Литература

10 любимых книг. Итоги нашего проекта

Фото с сайта progressman.ru

Какая же у нас любимая книга сейчас, в начале XXI века?

 

С осени прошлого и до лета текущего года «Лицей» представлял читателям очень интересный проект «10 любимых книг», в котором известные люди называли самые дорогие их сердцам литературные произведения. Спасибо за идею Борису Гущину. Проект завершился, но как-то обидно, что никто не поставил в нем финальной точки. Ведь какой получен материал для анализа! Да и просто интересно подсчитать – а какая же, в самом деле, у нас любимая книга сейчас, в начале XXI века?

Ждал я, ждал, что кто-нибудь возьмет на себя труд с этим разобраться, а потом решил разобраться сам. И понял, почему до меня никто не спешил. Это действительно оказался тяжелый труд.

Понятно, что основной критерий анализа в данном случае – количественный: какой текст чаще вспоминают, тот больше и любят. Но попробуйте-ка подсчитать! Тем более что многие участники проекта злостно нарушали его правила, — то вместо десяти назовут тринадцать (а то и двадцать!) книг, то (самый распространенный вариант) называя автора, не указывают конкретного произведения, а просто пишут «Всё». И ведь не подкопаешься! Может, человек имеет в виду одну из распространенных в последнее время книг «Весь Имярек в одном томе».

Хорошо, думаю, выясним не книгу, но писателя-чемпиона.

Да, проще, но всё равно тяжело. Скажем, Наталья Рузанова назвала Михаила Булгакова дважды, как автора «Мастера и Маргариты» и как автора «Белой гвардии». Считать ли это за одно или за два упоминания писателя?

Однако как-то справился. И даже не просто определил победителя, а постарался проанализировать материал подробнее, введя кое-какие категории. Но в связи с этим сразу прошу прощения.

Во-первых, за то, что мог обсчитаться, кого-то забыть или просто запутаться. Во-вторых, за субъективность моего анализа: возможно, кому-то покажется, что я уделяю слишком много места одним авторам и несправедливо забываю других (больше всего, конечно, не повезло тем, кто упомянут участниками проекта всего 1-2 раза). И наконец, в-третьих, за то, что просто не знаком со многими произведениями и не могу сказать о них вообще ничего, — ни хорошего, ни плохого. Соответственно, не могу отнести эти произведения к той или иной из выбранных мною категорий.

Последнее замечание, прежде всего, относится к книгам, представляющим категорию «нон-фикшн». Казалось бы, чему удивляться: и сам я в последнее время предпочитаю романам биографии, воспоминания и критику. И тем не менее был поражен тем, сколько в списках проекта не художественных произведений, а специальных исследований, научных монографий и т.п. Назову только те, которые читал сам: «Золотая ветвь» Фрезера, «Борис Пастернак» Быкова и, разумеется, «Словарь» Даля. Как правило, книги этой категории были упомянуты лишь по одному разу. Исключение составляет Павел Басинский — его работы названы дважды.

 

Самыми неожиданными лично для меня оказались вот какие книги и авторы: тот же «Словарь» Даля, «Житие протопопа Аввакума», «Гильгамеш», «Бхагавадгита», Гомер, Лёнротт, Макаренко, Станюкович, Архимандрит Тихон (Шевкунов), Геннадий Айги и Чернышевский. Но это, скорее, приятная неожиданность. Всего по одному упоминанию, но… Неужели у кого-то среди настольных книг – «Одиссея», «Калевала», «Что делать?», «Педагогическая поэма»?.. Ей-богу, здорово!

Как ни странно, совершенно не повезло фантастам (если быть строгим в терминологии и не относить к этой группе Гоголя, Булгакова, Маркеса и т.д.). Вот они все: Жюль Верн, Станислав Лем, Аркадий и Борис Стругацкие, Рэй Бредбери. Причем, у Стругацких, например, выбран самый «нефантастический» из их текстов – «Хромая судьба». Чемпион в этой категории – Брэдбери, его, в отличие от остальных, вспомнили дважды.

Зато часто и охотно называли детских писателей. По одному разу – Кэрролл, Корчак, Виктор Драгунский, Барто, Чуковский, Янсон, Додж, Турбьёрн, Пантелеев и Белых. Два раза упоминалась Астрид Линдгрен (оба раза – с трилогией о Карлсоне). И наконец, трижды – Аркадий Гайдар, что необыкновенно приятно.

 

Современные российские авторы в списках представлены не щедро. Это уже упомянутый Архимандрит Тихон (Шевкунов), Владимир Познер и Дмитрий Быков (оба с текстами нон-фикшн), Людмила Улицкая, Алексей Иванов, Фазиль Искандер, Даниил Гранин, Александр Гезалов, Дмитрий Горчев. Каждый упомянут лишь по разу. А победила их всех (вот – для меня — сюрприз) Дина Рубина, ее среди любимых писателей вспомнили два человека.

Долго сомневался, но все-таки, решил ввести еще и такую категорию. Условно назовем ее «Финно-угры, скандинавы и просто северяне». Конечно, шведку Линдгрен или венгра Мештерхази могли бы назвать среди любимцев и где-нибудь в средней полосе. И Туве Янсон, Гамсуна, Халдора Лакснесса там тоже смогли бы припомнить. А вот внести в список таких авторов, как Лёнротт, Турбьёрн, Вяйне Линна могут только у нас на Севере. Если категория вообще корректна, то победили в ней Борис Шергин и Алексис Киви: и тот и другой названы по два раза.

Почему-то многие из участников опроса (и я в том числе) решили, что любимая книга – это прежде всего книга прозы. Однако нашлось немало людей, назвавших своих любимых поэтов. С этой категорией свои сложности. Скажем, Пушкина и Цветаеву упоминали часто, но не только как поэтов. А Лермонтова – дважды, но лишь как прозаика. Соответственно, этих троих мы в данную группу вводить не будем. А вот оставшиеся. Заболоцкий, Уитмен, Есенин, Гамзатов, Пастернак, Вознесенский, Самойлов, Айги – по одному упоминанию. Блок и Маяковский – по два. А Ахматова и Бродский – даже по три.

Прежде чем перейти к списку наших самых любимых писателей, необходимо упомянуть еще о группе неожиданных аутсайдеров. Я говорю не о тех авторах, кто не был назван вовсе, в данном случае они автоматически оказываются за пределами поля нашего внимания. Но, право же, удивительно, что, например, Илья Ильф и Евгений Петров были названы лишь двумя участниками опроса. Остальные авторы этой категории были упомянуты вообще лишь по разу. Это всеми признанные, но очевидно, не слишком читабельные Шолохов, Солженицын и Гроссман. Самый беспощадный отечественный сатирик Салтыков-Щедрин. Мрачный Кафка. Как выяснилось, не слишком у нас популярные французы: Стендаль, Гюго и Мопассан. Возможно, чересчур социальный Драйзер. Марк Твен, Джек Лондон и Сэлинджер, из которых участники опроса (люди, как правило, уже не юные), может быть, уже «выросли».

Но по каким причинам оказались среди «аутсайдеров» Александр Грибоедов, Александр Грин и Ярослав Гашек – ума не приложу.

И еще деталь. Мы не ударили в грязь лицом и вспомнили почти всех литературных титанов Возрождения (за исключением Боккаччо). Но и Данте, и Рабле, и Шекспир, и Сервантес упомянуты нами лишь единожды, поэтому неожиданно тоже оказались в этой категории.

Ну, а теперь – наши победители.

По три раза участники проекта назвали в своих списках – Голсуорси, Каверина, Шмелёва, Экзюпери, О.Генри, Ахматову, Бродского, Лескова, Гончарова и Гайдара.

Четырежды были упомянуты – Томас Манн, Юрий Казаков, Владимир Набоков, Джон Фаулз и Габриель Гарсиа Маркес.

Далее – подробнее.

Пять упоминаний

Библия. Разумеется, самые популярные и художественно совершенные тексты из нее: Книга Иова, Экклезиаст, Евангелие от Иоанна (и – шире – весь Новый Завет). Почему-то никто не вспомнил еще Псалтырь и Песнь Песней.

Эрих-Мария Ремарк. Почти век не ржавеет, сколько бы ни возмущались (и часто справедливо) критики и литературоведы.

Марина Ивановна Цветаева. Не только стихи, но и, прежде всего, — проза. Что лично мне и удивительно и приятно.

Михаил Афанасьевич Булгаков. Любимый писатель советской интеллигенции. Да и в наше время, как видим, позиций не сдает.

 

Шесть упоминаний

Сергей Донатович Довлатов. Автор очень легкий для восприятия. К тому же сравнительно недавно юбилей отметили и вот здесь, в «Лицее» до хрипоты наспорились. Как результат – даже Булгакова обошел.

Эрнест Хемингуэй. Одна из ключевых фигур литературы XX века. Что тут обсуждать…

Семь упоминаний

Николай Васильевич Гоголь. Чуть-чуть не достал до «призового места». Зато уж свое место ни с кем не делит. Как всегда. Думаю, это символично.

Восемь упоминаний

Условно говоря – «бронза». Ее мы совместными усилиями присудили трем авторам, которые были даже знакомы между собой.

Лев Николаевич Толстой. И вот именно с «Войной и Миром» (хотя назывались и другие произведения, но реже). Что тут скажешь? С одной стороны, будем честны, «редкая птица долетит до середины…» при чтении этой книги. С другой – это действительно лучший русский роман всех времен.

Антон Павлович Чехов. Автор лучших русских рассказов и самых известных в мире русских пьес. Вот – помним, любим.

Иван Алексеевич Бунин. Если не лучший, то по крайней мере самый известный русский стилист. Думается, есть еще одна причина нынешней популярности Бунина: он, при всем своем стилистическом роскошестве, — певец распада и разлада.

Девять упоминаний

«Серебро» у нас получает действительно титан из титанов.

Федор Михайлович Достоевский. Уверен, что ни причем тут многочисленные фильмы и сериалы последних лет. А «причем», кроме, разумеется, Гения писателя, — его пристальное внимание к судьбе России, к теме унижения и разложения человека, а также – возрождения человека, прошедшего через крайние степени падения. Все это удивительно созвучно нашей эпохе.

Десять упоминаний

И все-таки «золото» достается не Отчаянной Правде, а Высшей Красоте и Гармонии.

Александр Сергеевич Пушкин. Конечно, и сам Достоевский безоговорочно уступил бы ему пальму первенства. Даже в самые отвратительные времена мы помним, что с нами, несмотря ни на что, этот светлый, мудрый и радостный Гений. Пушкин – по-прежнему «Наше всё», с чем я нас всех совершенно искренне и поздравляю.

 

 

  • О.К.

    [quote name=»Leilina»]»Библия. Разумеется, самые популярные и художественно совершенные тексты из нее: Книга Иова, Экклезиаст, Евангелие от Иоанна (и – шире – весь Но
    вый Завет). Почему-то никто не вспомнил еще Псалтырь и Песнь Песней».
    Однако автор жжет.»художественно совершенные тексты» из Писания на языке оригиналов прочитаны? сомневаюсь. в версии на современный русский все тексты с большими смысловыми потерями.
    И с каких это пор Нов Завет шире Библии?
    сама затея подобного «общего» итога — некчемушная. сколько людей — столько вкусов и предпочтений[/quote]

    Никак не смею спорить с человеком, который прочитал Библию в оригинале и сумел уловить все «большие смысловые потери». Смиренно указываю только на то, что в тексте Новый Завет — шире Евангелия от Иоанна, а не всей Библии. К сожалению, Вы были невнимательны.

    [quote name=»Татьяна Ивановна»]А Вы не хотите поинтересоваться у библиотекарей, какие авторы пользуются спросом у рядового читателя? Это гораздо интереснее, чем выяснять, кого любят читать перечисленные Вами люди. Их, кстати, и знают не все. А вот массы? Кого читают они? Вы будете удивлены: многие книги совпадут, но добавится и много авторов незаслуженно не упомянутых в Вашем списке.[/quote]

    Да, конечно, дайте мне хоть сколько-нибудь достоверные материалы, я с удовольствием подсчитаю кого читают «массы». Но у меня были материалы только этого проекта. Кстати, полученный список не лично мой, а общий, я просто считал.

  • Читательница

    [quote name=»Татьяна Ивановна»]Это гораздо интереснее, чем выяснять, кого любят читать перечисленные Вами люди.[/quote]

    Мне очень интересно, что читают «перечисленные» люди.

    Они неординарны, они индивидуальны, они ярки, они интересны.
    А дорого им, причём многим с детства, то же, что и нам. А что-то теперь очень хочется прочесть, спасибо им за подсказку.

  • Трудная задача

    [quote name=»Татьяна Ивановна»] добавится и много авторов незаслуженно не упомянутых в Вашем списке.[/quote]

    Татьяна Ивановна, так ведь список был ограничен 10 произведениями. Попробуйте сами, и у Вас тоже многие авторы окажутся «незаслуженно не вошедшими».

  • яна жемойтелите, библиотекарь

    «50 оттенков серого» — суперпопулярная книга. Все время на руках. И чего? История девушки, которая попала в лапы миллиардера-садиста. Да еще примитивным языком написано. В общем, я действительно не понимаю, почему читатели на ней свихнулись. Как будто бытового у нас садизма недостает. Придет домой пьяный муж, кулаком по столу бухнет: жрать давай! А не дашь — за волосы и об стенку (Это я, кстати, не о себе). Наверное, бытовой садизм нам не сильно интересен, хочется чего-нибудь с плеткой и наручниками…

  • Татьяна Ивановна

    А Вы не хотите поинтересоваться у библиотекарей, какие авторы пользуются спросом у рядового читателя? Это гораздо интереснее, чем выяснять, кого любят читать перечисленные Вами люди. Их, кстати, и знают не все. А вот массы? Кого читают они? Вы будете удивлены: многие книги совпадут, но добавится и много авторов незаслуженно не упомянутых в Вашем списке.

  • Leilina

    «Библия. Разумеется, самые популярные и художественно совершенные тексты из нее: Книга Иова, Экклезиаст, Евангелие от Иоанна (и – шире – весь Но
    вый Завет). Почему-то никто не вспомнил еще Псалтырь и Песнь Песней».
    Однако автор жжет.»художественно совершенные тексты» из Писания на языке оригиналов прочитаны? сомневаюсь. в версии на современный русский все тексты с большими смысловыми потерями.
    И с каких это пор Нов Завет шире Библии?
    сама затея подобного «общего» итога — некчемушная. сколько людей — столько вкусов и предпочтений

  • О.К.

    [quote name=»Татьяна»]Забавно — Улицкая, Искандер, Гранин и… Гезалов. Но прочла с интересом.[/quote]
    Кто докажет мне, что Гезалов — не современный русский писатель, пусть бросит в меня камень.) И вообще, моя бы воля, я бы, конечно, кое-кого убрал бы, а вместо него добавил бы, скажем, Ругоева, Гусарова, Морозова, Воронина, Пертту, Новикова, Жемойтелите, Гальченко или совершенно уж гениального Олюшкина.)) Но, друзья, — кто назван, тот назван, можете проверить.

  • Татьяна

    Забавно — Улицкая, Искандер, Гранин и… Гезалов. Но прочла с интересом.

  • ИЛ

    О, Кирилл, спасибо!!! Как это интересно получилось.. Прочла на одном дыхании.. Здорово. что тебе пришла в голову такая прекрасная идея-подвести итоги.. Не сомневалась, что Пушкин будет на первом месте..