Главное, Дом актёра, Культура

Пора бродить

Фото Евгения Маркова
Фото Евгения Маркова

На территории бывших Александровского и Онежского тракторного заводов 15-17 сентября в рамках первого «Арт-фестиваля 15 х 17» можно будет отправиться в путешествие во времени и пространстве.

Site-specific спектакль «Время, вперед?» все три дня фестиваля будет начинаться в здании бывшего ГСКБ (Казарменская, 2, напротив магазина «Магнит») и заканчиваться в арт-баре «Убежище N1». Решившийся на этот аудиопроменад сможет услышать голоса этого места, доносящиеся как из далекого прошлого, так и из близкого настоящего. Индустриальная сюита Георгия Свиридова «Время, вперед!», звучащая в деиндустриализованном пространстве, поможет запустить механизмы памяти и заглянуть в будущее.

Регистрируйтесь и следите за новостями в соцсетях: vk.com/15to17, www.facebook.com/Арт-фестиваль-15х17

 

Site-specific — это не страшно

Site-specific театр – театр вне сценической коробки. Спектакль может проходить в здании театра, может быть привязан к какой-либо нетеатральной локации, а может быть «бродилкой» или спектаклем-экскурсией по любым доступным маршрутам. Site-specific — тип театра, который нарушает ожидания зрителя, выявляет уникальность места и момента. В таком спектакле могут участвовать или не участвовать профессиональные актеры, возможен коллективный квест или история для одного зрителя.

Site-specific театр использует функциональное пространство как место, имеющее свой драматургический потенциал. Выходя на улицу, мы обречены на приращение смыслов за счет социального контекста. Это уже не только театральное представление, но и социальный опыт.

В театре site-specific каждый человек конструирует свой спектакль, переключая внимание и расставляя акценты. И если он захочет пройти любой маршрут еще раз, то это будет совершенно другая история: что-то строится, что-то сносится, люди и животные, встречающиеся за время действия, способны как немного смещать акценты, так и радикально влиять на восприятие текста. Житель города и турист будут видеть разные спектакли, выделять различные детали.

Театр здесь и сейчас

Иммерсивность – это достижение эффекта погружения зрителя в действие, которое развивается на разных локациях как последовательно, так и параллельно. В Европе авторитарный режиссерский театр многие считают устаревшим, провозглашая принцип коллективного творчества. Иммерсивный театр, или театр присутствия, часто становится дорогостоящим шоу для избранных, декларируя идею вовлечения массового зрителя. Но в этом явлении есть потенциал и художественного, и социального высказывания, используемый в разной степени. Мы входим в пространство и разрушаем его на локации, но при этом процесс легко может перейти в противоположный – разобщенная среда благодаря нашим действиям или нашему сознанию собирается в единое пространство.

Современный театр преодолевает самые привычные границы: пространственные, финансовые и даже границы актерского мастерства. Граница – то место, где зритель как главное действующее лицо признал, что он видит спектакль. Зритель становится не коллективным понятием, а индивидуальным.

 

Из личного опыта

В прошлом году у меня был опыт не только зрителя, но и перформера. Куратором воркшопа «Ле-ле Левша» в рамках фестиваля «Точка доступа» был Павел Семченко (театр «АХЕ»). Результатом нашего архитектурно-театрального воркшопа стало путешествие по тексту Николая Лескова, трансформированному под созданные в парке и ботаническом саду Лесотехнического университета архитектурные инсталляции.

Конкурсанты, создающие инсталляции, концептуально были связаны только с историей и энергетикой места и совершенно не учитывали нашу работу. Благодаря нашим действиям на итоговом показе пространство парка превратилось в сцену, а инсталляции в декорации. Не только новые объекты, но и существующие постройки, деревья и водоемы, природные катаклизмы и сами зрители стали героями перформанса.

Днем я была перформером, а вечером зрителем. Включение в процесс рождения идей, создания костюмов, тотальное погружение в сайт-специфическое действие – уникальный счастливый опыт.

 

Как всё сложилось

Я год носилась с идеей привезти фестивальные спектакли в Петрозаводск, в первую очередь «Пену дней» Инженерного театра «АХЕ» и «Разговоры беженцев» Константина Учителя, но не удалось найти финансирование. В этом году и «АХЕ» и «Разговоры беженцев» были номинированы на «Золотую маску».

Параллельно я думала о том, чтобы создать свой некоммерческий проект. Стремительно исчезающая территория ОТЗ – самое знаковое место в сегодняшнем Петрозаводске. Когда в прошлом году я хотела заманить сюда столичных режиссеров, оставались стены и несколько корпусов, множество интересных локаций. За последние пару недель снесли почти все.

Формат сайт-специфического театра был прекрасно представлен на недавнем питерском фестивале «Точка доступа». На следующий же день после возвращения из Питера я пошла в Национальный музей Карелии и Галерею промышленной истории Петрозаводска и договорилась встретиться с звукооператором Евгением Марковым. С Женей мы работали в Национальном театре Карелии, он человек, который включен в современное искусство.

А дальше пошли знаки того, что все правильно и проект состоится… Оказалось, что через час (!) Женя и его подруга Кира (ставшая координатором фестиваля) должны встречаться с Милой Бузовой, которая задумала фестиваль на территории бывшего ОТЗ, что уже есть идеи, названы даты, есть люди, которые будут делать сторителлинг и пластический перформанс!

Моя идея со сайт-специфической бродилкой идеально вписывалась в концепцию. Путей к отступлению не было. Нам даже не было нужды что-то подробно обсуждать – произошло полное совпадение. При знакомстве с остальными членами команды ощущение единого концептуального подхода только укреплялось.

Ольга Ковлакова

 

Как создать бродилку

История пишется людьми. В переводе с древнегреческого история – расспрашивание, узнавание, добывание знаний. Именно этим я и озадачилась на первом этапе. Отдельная благодарность директору Галереи промышленной истории Виктории Никитиной, которая помогла собрать материал: рассказала историю завода, показала архивные документы, организовала экскурсии и осмотр помещений.

Изначально было желание отразить жизнь не только Александровского, но и Петровского завода. В процессе работы стало понятно, что тему нужно сужать. Конечно, какие-то голоса далекого прошлого вошли в ткань спектакля, но это небольшие штрихи, дополняющие общий контекст. В процессе работы над документами был сделан выбор в пользу частных историй: что-то современному человеку покажется наивным, что-то забавным. Но именно эти люди создавали промышленность, престиж государства, осознавали себя его частью. Если слушатель и зритель во время променада не будет чувствовать себя одиноким, если ему будут интересны истории, которые он услышит в наушниках, то он сам потом найдет информацию с цифрами и датами.

Концептуально в спектакле две основных темы: сюита Георгия Свиридова «Время, вперёд!» и образ тройного хаотического маятника. Сюита – циклическая многочастная форма, что соответствует форме спектакля. Кроме того, история создания сюиты Свиридова и ее судьба тесно связаны с индустриализаций страны, с её советским прошлым. А хаотический маятник – это первый экспонат, который видит посетитель Галереи промышленной истории. Музейное описание экспоната включено в текст и формирует основной вопрос спектакля.

 

Главный герой – время

Это история о неумолимости времени. Город наступает на завод, и завод хочет сказать последнее слово. Наверное, основное чувство, с которым я делала этот спектакль, – уважение и бережность ко всем персонажам: тем, которые стали историей, и к своим современникам.

Мы все – соучастники. Циркуляция энергии может происходить благодаря ритму пространства, музыки и речи. У современного человека стоят блоки и фильтры на слово, так как звучащее слово часто реклама или манипуляция, поэтому я максимально очистила текст от пропагандистских и оценочных тенденций.

Складывание временного паззла из множества деталей разного порядка и разной степени материальности для многих будет новым опытом. Отсутствие чего-то – еще не пустота. Главное – не желание сделать то, чего не было, а внутренняя потребность сделать именно это, именно здесь и сейчас.

 

А что потом?

В этой истории есть два уровня. Первый – умилиться прошлому и принять настоящее. Второй – использовать возможность задать себе вопросы и на какие-то из них  ответить. У современного человека есть потребность в новом ритуале, включающем привычные формы коммуникации. Если зритель не готов открыться и воспринимать, то ему не нужен никакой тип театра потому, что театр – это договоренность о готовности вступить на территорию игры.

Если этот опыт окажется удачным и востребованным, то возможно продолжение. Причем, это могут быть разные проекты, реализуемые разными людьми как на одном, так и на различных городских пространствах. Я отношусь к созданию этого сайт-специфического действия как к личной лаборатории и получаю от этого огромное удовольствие. Основная задача – открыть дверь, через которую в Петрозаводск придет иммерсивный театр.

 

Ольга Ковлакова1

Фото Ольги Ковлаковой

  • Oleg Lipovetskiy

    Ольга! Просто супер! Счастлив, что в Петрозаводске есть такие люди, как Вы!

    • Olga Kovlakova

      Взаимно!! Спасибо! Ваша поддержка очень важна!