Реформы

Хомут на шею, здравый смысл и поколение, которое не хочет размножаться

{hsimage|Будущее образования видят по-разному ||||} Кандидаты в президенты России провели сегодня дебаты на тему «Образование. Как избежать катастрофы».
 
Инициировала их и вела трансляцию Общественная палата.

Выступили и ответили на вопросы специалистов Сергей Миронов, Владимир Бархатов (доверенное лицо Владимира Путина), Ирина Прохорова (доверенное лицо Михаила Прохорова), Владимир Жириновский. Геннадий Зюганов участия в дебатах не принимал.

Ведущая дебатов Тина Канделаки поставила  такие вопросы: что в образовании мы делаем не так? Как найти дорогу в будущее?

Сергей Миронов основой образования считает его бесплатность, общедоступность и фундаментальность. Всё это в современной России отсутствует.

Миронов против вступления России в болонский процесс по реформированию высшего образования. Россия болонские рекомендации взвалила на себя как обязательства. «Мы как хомут на шею надели». Главный хомут — двухуровневая система высшего образования: работодатели не понимают, что такое бакалавры и не хотят брать их на работу, а российское инженерное образование болонская система погубит окончательно.

С 1 июля 2012 года, предупреждает Миронов, после вступления  в действие 83 ФЗ о статусе бюджетных учреждений некоторые предметы в средней школе будут преподаваться только на платной основе.

О ЕГЭ. Ни одна из восьми целей при его введении не достигнута, коррупционность образования усилилась. Сегодня никто — ни управленцы, ни учителя, ни губернаторы — не заинтересованы в честности единого государственного экзамена. ЕГЭ, говорит Миронов, должен стать добровольным экзаменом, соответствующий законопроект им и Олегом Смолиным внесен в Госдуму.

Во всех школах страны в обязательном порядке следует изучать основы традиционных религий России — православие, ислам, иудаизм, буддизм.

Нужно создавать специальные учебные заведения для одаренных детей, создавать систему отбора таких детей.

Миронов выступает категорически против закрытия педвузов.

Министром образования Миронов видит Олега Смолина.

 

О видении Владимиром Путиным проблем образования поведал его доверенное лицо Владимир Бурматов, депутат Госдумы, завкафедрой Экономического института торговли имени Плеханова. Если Миронов против понимания образования как услуги, то Бурматов, напротив, все время употреблял именно это слово.

По его словам, угрозы образованию следующие:

Дисбаланс системы образования: 57% выпускников школ идут в вузы (показатель выше мирового), что приводит к падению качества образования.

Кадры. Бурматов не расшифровал, что имеется в виду.

Устаревшие программы и методы обучения в системе общего образования.

Представление об образовании как образовании на всю жизнь — в мире давно культивируется  образование через всю жизнь.

Предлагаются такие меры для преодоления этих угроз:

Доведение зарплаты учителя до средней по экономике, что во многих регионах уже достигнуто. То же самое в системе высшей школы.

Доведение студенческих стипендий до 5 тысяч рублей на первых порах, чтобы студенты учились, а не подрабатывали.

Создание высокотехнологичных рабочих мест.  Бурматов признался, что сам не до конца понимает, каким образом Путин собирается создать 25 миллионов таких мест.

Наведение порядка в высшем образовании. Ревизия образовательных программ с помощью общественности. Прикладной бакалавриат — приближение обучения к производству.

ЕГЭ — социальный лифт, возможность поступить в вузы Москвы и Петербурга детям из отдаленных городов и сел. Экзамен нуждается в совершенствовании с помощью экспертов, но не в отмене.

Отвечая на вопрос о неимоверном количестве бумаг и чиновников в образовании, Бурматов признал, что сам как завкафедрой тратит 60% времени на отчетность. Путин выступает за дебюрократизацию, но без контроля, по словам его доверенного лица, не обеспечить качество образования.

 В заключение Владимир Бурматов сказал, что кандидат Владимир Путин берет реальные обязательства, потому что в отличие от других кандидатов ему придется их обеспечивать.

 

Ирина Прохорова, доверенное лицо Михаила Прохорова, считает, что критическая ситуация в образовании (она против такого сильного определения как «катастрофа») связана с фундаментальными проблемами общества. В обществе сегодня наблюдается взаимонепонимание на уровне концепции будущего. «Мы должны четко определить, в какой стране хотим жить, — сказала она, — или в открытом обществе или в изоляционистском». А сейчас у нас шарахание из одной стороны в другую: то мы принимаем законы в поддержку современного образования, то милитаризуем его — она имеет в виду такой предмет как НВП (начальная военная подготовка). Ирина Прохорова считает, что надо определиться, что было замечательно в советском образовании, что следует изменить, изучить новые тренды 90-х, когда возникали новые типы школ, а не ломать всё через колено — типичная российская ошибка.

— Образование должно развиваться согласно концепции общества,  — повторила Ирина Прохорова, — у нас огромный интеллектуальный потенциал, который мы теряем. Мы должны сохранить традиции, адаптировать образование для новых целей.

Отвечая на вопросы, она говорила о недооценке гуманитарного образования («нужно возвращать гуманитарные предметы в школы и, может быть, в университеты»), о том, что патриотизм начинается в семье, о конкурентоспособности в образовании, проблеме статуса преподавателя, который в реальности низок и не измеряется только величиной зарплаты, о ЕГЭ («саму идею не отвергаю, но сейчас механизм несовершенен»).

Ирина Прохорова сообщала, что штаб Михаила Прохорова занят составлением программы развития образования, опираясь на экспертов. «Если будем привлекать экспертов, разрешатся многие проблемы, которые кажутся неразрешимыми, — сказала она. — Нам не хватает здравого смысла. Нужны практики, тогда не будет потрясений».

 

Владимир Жириновский выдал уже традиционный бенефис. Он острил, рассказывал истории из своей жизни, бросал революционные идеи. Вот некоторые из них.

Школы должны быть трех типов — мужские, женские и смешанные.

Никаких ЕГЭ, в вузы брать всех, потом по результатам экзаменов слабые будут отсеиваться. Студент должен изучать 50 предметов, выбирая их самостоятельно из 200 предложенных.

Иностранные и местные языки изучать незачем. Лучше это время потратить на овладение еще одной профессией.

Чрезмерная нагрузка в школе привела к тому, что вырастает больное поколение, которое не хочет размножаться. Потому учебный день сократить, он должен начинаться в 9 утра и заканчиваться не позже 14 часов. Потом у школьников и студентов бесплатный обед.

Минобрануки преобразовать в министерство просвещения, науку отдать в минэкономики.

И последнее, что выдал Владимир Вольфович. На вопрос, кто будет министром образования, если он станет президентом, Жириновский долго не думал: «Первое время сам буду министром!»

 

Тина Канделаки, которая вела дебаты, то и дело брала свой смартфон и что-то писала. Оказалось, она все время вела переписку с Геннадием Зюгановым, ожидая его на дебатах. Но он где-то задержался, потому его программа не прозвучала. Впрочем, специалистам она хорошо известна. Автор его программы депутат Госдумы  Олег Смолин — один из самых авторитетных специалистов в области образования, автор альтернативного, социально ориентированного Закона об образовании. Даже соперник Зюганова Миронов считает Смолина лучшей кандидатурой на министра образования России.

  • Юрий Сидоров

    Программа КПРФ по образованию — великолепна. Ее авторы, с которыми я знаком, Алферов, Мельников, Смолин. Если честно, то вся программа Зюганова как кандидата в президенты, основательна, обоснована, умна. Недаром Миронов взял из нее кое-что, и даже миллиардер декларирует с помощью сестры ее фрагменты. Но — ТОЛЬКО фрагменты. По нему, образовываться должны БОГАТЫЕ, и платить за это. Ведь это же УСЛУГА. Путин такого же мнения. Сладкая парочка…