Литература

Если за душой паруса

14 октября писателю Владиславу Крапивину исполняется 80 лет. Согласно жизненному правилу ему «всегда будет двенадцать лет»!

 

Надо же было такому случиться, что судьба забросит меня на Урал, да еще в город, где жил любимый детский писатель Владислав Петрович Крапивин… Четыре года учебы в Свердловском военном училище пролетели незаметно. Молодость с легкостью преодолевала военную науку, позволяя себе редкие посещения пельменных и кинотеатров во время долгожданных увольнений в город машиностроителей. И я так и не смог встретиться с автором «Всадника со станции Роса» и «Бегства рогатых викингов», Командором свердловского детского отряда «Каравелла»… Но уже сотрудником пожарной охраны, в 1991 году, я приехал навестить город студенческой юности и таки постучался в двери квартиры, где звенел и кружился на сказочном глобусе мир крапивинских героев.

 

Глобус был настоящим. Пестреющие на нем страны и океаны приоткрывали сюжеты будущих повестей из цикла «В глубине Великого Кристалла» и понятие Дороги, связующего многие авторские произведения в жанре фэнтези. Вернее, крапивинской фэнтези – переплетение мечты и реальности, где проявляется сказочная сила и несгибаемость простой ребячьей дружбы.

Стены рабочего кабинета украшали величественные картины с видами Севастопольской бухты и бушующего Черного моря кисти Евгения Пинаева, друга писателя. И тут же в одной большой раме были собраны черно-белые фотографии – волнующие мгновения детства. На книжных полках разместились диковинные сувениры и настоящие музейные экспонаты, говорящие о морской, мушкетерской, пионерской романтике хозяина кабинета. Пионерской – в первоначальном смысле слова: быть первым, быть первооткрывателем. И книги на полках – одни из первых, неповторимых: «Дети капитана Гранта» Жюль Верна, «Пионеры» Купера, «Остров сокровищ» Стивенсона, «Мальчик со шпагой» Крапивина.

 

Открыта книга первая…

Фрамугою сквозной

Раздута штора белая –

Как парус над волной!

За Диком Сэндом следую –

Всю братию свистать! –

Страницы драгоценные

Хочу перелистать.

Наивная романтика –

Бездонная казна!

Здесь Тихий и Атлантика,

Полет и глубина.

Здесь под рукою зыблется

Живое серебро:

Жюль Верн, Крапивин, Стивенсон –

Отвага и Добро.

Написанное вскоре после приезда из Свердловска стихотворение возвращает меня вновь и вновь в кабинет уральского писателя. Страницы любимых книг, кадры из просмотренных в детстве фильмов и телеспектаклей «Валькины паруса», «Оруженосец Кашка», «Та сторона, где ветер», «Мальчик со шпагой», «Колыбельная для брата» влекут меня, теперь уже взрослого человека, самым необыкновенным образом в неизведанные уголки крапивинской державы…

О многом проговорили мы три незабываемых вечера. Владислав Петрович хорошо отозвался о моих первых стихотворных опытах, которые в 92-м году я еще никому не показывал. «Это здорово – говорить о стихах и литературе, – делился со мной Владислав Крапивин, – а не пресекать выходки сумасшедших, которые врываются в мою квартиру с требованием телепортировать их на Альфа-Центавру»…

Герои одного фантастического цикла Крапивина – мальчики-пограничники – наделены способностью прорываться сквозь звездные пространства в иные миры и времена. В романах и повестях Владислава Петровича из «кристаллического» цикла «Голубятня на желтой поляне», «Серебристое дерево с поющим котом», «Сказки о рыбаках и рыбках», «Белый шарик матроса Вильсона» – отважные мальчишки, спешащие на помощь сверстникам-землянам, могли возникнуть из капельки, солнечного луча, грани кристалла. Как когда-то спустился на Землю Маленький принц из сказки-притчи Сент-Экзюпери.  И как в притче Экзюпери после прочтения книги с ними не хотелось расставаться.

Владислав Крапивин своими героическими историями, мальчишеской влюбленностью в дружбу и справедливость оттягивает наше расставание с детской мечтой. Совсем неплохо иметь в своем вооружении мальчишескую душу, как спортивную шпагу или космический лучемет, чтобы дать отпор безапелляционной позиции взрослых, пытающихся найти в крапивинской привязанности к миру «Тимура и его команды» и «Честного слова» тайный изъян и обвинить автора в неоплатонизме.

Им никогда не понять и не представить планету Маленького принца в безвоздушном пространстве рационализма и безусловных доказательств, не допустить возможность, что именно этому маленькому астероиду в 2016 году Международным астрономическим союзом было дано имя Владислава Крапивина. Ну что ж: «У каждого человека свои звезды»…

После нашей встречи, по прибытии в Петрозаводск, я отправил Владиславу Петровичу письмо. Так завязалась короткая переписка. Очень короткая. Письмо в год, а то и в два. Известный детский писатель сразу предупредил о своей занятости и извинился, на случай, если письмо останется без ответа. И все же я, вне условленного графика, воспользовавшись юбилеем писателя, отправил ему поздравительную телеграмму в стихах на красочном бланке с изображением парусной шхуны:

Вот Владиславу – шестьдесят…

Но звонко поле славы!

И я хочу солдатом стать

Крапивинской державы!

Однажды в письме я описал свои детские воспоминания о пребывании в пионерском лагере «Кивач», санаторного типа, в поселке Кончезеро, что располагался на берегу живописного карельского озера Пертозеро. Там я, счастливый четвероклассник, лечил свои бронхи и учился всю четвертую четверть. В лагере не было школьной заорганизованности, линеек и сборов. Не было хулиганов и великовозрастных умников, которых я невольно сторонился в городской школе. Все решали сами четвероклассники – старшие в смене. В «Киваче» я впервые узнал, что такое дружба и взаимопонимание, когда все заодно, когда учеба и  дежурство по корпусу или в столовой доставляют радость. А большая библиотека? А кружок барабанщиков? Я с гордостью поведал Владиславу Петровичу об этом чудесном месте. Вот, мол, есть в Кончезеро такой сосновый везучий «островок»! Не оставляют, зовут через года слова отрядной песни:

День отшумел и, ночью объятый,

Лагерь зовет уснуть.

Доброй вам ночи, друзья-кивачата,

Завтра нам снова в путь!

Только вот путь затерялся в 90-х годах прошлого столетия, в далекой Советской стране… Закрывались или меняли назначение ведомственные детские лагеря. Где возникали дорогие пансионаты, где клиники для лечения наркомании. А то и просто дорога утыкалась в забор частных владений. Под Петрозаводском еле сводят концы с концами три детских оздоровительных лагеря. В Приладожье – в живописной русской Швейцарии – из семи лагерей остался один. Каким-то образом и детский санаторий отошел в «умелые» руки. Вот и в «Киваче» толстосумы, изрядно пользуя марциальную воду и целебные габозерские грязи, ограничивают себя в еде, избавляясь от лишних килограммов. Об этом я рассказал Крапивину совсем недавно…

Не в новость Владиславу Петровичу сия картина. Имея обширную переписку, общаясь с читателями, он знает, с каким нахальством и вседозволенностью новоявленные бизнесмены и их верные держиморды отбирают у детей театры, кружки, Дома пионеров под офисы или казино. Золотая пыль наживы, как осколки Андерсеновского зеркала, разлетелась по свету. Люди не замечают разоренных деревень и городских трущоб, где не живут, а выживают дети, лишенные радости детства…

И вдруг без намека на постыдное украшательство и заискивающее сюсюканье, по мановению неутомимого пера Командора, прочитанные страницы наполняют нашу постсоветскую действительность чувством светлой надежды.  Путешествия во времени и пространстве, романтика Дороги – эти новые образы крапивинской прозы – расширяют границы повествования, наделяя детей необыкновенными способностями. Поднимаются нравственные проблемы современного общества, где детство остается один на один с рациональным жестоким миром взрослых, забывших, что они когда-то были детьми. И встают на заставах мальчики-пограничники. И не думают сдаваться храбрые барабанщики. На помощь маленькому человеку приходит такой же маленький человек. Разящий бластер или ручка взрывного механизма приводятся в действие, чтобы доказать чудовищам в человечьем обличии существование иной грозной силы.

Но можно ли победить зло?.. Об этом и размышляет Владислав Крапивин в своей повести «Дагги-Тиц», опубликованной в журнале «Север» №1-2 за 2008 год. Это значимая для журнала публикация состоялась после моей беседы с  редактором Еленой Пиетеляйнен о творчестве Крапивина и ее звонка писателю. Основная мысль произведения вложена в уста мальчика Инки, узнавшего о покушении на местного мафиози, которое совершил погибший на месте тринадцатилетний подросток:

«На фоне постоянных взрывов, пожаров, крушений и стихийных бедствий, что такое гибель одного мальчишки? Да и пострадавший депутат, и бизнесмен Молочный мало кого волновал. Их, депутатов этих, директоров банков, предпринимателей и политиков, стреляют, взрывают и сажают чуть ли не каждый день. Люди этого сорта делят между собой имущество, деньги и власть, а на фиг все это им, когда снаряд старой гаубицы превращает их в клочки?.. А тонкий месяц и оранжевый закат над Лисьей горой светят по-прежнему, потому что их нельзя поделить, продать, превратить в недвижимость…».

«Дагги-Тиц» – увлекательное произведение: стоит прочесть несколько фраз – и уже невозможно оторваться. Несмотря на то, что фон происходящих с героем, четвероклассником Иннокентием (он же Инки, он же Смог), событий довольно мрачен: ему сопутствуют одиночество, непонимание, несправедливость, сложная современная социальная среда – в повести много света и воздуха, и в конечном итоге в бесчувственном беспросветном мире власть предержащих, благодаря благородству и самопожертвованию честных и сильных людей торжествуют справедливость и любовь.

Перечисление сюжетов и изданий книг Крапивина, начиная с самой первой «Рейс «Ориона», вышедшей в Свердловске в 1962 году, займет десяток страниц. Я сам лично в 1992 году, по просьбе Владислава Петровича, отнес рукопись его повести «Дырчатая луна» в Ленинградский журнал «Костер».

     

Обостренное чувство справедливости, обретенная в борьбе дружба становятся выше подростковой самости, они наполняют маленькие сердца гордостью за выбранную Дорогу. Боятся сильные мира сего этого отважного света, свободных мыслей, незамутненной души. Во глубине Великого Кристалла жизни и творчества Владислава Петровича произрастает вера в Добро и Справедливость нового поколения барабанщиков и горнистов, в мужание характеров нынешних мальчишек и девчонок. Не быть «слякотью», а, проходя через все сложные жизненные ситуации, оставаться человеком. Об этом говорят книги Владислава Петровича и множество историй из отроческих времен вчерашних школьников и дворовых заводил…

Подхваченные единым временным порывом и петрозаводские дворы ничем не отличались от тюменских или свердловских. Мы смотрели те же самые фильмы, мастерили пулечные пистолеты, катались на подшипниковых тачках. В городской Березовой роще и парке около бывшего Краеведческого музея бились на вицах, как на пиратских или буденновских саблях. Колючие кусты – вотчина братца Кролика – были и для нас родным домом. Воображаемые зеленые крепости таили в себе немало опасностей, шипов, переплетений диковинных арок и тайных проходов, через которые рвались враги…

Во многом мы подражали взрослым, следуя сюжетам прочтенных книг и увиденных кинокартин, и, несомненно, были героями уникальной крапивинской прозы, где сражаются и побеждают мальчишки 50-х, 60-х, 70-х, 80-х и прочих десятилетий Детства, объединенных «вертикальным временем» Великого Кристалла.

Все мы родом из детства. Только некоторые взрослые люди об этом забывают и совершают много непоправимых ошибок, будучи важным чиновником или просто ко всему безучастным гражданином – винтиком в сложном государственном механизме. Чтобы оглянуться назад, остановить тщету зашоренных суетных дней, достаточно найти минутку для встречи со старыми знакомыми: Сергеем Каховским или Севой Глущенко, совершить путешествие на «Баркентине с именем Звезды» или «Ковре-самолете». А может даже прорвать кольцо безукоризненной системы, уничтожающей «лишних» людей, как это сделал герой повести «Гуси-гуси, га-га-га», отдавший жизнь за свободу отправленных в «душегубку» детей…  И я, кадровый военный, ныне сотрудник МЧС, подписываюсь под каждой строкой этой пронзительной повести, под дышащей отвагой и мужеством авторской мыслью: «Ничего не бойся, если у тебя за душой паруса…»

В 2007 году я еще раз посетил писателя, приехав на юбилей родного училища, переименованного в Екатеринбургское артиллерийское. Тогда я застал Владислава Петровича, сидящего на чемоданах. Из-за непонимания, недальновидности тогдашних городских властей почетный гражданин Екатеринбурга вынужден был переехать в Тюмень, город своего детства.

Мне было очень приятно снова увидеть Владислава Петровича, деятельного, непримиримого человека, который не стал унижаться до низкопоклонства и слезных прошений высокопоставленным чиновникам, ставящим вопрос расширения квартиры писателя в один ряд со строительством вольеры для слонов в Екатеринбургском зоопарке… Мы опять говорили о стихах и книгах, о литературной премии имени Владислава Крапивина, о моей пожарной стезе. Владислав Петрович частенько поднимал эту тему в своих письмах, памятуя о моей  огненной профессии и книге «Космонавт. Рассказы пожарного», которая ему очень приглянулась. После, в телефонных разговоров, как об очередной удаче, говорил Крапивин и о моей книге стихов «Солнечные письма», и о полновесной прозе «Живая и разная»…

Спустя 26 лет после нашей первой встречи с Владиславом Петровичем, в 2017 году, я прибыл в город военной юности  уже на 50-летие «Свердловского, родного…». К великому сожалению, от альма-матер тысяч выпускников-офицеров остались несколько бесхозных строений и глухой забор, за который нас так и не пустили. В 2011 году министр обороны России Сердюков за ненадобностью и ради высвобождения денежных средств закрыл не только наше военное заведение…

За торжественными построениями на площади Советской Армии в Екатеринбурге, хорошими и красивыми словами о военном училище, веселыми воспоминаниями, я с нетерпением ждал момента встречи с любимым писателем. В 2011 году почетный гражданин города Екатеринбурга вернулся из Тюмени в свой свердловский кабинет.

Владислав Петрович встретил меня, лежа в постели. Больные ноги не позволяют их сердобольному хозяину совершать добрые дела, как раньше, когда он еще выходил из подъезда своей многоэтажки. Да и дома дел невпроворот. Много хлопот, со слов писателя, доставляет чтение книг, отобранных и номинированных на получение Международной детской литературной премии Владислава Крапивина. И писательское перо не ржавеет! Светлые добрые книги Крапивин пишет, не вставая с дивана, по этой же причине ему трудно принимать гостей. Но Владислав Петрович, как всегда тепло и сердечно, отозвался о подаренной ему стихотворной подборке.

14 октября Владиславу Крапивину исполняется 80 лет. Смешно желать келейного покоя и смирения перед судьбой человеку, которому, согласно жизненному правилу, «всегда будет двенадцать лет»! Владислав Петрович и сейчас полон творческой неуспокоенности, замыслов новых удивительных произведений, которые могут сказать больше о современной жизни, чем сиюминутные блага и заверения правителей и нуворишей.

Детскость души и отважное сердце – непреходящие ценности человечества. Рухнут дворцы, рассыплются государства, канут в Лету глянцевые прожекты, служащие тем или иным политическим интересам. Но повести о детстве, искренняя готовность прийти на помощь маленькому человеку, вера в добро будут востребованы, пока рождаются дети, пока они восприимчивы к чужой боли и радости, пока они, вырываясь из сетевой паутины, выбирают дворовые баталии, «казаков-разбойников», чердачные тайны, идущую за горизонт Дорогу, путь к затерянному в Космосе астероиду по имени Крапивин.

На мгновение задержавшись в пути, хочу поделиться с читателем стихотворением из врученной Владиславу Петровичу поэтической подборки:

 

У СТАРОЙ ГОЛУБЯТНИ

                      Владиславу Крапивину

 

У старой голубятни,

в «купеческих» домах

копаются мальчишки

в чердачных закромах:

Хранитель книг старинных –

о странах и морях –

скрипел о бригантинах,

поющих якорях!

 

Навеяно мечтами?

Привиделось ли мне? –

За гранями Кристалла,

в туманной глубине:

матросы Командора,

отставив фонари,

берут в дорогу книги

о будущем Земли.

Об авторе публикации. Олег Эдуардович Мошников — автор четырех сборников стихов и трех книг прозы. Член Союза писателей России.

Родился 1 ноября 1964 года  в Петрозаводске. В 1988 году окончил Свердловское высшее военное политическое танко-артиллерийское училище. Служил на различных офицерских должностях в Вооруженных силах СССР, а затем в Государственной противопожарной службе Карелии.  В 1996 году окончил Ивановское пожарно-техническое училище. Подполковник внутренней службы в отставке. Продолжает трудиться в одной из пожарных организаций Карелии.