Литература

Ксения Петербургская. Венок сонетов

Фото Ирины Ларионовой
Доктор философских наук Юрий Линник

Видному петрозаводскому поэту, философу Юрию Линнику 18 января исполняется 70 лет. Поздравляем Мастера!

 

 

 

Магистрал

 

Любовь от Бога – сущая, благая!

Андрей не умер – Ксюша умерла.

Супругу и посмертно помогая:

Да завершит все дольние дела.

 

Есть мир иной. Да, да! И жизнь другая.

Туда ль ведут ночные зеркала?

Всё бренное в себе превозмогая,

Она с ума житейского сошла –

 

На путь ума превыспреннего встала.

Сперва решишь: она придурковата.

Потом поймёшь: воистину мудра.

                                 

Не надо ей презренного металла –

Она небесной благостью богата,

Сверх меры в ней – и света, и добра.

 

1

 

Любовь от Бога – сущая, благая;

В любви живёт смиренная чета,

Себе пример на небе полагая –

Чему от века учит высота?

 

К ней тянется струна моя тугая!

О Троица! Бездонна и проста,

Ты суть являешь, к ладу подвигая,

Сердца скрепляя знаменьем креста.

 

Вот суженый: он был полковник в чине –

На хорах пел. Вот суженая: краше

Найдёте разве? В мире много зла –

 

О скорой кто бы думать мог кончине?

Но не разрушит рок созвучье ваше!

Андрей не умер – Ксюша умерла.

 

2

 

Андрей не умер – Ксюша умерла,

Освобождая для души супруга

Свою земную плоть. Сплошная мгла

За гранью гроба – но дано друг друга

 

Вам ясно видеть. Смерть не пресекла

Живую связь! Не ведая досуга,

Верши свой труд – как людям без тепла

Сердечного? Как им спастись вне круга,

 

Который проецируют на мир

Три чутких к человеку ипостаси?

Отринута одежда дорогая –

 

Не время ль мужнин подлатать мундир?

Свою семью ты строишь на согласьи,

Супругу и посмертно помогая!

 

3

 

Супругу и посмертно помогая,

Ты с ним отождествишься целиком.

Возможна ли гармония такая?

Пойму всю скудость наших аксиом,

 

Наитьем это чудо постигая.

Предвечный брезг! Он мне по снам знаком –

Кто их ниспосылает к нам из Рая?

Примнится вдруг: на фоне городском

 

Означилась немыслимая флора.

Ужели Парадиз? Ты нам оттуда

Так долго утешение несла –

 

И не устала! Рухнула подпора –

Но мужа минет смертная остуда:

Да завершит все дольние дела.

 

4

 

Да завершит все дольние дела!

Тут жертвенность, а вовсе не подмена –

Себя ты другу жизни отдала.

Он весь в тебе. Любовь благословенна –

 

Любовь слепой стихии не дала

Вас разделить! Высокое вне тлена.

Пусть чёрный конь закусит удила –

Бессильна эта бешеная пена!

 

Среди живых останется Андрей.

Что тело? Лишь сосуд! Ужели души

Местами поменялись? Отвергая

 

Возможность эту, кто спешит скорей

С презреньем бросить: – Не порите чуши! –

Есть мир иной. Да, да! И жизнь другая.

 

5

 

Есть мир иной. Да, да! И жизнь другая.

Юродивой туда открылся путь,

Для нас неявный. Горе умеряя,

Она подспудно хочет повернуть

 

Ход времени. Не сгинул  муж! До края

Она дошла? И бредит? Нет, ничуть.

Своё воображенье напрягая

Я смог на сокровенное взглянуть –

 

Свидетельствую вам: Петровы вместе.

Поверьте: их беда не разлучила –

Они одно как прежде! Проняла

 

Вас эта быль? Не тёмное безвестье –

Свет впереди! И трав оживших сила.

Туда ль ведут ночные зеркала?

 

6

 

Туда ль ведут ночные зеркала?

Не занималась Ксения гаданьем –

Духовным даром чувствовать могла

Несбывшееся! Ей в просоньи раннем

 

Оно являлось… Участь тяжела

У Иоанна! Дочь Петра! Мы станем

Её корить? Сложнее нет узла!

Вначале озадачен предсказаньем,

 

Потом дивится потрясённый люд

Великому пророческому дару.

Где твой ночлег? Тропинка полевая

 

Уводит в тишь – там ангелы поют.

И веет вечным! Прислонись к стожару,

Всё бренное в себе превозмогая.

 

7

 

Всё бренное в себе превозмогая,

Копеечку – не больше – от людей

Ты взять готова. Прибыль небольшая!

Её отдашь тому, кто победней.

 

Царь на коне! Георгий! Вот какая

Монетка люба. Тот ли самый змей

Был здесь добит? Пусть пелена глухая

Раздвинется – рассей её, развей,

 

Чтоб мы прозрели вид Петрова града

В канун Преображенья! Белой ночью

Оно случится … Что-то от стекла

 

В гранитах есть. Ужель была блокада?

К сверхумному взошедши средоточью,

Она с ума житейского сошла.

 

8

 

Она с ума житейского сошла –

В неё снежки кидают наши дети,

Смеются вслед… Но это в ней дотла

Сгорел порок! Проходят сутки третьи –

 

Муж  бездыханен. Пусть колокола

Его разбудят! Пусть петух с повети

Кричит всё громче, приподняв крыла!

Хоть пагуба повсюду ставит сети –

 

Их Ксения решительно порвёт.

Бояться ли насмешек и погудок?

Она сегодня путь начнёт сначала –

 

Уже как Фёдор. В ней переворот

Произошёл! Оставила рассудок –

На путь ума превыспреннего встала.

 

9

 

На путь ума превыспреннего встала –

И ныне мыслит с Богом в унисон

Блаженная! Ах, надо ль зубоскала

Остепенять? Заблудший  осуждён

 

Судом потомков – это как опала.

Нет, много хуже! Было: плач и стон

Сдержала ты – и вслух не возроптала!

У скептика вполне земной резон –

 

Ты говоришь от имени небес.

Огромный перепад! Увы, не сразу

Его заметим. Ксения как брата

 

Хулителя жалела. Верно, бес

В него вселился! Иль подвержен сглазу.

Сперва решишь: она придурковата.

 

10

 

Сперва решишь: она придурковата.

Чего бормочет? Сразу не понять.

Ах, вся она выходит из формата –

Несёт нездешней странности печать.

 

Вчера её видали у Сената –

Пришла сюда винить и обличать?

Здесь дух другой. На жертву и на ката

Она равно низводит благодать –

 

Врачует всеобъемлющим участьем

Наш мир больной. Её иносказаний

Смущаемся? Но близится пора,

 

Когда дойдёт, что мы сиянье застим!

Она безумна – кто её престранней?

Потом поймёшь: воистину мудра.

                                 

11

 

Потом поймёшь: воистину мудра

Ребёнка исцелившая вдовица.

О чём просила в поле до утра?

Нам тоже надо заново родиться –

 

Нас облекает косная кора!

Но погляди: как белая страница –

Твоя судьба. И луч  взамен пера:

Пускай лишь только светлое внедрится –

 

Останется в сердечной глубине.

Как хорошо на кладбище Смоленском!

Что за старушка листья подметала?

 

Она открыла будущее мне!

Душа теперь в заботе о вселенском –    

Не надо ей презренного металла.

 

12                             

 

Не надо ей презренного металла!

И вообще не нужно ничего

От сей юдоли. Что она внушала

Всем обликом? За духом торжество –

 

За верой нашей! Власти возжелала

Тьма тьмущая, прельщая большинство?

И всё же смерть останется без жала!

Среди Армагеддона – кто кого? –

 

У Ксении решился я спросить.

Не скрою: обнадёжила святая!

Моя отчизна вовсе не заклята –

 

Вновь найдена связующая нить.

Я Ксении молюсь, тропарь читая –

Она небесной благостью богата.

 

13

 

Она небесной благостью богата.

Духовные сокровища! К чему

Охрана здесь? Ах, что никчёмней злата?

Как ты ни набивай свою суму –

 

У той черты, где надвое разъята

Реальность – наступая на крому –

Оставишь всё! По смыслам темновата

Речь Ксении – но знаки восприму.

 

Мы видели её всегда в зелёном –  

И красном. Почему? Цвета мундира –

Вот эти, не иные колера –  

 

Как память мужа. К ней иду с поклоном.

Что принесла сюда из иномира?

Сверх меры в ней – и света, и добра.

 

14

 

Сверх меры в ней – и света, и добра!

Всей Русью этот образ почитаем.

Мне няня ты? Иль старшая сестра?

Её могилку некогда протаем

 

Бог отмечал! Хоть стужа до нутра

Нас доставала – но дышала маем

Земля средь снега! Наши кивера –

Фуражки наши – перед ней снимаем,

 

Ей по заслугам отдавая честь.

С небытием поспорила, с распадом

Ты, Ксения! Супруга окликая,

 

Последуешь за ним куда невесть?

Нет, всё иначе! Ты вблизи – ты рядом.

Любовь от Бога – сущая, благая!

                                                                           11–13.01.2013

 

О Юрии Владимировиче Линнике

 

 

Родился  18 января 1944 г. в Беломорске. Учился в Литературном институте  им. А.М. Горького и в Петрозаводском государственном университете. Кандидатская диссертация «Объективность красоты в органической природе» защищена в 1970 г., докторская «Эстетика космоса» – в 1988 г. С 1970 г. по 2013 г. работал в Карельской государственной педагогической академии. Член Союза писателей РФ. Профессор. Заслуженный деятель науки РФ. Ниже перечисляются основные направления деятельности.

 

1.  ПОЭЗИЯ       

Юрий Линник является автором 64 книг стихов. Им написано более 600 венков сонетов. В многоплановой поэзии Ю.В. Линника преломились мотивы и темы всей мировой культуры. Любовь к женщине – к Богу – к творению: вот доминанты его поэзии. Вышло в свет 167 выпусков «Альманаха Юрия Линника».

 

2. ПРОЗА       

В жанре научной фантастики Ю.В. Линник опробовал все его основные формы: роман, повесть, рассказ. Иногда автор определяет свои поиски в рамках этого жанра так: философская фантастика. В беллетризованной форме он развивает идеи русского космизма.

 

3. ФИЛОСОФИЯ       

Философские интересы Ю.В. Линника универсальны: эстетика и этика, онтология и гносеология, философия и методология науки, философские проблемы естествознания, история философии, философия солидаризма. Им разработана оригинальная философская концепция, находящаяся в русле пифагорейско-платоновской традиции и софиологии.

 

4. МИФОЛОГИЯ       

Ученик А.Ф. Лосева, Ю.В. Линник убеждён: мифотворчество – высшая форма творчества. В мифах проявляют себя универсальные архетипы. Личная мифология Ю.В. Линника – это многотомная серия «Крита»: здесь образно раскрыты ключевые архетипы человечества.

 

5. БОГОСЛОВИЕ       

Большая серия богословских работ Ю.В. Линника посвящена догмату Святой Троицы в его проекции на жизнь социума. Это развитие идей Сергия Радонежского. Предприняты исследования, посвящённые исихазму, феномену святости, иконографии, Вселенским соборам, истории ересей, старообрядчеству.

 

6. ИСТОРИЯ РЕЛИГИЙ       

В отдельных изданиях и статьях Ю.В. Линник даёт свою интерпретацию индуизма, буддизма, даосизма, зороастризма, иудаизма, ислама. Им разработана концепция дополнительности различных религиозных систем – диалектика нераздельного и неслиянного, заложенная в догмат Святой Троицы, экстраполирована на всю ноосферу.

 

7. РЕРИХОВЕДЕНИЕ       

Ряд исследований Ю.В. Линника посвящён философскому осмыслению наследия Рерихов. Он находился в числе интерпретаторов идей Живой Этики, ведших свою работу в условиях тоталитарного режима. Особое внимание Ю.В. Линник уделяет космизму Живой Этики, идее Всевмещения, мифологеме Матери Мира.

 

8. МУЗЕЙНОЕ ДЕЛО; ИСКУССТВОЗНАНИЕ       

Юрием Линником создано 5 музеев, которые, к сожалению, пока находятся на уровне фондов – экспозиционных площадей нет:

  1. Музей космического искусства им. Н.К. Рериха
  2. Музей Русского Севера
  3. Музей Тамары Юфа
  4. Музей Франциско Инфанте
  5. Музей эстетики природы (коллекция бабочек и раковин)

Изданы каталоги первых трёх музеев. Ф. Инфанте посвящена монография. Осуществлена обширная серия публикаций, связанных с «Амаравеллой» – Юрий Линник является одним из её первооткрывателей. В сферу искусствоведческих интересов Ю.В. Линника входят:  «серебряный век», архитектура модерна, русский авангард.

Юрием Линником написаны две книги о выдающемся дизайнере В.Ф. Колейчуке.

Составной частью «Полимусейона» являются уникальные библиотека и архив.

 

9. РУССКИЙ СЕВЕР       

Ю.В. Линник многопланово исследует духовно-культурное наследие Русского Севера. Автор четырёх монографий на эту тему. Особое его внимание привлекает Северная Фиваида – детище Сергия Радонежского. Ю.В. Линник пристально изучает феномен северного двоеверия. Цикл исследований он посвятил деревянному зодчеству Русского Севера. Автор монографии «Ильинский погост».

 

10. ЕСТЕСТВОЗНАНИЕ       

Юрий Линник – известный натуралист. Его книги рассказывают о разных царствах живой природы: птицах и насекомых, пресных водах и мире растений, жизни болот. Является автором монографии «Русская биология»; пишет на темы экологии и ландшафтоведения. Несколько книг Ю. В. Линника связаны с астрономией. Автор «Эйнштейнианы». В 2012 г. изданы книги Ю.В. Линника «Русская фитосоциология», «Русская геоботаника», «Русское лесоведение», «Однодольные».

Постоянный участник Любищевских чтений.

 

11. ПУБЛИКАТОРСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ       

Юрием Линником созданы Центр по изучению духовной культуры Русского Зарубежья и Центр по изучению духовной культуры ГУЛага. В рамках их деятельности осуществлено большое число публикаций. Назовём серии «Философы Русского Зарубежья» и «Проза Русского Зарубежья» (журнал «Север»). В своих литературоведческих исследованиях Ю.В. Линник анализирует наследие нашей диаспоры.

 

12. ПЕДАГОГИКА       

Перу Юрия Линника принадлежит книга «Космос детства». Он увлекательно пишет для детей на темы природы. Сочиняет сказки. Им накоплен огромный опыт воспитательной работы с детьми разного возраста, юношеством, студенчеством. Разрабатывает тему «Философия и эстетика русской народной игрушки».

 

 

 

 

  • Татьяна

    Уважаемый замечательный, чудесный, милый МАСТЕР ВОЛШЕБНЫХ,ДРАГОЦЕННЫХ СЛОВ! От всей души поздравляем Вас всей соей семьей! С ЮБИЛЕЕМ!
    Творческих дальнейших Вам успехов, долгого здоровья! Личного , доброго счастья с Наташенькой! Совместных дальнейших удивительных семинаров-экскурсий-мистерий по России, по Карелии, и даже к соседям в Финляндию.
    ИСПОЛНЕНИЯ НАШЕЙ ОБЩЕЙ МЕЧТЫ: СОЗДАНИЕ ЧУДЕСНОГО ПОЛИМУСЕЙОНА В РОССИИ, а может и В КАРЕЛИИ, ведь это ж будет жемчужина Карелии, Ваш полимусейон! Не расстраиваться, беречь себя, дружелюбных Вам встреч, Юрий Владимирович! Вы все правильно строите! Поэзия изумительная, люди читают ее и пишут отзывы. От имени 4 000 человек моих друзей интернета читающих Вашу прекрасную поэзию, так же ЖЕЛАЕМ ВАМ ТВОРЧЕСКИХ УСПЕХОВ! Поздравляем с 70 летием! Всех благ! И НАША ВАМ ПОДДЕРЖКА!

    • Анатолий Яни

      ОДА БАМБУКОВОЙ ЧЕСАЛКЕ
      (ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ СОБИРАТЕЛЯ ВЕНКОВ
      СОНЕТОВ)

      1.
      ЕГО СПИНЕ ВЕРНА ДО ГРОБА
      Трость с ноготками на конце,
      Приятно чешущая сноба*
      С истомой сладкой на лице.
      Мужчина он ещё в соку.
      Ещё нередко дам тревожа,
      «Всегда мой стержень на чеку!»-
      Серьёзно говорит Серёжа.
      Чесалку сунет под сорочку.
      Умом в компьютер углублён,
      Когда, создать желая строчку,
      Ищу я рифму, как Вийон,
      Пыхчу и надуваю щёки,
      ЕМУ ДАРИТЬ ЖЕЛАЯ СТРОКИ.

      2.
      ЕМУ ДАРИТЬ ЖЕЛАЯ СТРОКИ,
      Спрошу я у него о том,
      Какие привели дороги
      К венкам сонетов в этот дом**.
      Что он ответит мне на это?
      Что уезжал в Петрозаводск,
      Где чемпион венков сонетов
      Дарил ему свой пылкий мозг.
      Ум — ярче вспышек молний синих
      Тогда Сергея озарил.
      Стоял пред ним профессор Линник***.
      Нет, не стоял — скорей царил!
      Сверкали помыслы, смелы:
      СЛОВА НАЙТИ БЫ ИЗ СКАЛЫ!

      3.
      СЛОВА НАЙТИ БЫ ИЗ СКАЛЫ
      Сродни нетленным монолитам!
      Я с них снимаю кандалы
      На радость милым эрудитам.
      Никто тут не помыслит пусть,
      Что я вступаю в состязания
      С профессорами. Не берусь
      Вступать, и нет такого звания.
      И без того я — академик,
      Лезть не хочу в профессора.
      Учителем моим был Левик.
      Моя стихия — рифм игра.
      Люблю я писк полночной совки,
      А НЕ ТРЕЩАНИЕ СОРОКИ!

      4.
      А НЕ ТРЕЩАНИЕ СОРОКИ
      Стихи слагать меня влечёт.
      Я, как мукой из маниоки,
      Стихом питаю свой блокнот.
      Подобен каждый стих лучу.
      Пусть пахнет слово в нём фиалкой!
      Пером я так владеть хочу,
      Как водит Луговцев чесалкой.
      Сонет работает, как вол.
      Нащупать тему — вот что важно.
      Сегодня я её нашёл
      И наблюдаю, как изящно
      Хребта касается бамбук.
      ЛИКУЕТ ЦАРСТВО КНИГ ВОКРУГ.

      5.
      ЛИКУЕТ ЦАРСТВО КНИГ ВОКРУГ.
      Везёт же мне: попал я в царство!
      И вот он, Луговцев, мой друг.
      Его я слушать рад стараться.
      Я вижу, как на книжной полке
      Здесь отдыхает Луцкий Марк****.
      И я сюда, подобно пчёлке.
      Влетел в венков сонетов парк.
      Сидит директор парка рядом.
      И книгам рад я, и весне.
      Хозяин кажется мне братом:
      Ведь улыбается он мне
      Среди печатных раритетов,
      КАК ТЫСЯЧИ ВЕНКОВ СОНЕТОВ.

      6.
      КАК ТЫСЯЧИ ВЕНКОВ СОНЕТОВ
      Он сконцентрировать сумел!
      Видать, немало в том секретов.
      Как ловок Луговцев и смел!
      Себе он рьяно чешет спину,
      Спине как будто пишет гимн!
      Обогатил он Украину
      Чесаньем редкостным своим
      Не менее, чем собираньем
      Венков сонетов и корон
      С таким немыслимым стараньем,
      Что я событьем покорён.
      В движениях течёт досуг,
      А Я ГЛЯЖУ НА НИХ, КАК ДРУГ.

      7.
      А Я ГЛЯЖУ НА НИХ, КАК ДРУГ,
      На те чесальные движенья,
      Как будто не спина там — луг,
      Где вижу грабли целый день я.
      Его вычёсываньем этим
      С азартом в карты игрока,
      С огнём венковочно-сонетным,
      Где ценна каждая строка,
      Горжусь я, право, несказанно.
      И руки чешутся для строк,
      И верю, поздно или рано
      Я тоже напишу венок,
      Создам я свой венок сонетов,
      НАГРЯНУВШИЙ НА ПИР ПОЭТОВ.

      8.
      НАГРЯНУВШИЙ НА ПИР ПОЭТОВ,
      Попал я в плен, я окружён
      Венками взбалмошных сонетов
      Со всех сторон, со всех сторон!
      Там — Солоухин, там — Волошин,
      Там — Антокольский, там — Бальмонт.
      Илья Сельвинский там. Серёжа
      Ведёт меня на этот фронт.
      Да, Луговцев — передо мной.
      Его портрет пишу я маслом.
      Слежу я за его спиной,
      Чтоб вдохновенье не угасло.
      В том доме книг поможет мне
      АРМЕЙСКИЙ СТРОЙ, НЕ НА ВОЙНЕ.

      9.
      АРМЕЙСКИЙ СТРОЙ НЕ НА ВОЙНЕ
      Живёт — на полках, мирных очень.
      Приветы книги дарят мне,
      В мои заглядывая очи.
      Хмур и печален каждый том.
      Тома — с читателем в разлуке.
      Они, вздыхая за стеклом,
      Как дети, просятся на руки
      И просят полистать страницы.
      Я ощущаю их нутром,
      И сердце к ним стремглав стремится,
      Где каждый ряд, где каждый том,
      Являя говор сокровенный,
      СТОИТ, КАК СЛОВ ПАРАД ВОЕННЫЙ.

      10.
      СТОИТ, КАК СЛОВ ПАРАД ВОЕННЫЙ,
      Томов цветистых череда.
      Поэтов много здесь отменных.
      Их не забыть мне никогда.
      Ряды «Литпамятников» тут
      В семейный круг сошлись у стенки.
      Я думаю, здесь каждый труд
      Моей высокой ждёт оценки.
      Тут что ни вещь — бесценный клад,
      Что ни издание — то веха!
      Мне каждый том здесь друг и брат.
      Так радует библиотека.
      С ней гармонирует вполне
      ТОЛСТОМУ ПАМЯТНИК В ОКНЕ.

      11.
      ТОЛСТОМУ ПАМЯТНИК В ОКНЕ
      Оброс гранитной бородою.
      Я думаю, он рад весне,
      Цветов апрельскому прибою.
      На площадь я бросаю взгляд
      С библиотечного балкона.
      Я думаю, весне он рад,
      Лев Николаевич бессонный:
      Ведь на ветвях листва поёт.
      Как нежен изумрудный лепет.
      Троллейбус пассажиров ждёт,
      Но никуда Толстой не едет,
      Хоть возраст Льва, что стал почтенным,
      ОВЕЯН ВОЗДУХОМ ВЕСЕННИМ.

      12.
      ОВЕЯН ВОЗДУХОМ ВЕСЕННИМ
      Комфорт лирической души.
      Как жаль, что не всегда мы ценим
      Деньки, что дивно хороши!
      Нет удовольствиям конца,
      Как золотого солнца дару.
      Прибор от шеи до крестца
      Гуляет по спины бульвару.
      Так нежится мой добрый друг.
      И в этом блеск житейской соли.
      Хочу я оценить тот плуг,
      Спины царапающий поле.
      Спинной хребет любя особо,
      ЛЕЖИТ ЗДЕСЬ, СРЕДИ КНИГ, ОСОБА.

      13.
      ЛЕЖИТ ЗДЕСЬ, СРЕДИ КНИГ, ОСОБА —
      Императрица свербежа,
      Возлюбленная филантропа,
      Есть в ней характер и душа.
      Я награжу её стихом
      За то, что очень удалая,
      Чтоб ею шастал, как шестом,
      Хозяин, по спине гуляя.
      Та трость — спасение от зуда.
      Она блаженства дарит дрожь.
      В ней привлекательностей груда,
      В ней тел разнеженных балдёж.
      Та трость похожа на холопа:
      ЕГО СПИНЕ ВЕРНА ДО ГРОБА.

      14.
      ЕГО СПИНЕ ВЕРНА ДО ГРОБА
      Чесалка из бамбука та.
      Лежит она, как жердь, как глоба*****:
      Не стол под нею, а скирда.
      Лопатки трёт и поясницу,
      Бока, когорту позвонков.
      Похожа палица на птицу.
      С сохой её сравнить готов.
      Она летит, и ей я внемлю,
      Её движения вольны.
      Она распахивает землю,
      Вернее, пажити спины.
      Она достойна похвалы.
      ЧЕРТЫ ЛИЦА ЕГО СВЕТЛЫ.

      15. МАГИСТРАЛ-АКРОСТИХ
      Черты лица его светлы.
      Ему дарить желая строки,
      Слова найти бы из скалы,
      А не трещание сороки!
      Ликует царство книг вокруг,
      Как тысячи венков сонетов.
      А я гляжу на них, как друг,
      Нагрянувший на пир поэтов.
      Армейский строй не на войне
      Стоит, как слов парад военный.
      Толстому памятник в окне
      Овеян воздухом весенним.
      Лежит здесь, среди книг, особа —
      Его спине верна до гроба.

      23 апреля 2014,
      Одесса, площадь Толстого.
      ___________________________
      *Английское книжное слово snob получило
      распространение после появления романа Теккерея
      «Снобы» в 1848 г.
      **Личная библиотека Сергея Александровича Луговцева
      насчитывает 5647 венков сонетов.
      ***Юрий Владимирович Линник, доктор философских
      наук, автор 614-ти венков сонетов.
      ****Марк Семёнович Луцкий (Хайфа, Израиль) -химик,
      кандидат наук. Родился в Запорожье. Автор многих венков
      сонетов.
      *****Глоба — шест, жердь, переметина, перекладина,
      которой накрывают сверху скирду или стог для большей
      прочности кладки. Слово можно найти в «Толковом
      словаре» Владимира Даля.
      История cоздания стихотворения:
      Создание данного венка сонетов как произведения
      несколько шутливого характера задумано во время
      посещения автором квартиры Сергея Александровича
      Луговцева 23 апреля 2014 года. Творческим толчком к
      написанию венка послужила лежащая на письменном столе
      хозяина кабинета бамбуковая вещица в виде специального
      прибора, предназначенного для почёсывания спины. Хочу
      заметить, что написать этот венок сонетов мне помог
      незримо присутствовавший народный депутат Украины,
      кавалер ордена князя Ярослава Мудрого IV степени,
      которым наградил его всемогущий Янукович, Геннадий
      Леонидович Труханов, кандидат в мэры Одессы, начавший
      предвыборную гонку тем, что в расставленных в городе
      палатках бесплатно раздаются авторучки и блокноты.
      Именно эти сувениры с надписями «Генннадий Труханов» и
      дали возможность довольно быстро сплести сонетный
      венок.
      «Бамбуковая чесалка, как я понял, выполняет роль
      массажёра у человека, который упорно работает и
      выполняет очень нужное дело».
      Марк ЛУЦКИЙ
      (Из письма к Анатолию Яни 26 апреля 2014 г., 21 час 34
      минуты 4 секунды)
      Анатолий Иванович ! Очень рад, что Вы в здравии и
      неустанно продолжаете заниматься своим любимым делом
      — поэзией.
      Ваш венок сонетов — произведение шутливое, и в
      коллекции Сергея Луговцева мог бы занять своё достойное
      место среди других шутливых и юмористических венков.
      В нём то достоинство, что он знакомит читателей с тем
      важным и серьёзным делом, которым занят Сергей
      Луговцев и такие авторы как петрозаводец Юрий Линник,
      как Марк Луцкий. Беда в том, что огромная работа Сергея
      Луговцева в обществе должным образом не оценивается.
      Это рождает в душе у таких подвижников
      справедливую обиду и настороженность. Я сам был знаком
      с петербургским собирателем венков Тюкиным.
      Чувствовалось, что невнимательность всяких учёных и
      литературных кругов к его делу для энтузиаста обидна. Вы
      нечаянно наступили заслуженному человеку на больную
      мозоль. Надеюсь, что он передумает и отнесётся
      к Вашему произведению добрее — как к любопытному
      объекту своего собирательства. Я, наверное, Сергею
      Луговцеву незнаком. Мною написано было только около
      сорока венков. Я думал, что расстался с этим делом, но это
      не совсем так. Сейчас один профессиональный и очень
      талантливый сербский поэт уже перевёл пару
      моих венков на сербский и работает над третьим.
      Так что не расстраивайтесь и не обижайтесь. Возможно,
      что Ваша дружба с Сергеем Луговцевым восстановится.
      Можете передать ему моё почтение и скажите, что шутка в
      сонетном деле не порок, а полезное разнообразие.
      Желаю Вам здоровья.
      Сейчас переживаю, слыша известия из Украины, из-за
      Крыма, из-за Юго-Востока, из-за Одессы. Надеюсь, что Вас
      все эти события не обидят и не ущемят и всё образуется,
      хотя положение сложное.
      Ещё раз всего хорошего.
      Владимир КОРМАН, 27.04.2014, 13:51.

  • Нелли Тимошинова

    Уважаемый Юрий Владимирович, поздравляю Вас с юбилейным Днём Рождения, он совпадает и с Крещением Господнем! С Крещеньем Вас спешу поздравить и пожелать Вам чистоты Всех помыслов и всех стремлений, здоровья, счастья и любви!
    Я узнала о Вашем Празднике на моём сайте http://galaktika.mirtesen.ru/ от Татьяны Постновой.

  • Павел Шувалов

    Сам факт существования в Петрозаводске человека (а в русской литературе – замечательного поэта) Юрия Линника не даёт права прочим людям, пытающимся хоть как-то проявить свои творческие способности, на сиюминутную халтуру и «моментальный» успех. Работа над Словом – воистину титаническая (я так не умею), зато и результаты впечатляют. А ещё ведь и другими делами славен: к примеру, первую книгу моего друга Николая Новосёлова «Бережность» именно он когда-то редактировал и довёл «до ума», и ещё много подобных добрых дел свершил.
    И эта «юбилейная» публикация на страницах «Лицея», несмотря на внешнюю строгость формы, поражает прежде всего именно глубоко прочувствованным и высоко одухотворённым раскрытием заданной темы. Откровение, без всякой фальши.
    Спасибо Вам, Юрий Владимирович, за книги (начиная с «Прелюдии») и всего Вам самого хорошего!

  • Анатолий ЯНИ

    Сердечно поздравляю славным детским юбилеем. Другой профессор и даже
    академик, специалист в области цифр, но тоже Линник и тоже Юрий Владимирович полагал, что в данном случае ноль не считается.И Вы — тоже академик с большой буквы — Академик Венков Сонетов.Хотелось бы почитать
    хоть какие-нибудь из Ваших венков, например, о Паустовском. Жму Вашу богатырскую творческую руку. Анатолий Яни.

  • свинцов

    Дорогой мой учитель и наставник!

    Мне нечего сказать Вам больше, чем я сказал в своих несовершенных мемуариях.

    Как мне порой не хватает Вашей поддержки и экспромтного, порой ёрнического приветствия.

    Позвольте обнять Вас. А Вы уж с космосом Сами разберетесь.

    Всегда сердечно Ваш,

    Дмитрий Свинцов

  • патлаенко Э.Н.

    Сердечно поздравляю тебя, Юра!!! Крепкого здоровья твоим ногам, — с остальным ты вполне справишься!

    ДА БУДЕТ ДУХ ТВОЙ ЗДРАВ!!!)))