Образование

Власть не понимает, зачем нужна культура

Художественное образование в России превращено в падчерицу всего образования
 
В Государственной думе прошли слушания по “Вопросам художественного образования в проекте нового Федерального закона об образовании”.
 
Суть этого процесса бывший министр культуры, а ныне ректор Московской консерватории А. Соколов уподобил речам Антония Падуанского, читавшего свои проповеди рыбам. Проблема в том, что, если закон об образовании будет принят в том виде, как предлагают подчиненные министра Фурсенко, никто из учившихся в рамках такого закона не только о святом Антонии знать не будет, им бы басню Крылова “О поваре и коте Ваське” понять.  

Министр культуры России А. Авдеев в своей речи с непередаваемой отчаянностью в очередной раз констатировал недооценку роли культуры в России. Напомнил и о 40 процентах зданий учреждений культуры по стране, требующих ремонта. И о 16 процентах зданий, находящихся в аварийном состоянии. И о том, что в приличных странах на культуру выделяют не менее 2 процентов от бюджета, а у нас – 0,75 процента. И что культуре в стране необходимо в год 200 миллиардов, а дают лишь 88 – 89, да и эти деньги во многом будут потрачены на Большой и Мариинку. Министр говорил о базисном недопонимании роли культуры в обществе. И что это властное базисное недопонимание, недооценка и привели в итоге к потрясшим властные круги событиям на Манежной площади…

Министр ввел новый тезис, новое эмоциональное словосочетание – неряшливое отношение к проблемам художественного образования. Образ, согласимся, довольно точный, если судить по тому, насколько проблемы культурной части образовательной сферы волнуют то министерство, которое отвечает за образование российских людей, за то, чтобы повторения событий на Манежной не случилось.

Художественное образование в стране, по словам министра культуры, превращено в падчерицу всего образования. Статистика Авдеева красноречива для всех, кроме, собственно, чиновников Минобрнауки. Только в детских школах искусств трудятся 123 000 педагогов, которые на сегодняшний день лишены, в отличие от физруков, льгот по пенсиям, на них не распространяется закон о полной педагогической нагрузке – 18 часов в неделю. Существуя на крохи из муниципальных бюджетов, школы искусств деградируют. Собственно, искусство в этих школах давно уже заменили кружки рукоделия и выпиливания лобзиком. Авдеев привел цифры: 40 процентов музыкальных инструментов в детских музыкальных школах нуждаются в замене. А средняя зарплата педагога в таких учебных заведениях составляет 5670 рублей. При минимальной в системе образования – 5707.

Проект Закона об образовании, который методично пытаются внести в Госдуму представители Министерства образования, так и не учитывает всю НЕТИПИЧНОСТЬ системы отечественного художественного образования. Помимо детских школ искусств министр обратил внимание на невозможность существования в рамках разрабатываемого закона, например 29 училищ, в которых получают образование 5730 подростков. Это элитные учебные заведения – Вагановское, училище при Большом, Центральная музыкальная школа. Ведь в отличие, от обычных школ, о которых снимала свой сериал Гай Германика, училища предполагают в том числе и конкурсный отбор ребят. А по одному из проектов, рожденному в недрах Минобра, в Вагановское предлагали записывать учеников исключительно по территориальному принципу – то есть из соседних с училищем кварталов Апрашки, Фонтанки и Невского. Бред?!

Возможно, и так. Но весьма титульный чиновник Минобра, замминистра Фурсенко и статс-секретарь отрасли образования Игорь Реморенко ответил в своем слове на пожелания культурной общественности, что, мол, мы должны думать не о тех, кто раскроет талант в художественных школах. А о тех, кому нелегко будет учиться рядом с будущими звездами искусства. Советник Президента РФ Юрий Лаптев саркастично заметил, что уже лет пять подряд тема художественного образования у всех на устах. И все эти пять лет говорится примерно одно и то же. Культурная среда выдвигает свои бесспорные аргументы, контрагенты из сферы образования с ними соглашаются, но на деле ничего не происходит.

Удивительно, что фактически все выступавшие в ходе парламентских слушаний отмечали как несомненный успех то, что Минобрнауки стало прислушиваться к пожеланиям профессионалов. В том числе из числа тех, кто будет принимать закон. Таковых во время парламентских слушаний в зале было совсем немного. А единственного депутата, заслушавшего все доклады, лично поблагодарил председатель Комитета по культуре Госдумы.

Ярко и образно выступивший под конец заседания народный артист России Николай Цискаридзе был, как и положено звезде, эмоционален. Обращаясь к статс-секретарю Минобрнауки, Цискаридзе гарантировал, что, несмотря на невероятные нагрузки, которым подвергаются дети в хореографических училищах, он, выпускник, способен выйти из трибуны и “скрутить для вас 32 фуэте прямо в сапогах! Но мы просим, как говорил профессор Преображенский, – дайте нам бумажку – последнюю и решительную, – что процессом обучения будущих звезд, будущих профессионалов будут заниматься профессионалы…”

Сплясать для чиновников Министерства образования Цискаридзе не позволили. Хотя это могло стать хорошим аргументом в борьбе за будущее художественного образования. Или этот прием культурное сообщество оставит в качестве последнего аргумента?

Григорий ИВЛИЕВ, председатель Комитета по культуре Госдумы:

– После совместной коллегии Министерства культуры и Министерства образования, где были обсуждены принципиальные вопросы развития художественного образования, диалог между деятелями культуры и деятелями образования носит позитивный характер. И сейчас нам важно сохранить тенденцию повышенного общественного внимания к вопросам образования, заинтересованность всех органов власти в реформировании системы отечественного образования и перевода его на иной качественный уровень. Для нас важно закрепить художественное образование во всей нормативно-правовой базе и рассматривать его и как отдельный вид образования, и как важную составляющую часть общего образования.

Как существенное достижение совместной работы двух министерств и двух думских комитетов, при поддержке Администрации Президента, я хотел бы отметить, что три проекта федеральных законов, направленных на поддержку, развитие уникальной отечественной системы образования в области искусств, уже внесены в Государственную думу. Они проходят обсуждение, и мы поставили задачу принять их в эту сессию. Эти законопроекты определяют статус детских школ искусств, закрепляют законодательно учреждения интегрированного образования и вводят “ассистентуру-стажировку” как форму послевузовского образования в сфере искусства.

В проекте нового Закона об образовании особенности художественного образования закреплены отдельной статьей. Для нас принципиальным моментом является правовой статус учреждений высшего образования. Образовательные учреждения в сфере искусства пытаются вставить в систему перечней образовательных учреждений, которые, на мой взгляд, придуманы искусственно. Ни из какой международной нормы не вытекает необходимость выстраивания перечней и иерархии учебных заведений. Если мы не можем найти место для образовательных учреждений в сфере культуры и искусства в этой схеме, эта схема неприемлема.

Александр СОКОЛОВ, ректор Московской государственной консерватории имени П. И. Чайковского:

– Наибольшая близость к успеху у нас была, когда на обсуждение представлен был проект Закона об образовании, где художественное образование было закреплено в статье 161-й. Статья эта была поддержана и советом ректоров консерватории, и президиумом Ассоциации творческих вузов. Но в дальнейшем при доработке текста поменялся не только номер статьи, но и ее содержание. Там абсолютно не прописан принцип непрерывного образования в сфере искусства.

Итак, что нам необходимо в новом федеральном законе? Первое – это тот самый принцип непрерывного профессионального образования. Второе – принцип непрерывного профессионального образования, будучи законодательно подтвержденным, снимет и коллизию так называемой второй отсрочки от призыва на воинскую службу, потому что это острейший вопрос, который сейчас выносится опять на общественное обсуждение.

И третье. К неудачным новеллам проекта нового федерального закона я также отношу непросчитываемый по последствиям отказ от статуса академии. Это фактически создает кадровый кризис, потому что мы лишаем себя возможности подпитывать те же самые учебные заведения новыми воспитанными ими же кадрами.

 

  • Эмигрант

    Д.В.А. — хояйка Похъелы ни разу не называется в первоначальном тексте Калевалы «старухой», а тем более «старушкой». Это могущественная и грозная предводительница рода, «акка», то есть баба, хозяйка, женщина в полной силе. Ее имя переводится как «скала, глыба», а наличие дочери на выданье дает основания предполагать, что лет ей от роду было не больше сорока.

  • Д.В.А.

    Может быть стоит Карелии подумать о «приватизации» сказочного образа злой старушки Лоухи, хозяйки Похьелы – страны холода и мрака…. ? Подключиться, так сказать, к «Сказочной карте России».
    С холодом вроде бы проблем не будет…пришел…., а мрак чиновнички организуют! :-)))
    …..Впрочем ходят слухи, что первоначально хозяйка Похьелы — была хранительницей культурных благ, которые добывали в ином мире культурные герои.:-)).