», на месте которого планируется возвести очередную высотку, осталась груда кирпичей…

Обезлюдевшие деревни. Бесперспективные маленькие города. Петровский завод. Левашовский бульвар. Кинотеатр «Сампо». Бывший детский санаторий «Кивач» в п. Кончезеро,  где сейчас «голодают» и очищают организм вливанием марциальной воды толстосумы. И вот теперь Кижи. Это не только моя боль. Такое творится повсеместно в городах и весях страны. Кому это выгодно? Карельскому правительству? Московской власти? В конечно счете проиграют все и потихоньку – по  заводику, по деревне, по здравнице мы потеряем Россию… 

Олег Мошников

 

                                                

Улица Лжи

Верили? – верили,

            славили? – славили…

Даже названье родное оставили:

Именем Правды воротит с души –

                                   улица Лжи.

 

Как на ладони – Онего лежит:

Свет удивительной сини прошит

Вязью домишек

                        и тонких берез –

Замерло в воздухе озеро слез…

Краешком каменной чаши бежит –

                                трещина Лжи.

 

Слева конторы. Справа завод.

Чет или нечет –

                        кому повезет?

Снова пустеют твои этажи,

                                   улица Лжи.

 

Дали аванс – оказалось расчет…

Улица людям наивным не врет:

В поисках Правды

                         куда ни пойдешь –

Лезет в асфальтные трещины Ложь.

                

 

Тучки небесные. Блажь. Витражи.

Взвилась фонтанами улица Лжи!

Радужно, зябко – часом одним –

Верим всему…

                        чему верить хотим.

 

 

 

Спас

Праздник в Кижах отмечают –

Негде яблоку упасть! –

Старина кругом седая,

Заонежских вязов вязь.

 

Не до яблок тут и яблонь –

В хоровод войти спеши!

Финланд, Ингланд, Чайна, Джапан

Зажигают от души!

 

Все народы, государства

Зазывают в терема!..

И с безмолвным постоянством

Все полгода тут – зима.

 

Нелюдима, одинока

Средь завьюженных снегов,

То погост окинет оком,

То гоняет рыбаков:

 

Понаехали на уймы*

Шатуны! Одна напасть….

В души шумные вдохнуть бы

Синевы морозной власть!

 

Жить по совести, по вере,

Оставляя суету…

Оглянись на белый берег –

Будто яблони в цвету!

 

Рыбаки бредут на луды** –

Встало солнце, зорьки – час…

Кижи видно отовсюду,

Золотой над ними Спас.

 

 

Уймы – острова (заонеж.),

**Луды – подводные скалы (архаич.).

                               

 

 

*  *  *

Вниз по Кукковке на «Волге»

Гонит ступу помело.

Недотыкомку в ермолке

Кренделями повело:

 

«Мать, почем сегодня «Волга»,

Если денег ни гроша?

Мать, почем сегодня водка

И бессмертная душа?»

 

А на каменном насесте –

То ли птица, то ли дух –

Окрыленный в белой жести,

Кукарекает петух.

 

Кукко (фин.) – петух

 

 

*  *  *

По ротозейству небес молочных,

Щучью веленью – бают –

В Печноерёмске дорог проточных

Муть сапогом хлебают,

 

Выйдя из дома, в разливах ловят

Тени деревьев бледных,

На половодье земных любовей

Силясь нащупать тщетно

 

Дно на раздаче солдатской каши

Талых снегов весенних…

Инда и ведра от печки пляшут,

В глинах скользя кисельных.

 

 

Петров завод

…и флаг над куполом собора

В тревожной памяти живет…

Прославленный заводом город

Готовит к сносу Царь-завод.

 

Уже за вывеской сиротской

Сторожевой в почете труд.

И зябче мгла Петрозаводска

Без огоньков кирпичных труб.

 

Что было для России важным,

Идет на слом, и, вместе с тем,

Неоценима, непродажна

Былая слава отчих стен –

 

Их можно только раскурочить!

Как низко ставится сейчас

Честь – называть себя рабочим,

И вымирать как жалкий класс…

 

Раскрыты  ребра арматуры,

Раствора вырваны куски…

На стенобитные халтуры –

Идут смурные мужики.

 

До глаз натянуты шапейки.

Клубится пыльной тучей хлам –

Богатство тех, на чьи копейки

Был заводской построен храм,

 

И выжил, выстояв музеем,

Святою верою спасен…

Плывет по нынешней Россее

По корпусам сквозным трезвон.

 

«Иной резон, иная мода…» —

Щепотью собраны персты…

С цехов Петровского завода

Сбивают тяжкие кресты!

 

 

 

*  *  *

Снова сбиваются

В серые стайки

Люди и чайки.

Снова в природе

Отбор и навал:

Хищные когти

Впиваются в палки,

Рваные локти

Орудуют в свалке…  

Мусор на свалку

Привез самосвал.

 

Птицы давно ли

Кружили над морем –

Грузные крылья

Повисли плетьми.

Люди давно ли

В лучшей юдоли

С крыльями были,

Были людьми…

 

                     

У телевизора

Круговорот каналов ярких…

Зажмурюсь и перекрещусь:

Кругом «Аншлаг», Задорнов, Галкин!

Уж лучше я переключусь

 

На «Евроньюс» – оно спокойней,

Когда дожди, туман, борей.

Культуры западной достойно

Я вести слушаю с полей,

 

С полей для тамошнего гольфа –

И так страной своею горд! –

За восемнадцать лунок ровно,

За старосветский их рекорд,

 

За то, что мы долбаем лунки

Во льду – хоть двадцать, хоть полста!

И терпеливей наши думки

Любого волчьего хвоста.

 

В отточьях поля ледяного

Дрожит озерная вода:

Клюет, ну, думаешь, корова!

А там не видно ни черта…

 

И снова на экране плоском

Весь белозубый Голливуд

Вручает Михалкову «Оскар» –

За наш имперский неуют…

 

Я звук на время отключаю,

На скатерть льется тихий свет:

Дружище Оскар, хочешь чаю?

Без чая в гольфе смысла нет.

 

 

*  *  *

Дом, полдома – деревенька.

Лезет чертом – таракан.

Уж какой по счету стенька

Претендует на стакан –

 

На пустой, первопрестольный…

В состоянье пустоты

У участников застолья

Пребывают животы.

 

И накрыто поле боя

(В ожидании гонца)

Самобранкою с каймою –

Так, для красного словца…

 

 

*  *  *

Пустеют маленькие города.

Над скарбом – кружатся ветряки…

Когда, насмеявшись до слез, когда

Россия наша умрет с тоски

 

Под Богом, забором, чужим столом

С початой стопкой – да мимо рта –

Где следом за хлопнувшим гулко ртом,

В глазах кроме жалости – пустота. 

 

 

*  *  *

Дважды 3 сентября и 5 декабря 2003 г.

в м. Белый уголь

был взорван электропоезд

«Кисловодск – Минеральные воды»

 

Белый уголь Кавказа –

За две остановки –

В печку солнца не бросишь,

Души не согреешь.

Впереди – Кисловодск.

Тишина обстановки…

В то, что может случится с тобою –

Не веришь.

 

Только – бледно – Машук

Из окна электрички,

Да громады дворцов

На застроенном спуске…

К толерантности

Нас призывают обычно

При отсутствии веры

И гордости русской…

 

Белый уголь…

Такого угля не бывает.

Поспевай за газетной следить полосою! –

Ты уже в облаках

Теберды, на Домбае

И – надежные рельсы

За стрелкой косою.

 

Ничего не случилось

За две остановки –

Промелькнул за окошком знакомый Разъезд…

И курортник-сосед

Взгляд потупил неловко,

Сотворив

Над душой православною

Крест.

 

 

 

*  *  *

Вспомнят ли время

Лихое живые?

К мертвым ли душам

Бежать за ответом?

Все сотрясают Отечество взрывы,

Не возвращая власти Советам,

Не отдавая наследного трона,

Рвут кинотеатры, бульвары, заводы,

Все, что огнем и снарядом не тронул

Век Волкодав, –

Все взрывают «свободы»!

У заводских проходных отблистала

Гулкая медь довоенных оркестров…

Лучше не помнить всего, что ни стало

С нами. И то уже продано место…

В сладком дыму богатеют чинуши,

Впрок покупают чины богатеи:

В душах пустынных нечего рушить,

За барышами – не видно людей им…

Свалены в битый кирпич – поколенья,

Звонкие трубы, осколочки детства.

Славных, отеческих дел разрушенье

Выдержит время…

Не выдержит сердце.

 

 

*  *  *

С престижной московской высотки,

С корзины воздушного шара –

В тираж отправляются фотки:

В клубах херувимского пара

Столицы полет наблюдаешь

Высокий, масштабный, красивый –

С окраин Москвы не достанешь,

С Кремля не окинуть России…

Фантом, окольцованный МКаДом,

Стать новой державой стремится…

Листва, шелестящая садом,

Неспешность глубоких провинций,

Где каждая весточка – в радость –

И бают преданья о чуде,

Где в сердце – терпенье и святость –

За всем этим – русские люди,

Служа государству опорой,

Вдруг стали обузой невольной –

На  горе народное Город

Плюет со своей колокольни…

За полем, где роща темнеет,

Оконце далекое светит:

Деревне Россия виднее…

Рвет листья осенние ветер.

Над степью, над озером синим

Холодное солнце немеет…

Москва – мегаполис России,

С  ней общих границ не имеет.

 

 

 

*  *  *

Чувства искренние в слове,

Боль переживал…

Все ж не вечный золотое

Сердце материал.

 

Если б только на бумаге

Не считать потерь –

Годы рвались через фланги:

Где они теперь?

 

Соберет страницы скрепка:

Вязь каракуль сих –

Вместе с болями, нередко,

Отпускает стих.

 

И за что не будет стыдно,

Что не растерял –

Все по строчкам будет видно,

Скрепам бытия.

  • Светлана Захарченко

    Интересные выводы напрашиваются после чтения подборки Олега:
    всем нам известна улица Правды, нет в нашем городе улицы Лжи…
    но напрашивается антитеза не только к слову «правда», но и к слову «улица». И если сейчас улицы Правды лгут людям и становятся улицами Лжи, то на площадях во время митингов, протесов и т. п. познается правда.

  • Трофим Рябинин

    Спасибо поэту Мошникову и Лицею. А читая прозаические строки Олега вспомнила размышления своей подруги, человека рабочей профессии, но мысли их оказались так схожи.Удивилась и обрадовалась. Может не все потеряно

  • Аркадий Реутов

    «..не пишу злободневных стихов…». Мне кажется, такое заявление немножко все-таки лукавое, во всяком случае, в контексте показа этой подборки стихов.В них, помимо мастерского владения словом, помимо образности и метафоричности, как раз и пульсирует в горячих токах строф «злободневность», хотя, как мне представляется, это скорее проявление гражданственности, которую нельзя, было бы не правильно воспринимать как минус поэтический, скорее — наоборот; эти стихи Олега как раз тем-то и интересны (даже не очень сведущему в вопросах поэтики читателю)будут, думаю, многим, что они выражают чувства и мысли многих из нас, кому не безразлично, что происходит с Отечеством . Разумеется, найдутся( и уже, как видим, нашлись)и хулители… И пусть им! А я порадовался за Олега и, уверен, еще не раз порадуюсь; боль за отчину, чувство сострадания и сопричастности к происходящему — залог появления новых стихов, трогающих душу. И Лицею спасибо за публикацию!

  • Нина Васильевна

    Уважаемый Олег! Спасибо за замечательные гражданские стихи! В них общая боль большинства российского народа. Нет ничего страшнее, чем присутствие при разрушении твоей страны, в созидание которой столько сил вложили наши предки. Я часто думаю, чтобы сказали бы нам сегодня те, кто погиб в ВОВ с верой в счастливое будущее…

  • Светлана Дряхлицына-Аффольтер

    [quote name=»Илья»][quote name=»Анна Сергеевна»]Спасибо, Олег! Выразил нашу боль всеобщую. Точно в цель![/quote]

    Увы, ничего нового не озвучено. Обычная кухонная застольная жалоба. Если бы автор обратился к себе, попробовал найти где в его действиях была ошибка, которая привела к этому плачу — можно было бы поаплодировать. Или, на крайний случай — кроме причитания — был бы хоть бы намек на то, к чему идти.

    Так что тут не более чем стандартный и приевшийся плач на похоронах. Правда качественный. Можно в фольклорный сборник поместить.[/quote]

    Вы-то сами, Илья, что можете, что умеете?…Ах как быстро у нас люди умеют бросать камни. А я бы сказала, лишь бы себя заявить. Поэт не обязан давать вам ответ на ваши вопросы. Сами ищите. Поэт выражает чувства. Они близки лично мне, они отзываются в душе. Олег, хоть не Ваша, как ВЫ пишите, эта тема, но получилось очень даже Ваша. Как же замечательно, что Вы умеете так все выразить!

  • Владимир

    «…Тучки небесные. Блажь. Витражи.
    Взвилась фонтанами улица Лжи!»
    Неограниченная и тотальная ложь, которая работает, не покладая рук, лежит в качестве основы государства и государственной политики. Почему население не верит власти? Да потому что власть и сама себе, и населению постоянно врёт. Врёт с тарифами, ценами, врёт о бесплатной медицине и о бесплатном образовании, врёт на выборах, врёт, проталкивая «укрепляющие» законы, а чиновники врут даже президенту. Хуже всего то, что власть верит в собственное враньё. А производство страны разрушено, корабли тонут, самолеты падают, ракеты гибнут, едва взлетев. Народ обманули, обведя вокруг пальца, обокрали и, вопреки его желанию, засунули в этот дикий, беспредельно бандитский капитализм.

  • Илья

    [quote name=»Анна Сергеевна»]Спасибо, Олег! Выразил нашу боль всеобщую. Точно в цель![/quote]

    Увы, ничего нового не озвучено. Обычная кухонная застольная жалоба. Если бы автор обратился к себе, попробовал найти где в его действиях была ошибка, которая привела к этому плачу — можно было бы поаплодировать. Или, на крайний случай — кроме причитания — был бы хоть бы намек на то, к чему идти.

    Так что тут не более чем стандартный и приевшийся плач на похоронах. Правда качественный. Можно в фольклорный сборник поместить.

  • Анна Сергеевна

    Спасибо, Олег! Выразил нашу боль всеобщую. Точно в цель!