Школа и вуз

Пока не пройдена точка невозврата

Наталья Мешкова
Решение принято!

Решение принято!
Помочь маленьким школам сохраниться, пока не пройдена точка невозврата. Такую цель ставит перед собой только что созданная Ассоциация сельских малочисленных малокомплектных школ Карелии.

Публикуем статью инициатора объединения – Зинаиды Ефловой, кандидата педагогических наук, заведующей лабораторией теории и практики развития сельской школы Карелии КГПА.

 

 

 

 

Сельская малочисленная малокомплектная школа Карелии:

Пора самоопределения. Время объединения

Статистика:

  • На начало 2001-2002 учебного года в Карелии функционируют 303 общеобразовательные школы, в которых обучаются 98476 школьников; в систему входят 192 сельских школы (63%) и учатся в них 25559 школьников (26%). (Доклад Министерства соцзащиты РК «О Положении детей в Республике Карелия в 2001 году», http://www.gov.karelia.ru/Power/Ministry/Social/Report/6_1.html)
  • 2010 год: В Республике Карелия организован подвоз обучающихся из 175 населённых пунктов в 95 общеобразовательных учреждений специально выделенным транспортом, предназначенным для перевозки детей. Для этого приобретено 118 школьных автобусов. В 13 пришкольных интернатах проживает 181 человек. (Информация к заседанию Совета по местному самоуправлению при Председателе Государственной Думы Федерального собрания Российской Федерации 17.06.2011)
  • 2011 год: По состоянию на 1 сентября 2011 года в 230 общеобразовательных учреждениях республики обучается 64980 детей, в том числе 12687 детей (20%) – в 125 сельских общеобразовательных учреждениях (54%). (Комплекс мер по модернизации региональной системы общего образования на 2012 год. Утвержден постановлением Правительства Республики Карелия от 16 февраля 2012 года № 53-П)

Статистика сентября 2012 года еще уточняется. Однако общеизвестно, что подтверждаются тенденции к сокращению количества учащихся и общеобразовательных учреждений в целом по Республике Карелия. Уменьшение числа сельских школ, по данным Министерства образования РК, осуществлялось в рамках реструктуризации путем их присоединения к базовым (центральным и «магнитным») школам и затронуло, в первую очередь, малочисленные или, как принято называть в официальных документах и СМИ, малокомплектные школы. За десятилетие модернизации лишились юридической самостоятельности, то есть фактически были ликвидированы, 67 сельских образовательных учреждений (35% или более трети) нашей республики.

Статистика:

  • По данным Всероссийской переписи 2010 года в сравнении с результатами предыдущей переписи (2002 г.) сельское население Республики Карелия сократилось на 21%, городское – на 6,2%. На 16% увеличилось число сельских населенных пунктов, где вообще никто не живет, так называемые вымершие деревни. Больше стало населенных пунктов, в которых проживают десять и менее человек. Таких малонаселенных пунктов по прошлой переписи было 174, стало – 199.

Сегодня непросто ответить на вопрос: школа закрывается потому, что гибнет деревня, или сигналом к окончательному ее вымиранию становится сначала – «реструктуризация», а затем – ликвидация школы. Так или иначе, но очевидно следующее: сельская школа является значимым фактором стабилизации ситуации на селе. Сельские, деревенские, поселковые школы являются, и надеемся, еще долго будут оставаться основным звеном системы образования в сельской (негородской) местности России и Карелии.

Для статуса «сельская» достаточно расположения образовательного учреждения вне города. В Карелии этот статус имеют школы лесных поселков, железнодорожных станций, рыбоводческих и охотных хозяйств. Наши моногорода – районные центры богаты частным сектором с приусадебными хозяйствами, не чужды их жителям сельскохозяйственный труд и сельский образ жизни. Получается, что сельских (негородских) школ в республике большинство. Это «большинство» очень и очень разное, гораздо более различающееся друг от друга, чем более-менее типичные столичные школы. Особая категория среди сельских (негородских) школ – малокомплектные, о которых в последнее время много говорят и пишут на всех уровнях.

В современной России относительно характеристик «малочисленная» и «малокомплектная» школа четкого определения не существует. В различных регионах страны к педагогическому явлению «малокомплектная школа» применяются разные, в основном, финансово-экономические подходы, скажем сразу, не отражающие его специфическое педагогическое содержание, разрабатывавшееся и аргументированное отечественной наукой еще с 60-х годов прошлого века (научная школа Г.Ф. Суворовой).

В Республике Карелия согласно проекту «О внесении изменений в Закон Республики Карелия «Об образовании», в статью 2 в части 3 предлагается внести пункт 7, которым определяется, что Орган исполнительной власти Республики Карелия в области образования (Министерство образования РК) «устанавливает перечень малокомплектных сельских и рассматриваемых в качестве таковых образовательных учреждений». Сегодня уже существует перечень таких образовательных учреждений, составленный республиканским органом управления образованием.

Примечание к данному пункту содержит следующее определение: «под малокомплектными сельскими и рассматриваемыми в качестве таковых образовательными учреждениями понимаются образовательные учреждения:

начальная общеобразовательная школа, начальная школа-детский сад с количеством обучающихся по основным общеобразовательным программам начального общего образования не превышающим 12 человек;

основная общеобразовательная школа, средняя общеобразовательная школа с количеством обучающихся по основным общеобразовательным программам начального общего, основного общего, среднего (полного) общего образования не превышающим 54 человека».

Стороннему читателю это дополнение Закона может показаться не суть важным. Однако это далеко не так. Признание или непризнание статуса малокомплектной, определение или не определение его содержания – решают судьбы многих сельских детей, педагогов, учреждений образования на селе, в конечном итоге – самого села.

Формализацию статуса «малокомплектная школа» на законодательном уровне, как особого вида образовательного учреждения, безусловно, следует оценить положительно. Это первый шаг к учету и уважению специфики образовательного учреждения, работающего в особых условиях, когда мало учащихся, мало педагогов, мало средств, мало внутренних и внешних ресурсов, и эта «малость» отражается не только на его укладе, а становится характеристикой, определяющей его жизнедеятельность и жизнеспособность. При действующей системе подушевого финансировании образования узаконенный статус, надеемся, позволит маленькой школе получить дополнительную поддержку для реализации образовательной деятельности и для выполнения ею многотрудной миссии сохранения образования в сельской (негородской) местности республики – возрождения и развития сельских территорий и аграрного сектора региона.

Однако данное определение, зафиксировав малочисленность как видовую характеристику сельской школы, не отражает ее организационно-педагогические особенности, ее социальные зависимость, включенность и значимость.

Реальность же такова, что организация и осуществление обучения и воспитания в сельской малочисленной малокомплектной школе, ее социокультурное значение и влияние на сельское сообщество существенно отличаются от городской и даже крупной (полнокомплектной) сельской школы.

В условиях сложной экономической, социокультурной и образовательной ситуации современного российского села повсеместно сельская школа становится единственным и остается последним государственным учреждением, последним форпостом цивилизации и последним шансом для реанимации деревни. Ликвидация школы в деревне означает уход из деревни государства. В нашей приграничной республике – это еще опустошение и ослабление стратегически важных территорий.

Однако современная практика показывает, что в зоне внимания и заботы муниципальной власти и управлений образованием сельских районов находятся не эти маленькие, а большие школы, поскольку там «учащихся много и педагогов много». Для иллюстрации достаточно посмотреть программы августовских педагогических советов практически любого муниципального района. В основных докладах – ссылки на крупные, чаще всего, средние школы района, в содокладах – выступления руководителей, опять же, больших школ. Педагогам маленьких школ, в лучшем случае, удается поучаствовать в прениях таких собраний. Получается, что даже в ближайшем профессиональном сообществе муниципалитета им отводится менее значимая и менее авторитетная позиция ученика – «учиться у больших».

Особенности маленькой школы игнорируются, проблемы – не замечаются: «детей мало, педагогов мало – проблем должно быть меньше». Однако у такой школы проблем, отнюдь не меньше, а главное, они – ДРУГИЕ.

Самая актуальная из них для современной маленькой школы – борьба за собственное сохранение и выживание. В России и в Карелии, в том числе, произошла и продолжает происходить массовая ликвидация малочисленных сельских школ.

Можно найти много рациональных объяснений закрытию маленьких школ – затратность и экономическая неэффективность, отставание от темпов развития отечественного образования, плохие условия, низкое качество образования… Но не поддается объяснению лишение сельских детей права жить со своими родителями, а не в казенных учреждениях; их права на здоровье, а не на физическую усталость от дороги к школе и из школы; на деревенское детство, а не на отсутствие полноценного отдыха – игры, творчества. В силу своей малочисленности, отдаленности и изолированности маленькие школы одна за другой ложатся на плаху оптимизации.

В целом по стране и по республике маленьких школ остается МНОГО, а тенденции, к сожалению, таковы, что многим – сегодня большим и полнокровным сельским школам, завтра предстоит стать малочисленными. Малочисленных (малокомплектных) школ становится все больше.

Важно неформально разобраться в содержании понятий «малочисленная» и «малокомплектная».

Мало – это когда недостаточно, когда недостает, например, количества обучающихся до норматива наполняемости класса-комплекта. Для сельской школы нашей республики этот норматив определен Законом Республики Карелия «О межбюджетных отношениях в Республике Карелия» от 5 декабря 2011 года № 1565-ЗРК. Следовательно, малочисленными или «недостающими» до норматива могут считаться сельские образовательные учреждения любого типа (по действующему Типовому положению об общеобразовательных учреждениях), в которых среднее количество обучающихся в классе-комплекте меньше 12 человек при количестве классов-комплектов, соответствующем традиционным возрастным группам в обычных (многочисленных) школах. Следовательно, в Карелии малочисленными можно назвать сельские школы – начальные, если в них обучаются менее 48 школьников, основные – меньше 108, средние – меньше 132. Малочисленной является каждая вторая школа республики, в сельской местности они – большинство.

Следуя данной логике, малокомплектными нужно считать школы, где мало – «недостает» классов-комплектов, созданных на основе объединения детей одного возраста, т.е. где их меньше, чем в обычной полнокомплектной школе. Очевидно, что малокомплектность – следствие малочисленности школы. В документах образования при определении понятия «малокомплектная» школа используется подход, когда основным показателем выбирается общая численность учащихся. Причем, каждый регион эту численность определяет самостоятельно.

Примеры других регионов (Вифлеемский А.Б. Экономико-правовые перспективы развития сельской школы // Директор сельской школы.- 2012. — №1. С. 6 -11.):

Ульяновская область. Малокомплектная сельская школа – это образовательные учреждения начального образования, укомплектованные классами с неполным составом учащихся или классами-комплектами, без параллельных классов, с общим количеством учащихся 20 человек и менее; основная школа – 30 чел. и менее; средняя школа – 80 чел. и менее.

Воронежская область. Начальная школа – 10 чел. и менее, основная школа – 40 чел. и менее, средняя школа  – 100 чел. и менее.

Нижегородская область. Введены условия для финансирования по отдельному нормативу, когда:

— малочисленность учащихся при средней наполняемости классов менее 14 чел.;

— объем субвенции, выделяемый исходя из численности учащихся по нормативу, недостаточен для содержания школы в течение всего календарного года;

— удаленность от базовой школы более чем 15 км и невозможность проведения реструктуризации либо изолированное положение школы по причине наличия водных преград и отсутствия постоянно действующей переправы через них, отсутствия дорог с твердым покрытием, наличия только железнодорожного сообщения с другими населенными пунктами (утв. постановлением правительства области от 27.01.2011 г. №34).

Краснодарский край. Малокомплектные сельские школы – это образовательные учреждения (кроме вечерних (сменных) ОУ) начального, основного, среднего общего образования, являющиеся единственными в сельском поселении и имеющие не менее 80% (включительно) классов с наполняемостью менее 12 чел. Введен термин «условно малокомплектные школы»: учреждения начального, основного и среднего общего образования, имеющие от 50 (включительно) до 80% классов с наполняемостью менее 12 чел.; учреждения с численностью обучаемых до 100 чел. (включительно), если по наполняемости они не являются малокомплектными; учреждения с численностью обучающихся от 101 до 250 чел. (включительно) вне зависимости от наполняемости классов, если по наполняемости классов они не являются малокомплектными».

Как видим, отсутствие общероссийского определения понятия позволяет региональной власти по-разному обходиться с маленькой сельской школой. Однако если органы власти субъекта РФ считают необходимым сохранять сельскую школу, то они могут издавать нормативные акты, позволяющие большее число школ отнести к малокомплектным. А если не считают?..

Согласно предложениям Министерства образования РК 2012 года, под малокомплектными понимаются сельские образовательные учреждения, которые разделяются на две группы:

1)      Образовательные учреждения, реализующие программы дошкольного образования и/или начального общего образования. Причем, за основной признак в определении данного вида учреждения принимается только количество обучающихся в начальной школе, без учета воспитанников – дошкольников. Учиться в такой школе могут не более 12 человек, т.е. младших школьников может быть и десять, и пять, и один человек.

2)      Образовательные учреждения, реализующие программы дошкольного образования, начального, основного и среднего (полного) общего образования с количеством, опять же, только обучающихся не превышающим 54 человека. Таким образом, среднее количество обучающихся в классе (по возрасту) средней школы может быть четыре и менее человек, основной – шесть и менее.

Законопроект позволяет физически сохранить многие маленькие школы республики. Однако без специальной финансовой поддержки такая школа не сможет осуществить обычное комплектование классов в соответствии с возрастом школьников и традиционную поурочную систему организации образовательного процесса.

Остается открытым вопрос: смогут ли полноценно жить и работать те сельские школы Карелии, которые не отнесены к малокомплектным, а фактически являются малочисленными?

Вернемся к понятию «малокомплектная». Основным организационно-педагогическим признаком сельских малокомплектных образовательных учреждений является особая организация образовательного процесса, предполагающая совмещенное/совместное обучение и воспитание детей разных возрастных групп в одном классе-комплекте (полное или частичное) и иные формы – нелинейной организации, индивидуального обучения. Объединение детей разного возраста для совместного обучения и воспитания здесь происходит не только из экономических, но и из педагогических соображений.

Согласно Санитарно-эпидемиологическим требованиям к условиям и организации обучения в общеобразовательных учреждениях – СанПиН 2.4.2. 2821 – 10, принятых в 2010 году, пункт 10.15: «В малокомплектных сельских образовательных учреждениях в зависимости от конкретных условий, числа обучающихся, их возрастных особенностей допускается формирование классов-комплектов из обучающихся на I ступени образования. Оптимальным, при этом, является раздельное обучение обучающихся разного возраста I ступени образования».

В действительности теория, практика и управление образованием часто входят в противоречие друг с другом. Сегодня в образовании РК есть разные примеры нарушений, как методических рекомендаций, так и требований СанПиН:

— объединение для совместного обучения в один класс-комплект учащихся сложных 1-го (новый стандарт, адаптация к обучению) и 4-го классов (подготовка к переходу в основную школу);

— объединение в один класс-комплект для совместного обучения, как по «предметам меньшей сложности», так и по «основным» предметам (термины СанПиН) учащихся в основной и в старшей школе;

— наконец, есть случаи совмещенного обучения под руководством одного учителя в одном классе-комплекте младших школьников 1-го, 2-го, 3-го и 4-го классов при одновременном сохранении классов-комплектов по возрасту в основном звене этой же школы (!).

Эти и другие нарушения, на наш взгляд, порождены не только сложным финансово-экономическим положением школы, недальновидным или неумелым управлением на уровне муниципалитета и/или учреждения, они – следствие многолетнего замалчивания проблем – педагогических, методических, организационных, материально-технических, финансово-экономических, социокультурных и иных – маленькой школы в российской сельской глубинке.

В течение десятилетий (и не только в постсоветский период) делается вид, что малокомплектная школа не имеет специфики в образовательной деятельности и в осуществлении особой социальной роли на селе. Например, что совмещенное обучение – одновременная работа одного учителя по нескольким образовательным программам с разными возрастными группами детей – это легко; что полифункциональность педагогической деятельности многократно прирастающая в социально обусловленной сельской школе социально-педагогическими, коррекционными, адаптивными, просветительскими и другими функциями – это просто. Объяснение игнорирующих это и многое другое – дилетантское, равнодушное и даже циничное: «детей-то мало».

В результате в России, начинавшей народное образование с модели именно малокомплектной школы и в современности имеющей данный вид образовательного учреждения в массовом представительстве, до сих пор отсутствуют учебно-методические пособия, не разрабатываются и не внедряются методы и технологии, учитывающие организационно-педагогическую специфику образовательного процесса в этих условиях. В системе профессионального образования будущие педагоги практически не готовятся к работе в сельской школе и на селе; в системе дополнительного профессионального образования сельские учителя не повышают квалификацию как педагоги-полифункционалы, как организаторы межвозрастного взаимодействия. Потому не удивительно, что приехавшие в малокомплектную школу молодые учителя либо начинают свою деятельность с переучивания методом «проб и ошибок», либо теряются в этих особенностях и покидают село, а то и профессию.

Новые стандарты общего образования в части требований к условиям не могут быть реализованы в маленькой школе, так как рассчитаны на массовую школу с большим штатом педагогов и специалистов, с богатым материально-техническим оснащением, со значительными ресурсами в самом образовательном учреждении и вокруг него. Рекомендуемые стандартом формы нелинейной организации обучения, тьюторство, дистанционные формы обучения и другие инновации, которые особо актуальны для учреждений образования, отдаленных от центров, и могли бы действительно модернизировать малочисленную школу, приблизить ее к современным условиям, а от них – к новому качеству образования, – не имеют соответствующей законодательной и нормативно-правовой базы. Соответственно, повсеместно и масштабно эти инновации не внедряются.

Определение понятий «малочисленная» и «малокомплектная» относительно сельской школы, сформулированное сегодня только в ракурсах ее финансирования и материально-технического обеспечения – неполноценно, недостаточно и несправедливо по отношению ко многим тысячам российских, в том числе, карельских сельских школ, сельских учителей и сельских школьников.

Первоочередная задача маленькой школы сегодня – выжить в меркантильное рыночное время, НО ведь еще нужно жить и нужно развиваться!

В контексте элементарного обеспечения, условия, когда маленькая школа (малочисленная и малокомплектная) сможет позволить себе такую «роскошь», как развитие, видятся таковыми:

  • Приняты и действуют нормативы финансирования и материально-технического обеспечения образовательной и социокультурной деятельности сельской школы, в основу которых положены образовательные потребности ребенка (его законных представителей) и жителей поселения. При этом учтено своеобразие образовательной и социокультурной специфики жизнедеятельности каждой маленькой сельской школы.
  • Финансирование школы производится не из расчета количества учащихся, а из фактических потребностей реализуемых школой образовательных программ, программ внеурочной деятельности, программ дополнительного образования взрослых. Оно достаточно для того, чтобы каждая из них была обеспечена необходимыми кадрами специалистов, оборудованием, учебно-методическими пособиями и техническими средствами.
  • Зарплата сельского учителя не зависит от количества детей, а определяется образовательными программами, по которым он работает, потребностями школьников и качеством его труда – результатами учеников. Стимулирующая часть заработной платы учителя изначально предполагает и включает поощрение его полифункциональной деятельности – социально-педагогической, коррекционной, адаптивной, просветительской, культурно-массовой и иной, как непосредственно в школе, с детьми, так и в социальном окружении образовательного учреждения.

Во главе такого обеспечения должны стать не форматы инструкции, сделанной для массовой школы-фабрики, а интересы конкретного ребенка, которые, в первую очередь, представляют его родители.

Как видится развивающаяся и развивающая маленькая школа в отношении сельских детей разных возрастов:

Сельские дети – дошкольники (3-7 лет).

Дошкольное образование осуществляется в юридически самостоятельном учреждении или в учреждении – структурном подразделении школы – сада. Оно есть везде, где проживает хотя бы один ребенок-дошкольник трехлетнего возраста. Это образование может быть, например, в модели «Детский сад – ясли на дому». Оно может быть обеспечено и приходящим воспитателем-учителем (гувернером), имеющим соответствующее образование и получающим государственную заработную плату в ближайшем лицензированном образовательном учреждении, к педагогическому коллективу которого он относится.

Сельские младшие школьники (7-11 лет) и школьники основной ступени (12-15 лет).

Дети младшего школьного возраста и подростки, по моему глубокому убеждению, ни в коем случае не должны быть оторваны от семьи, жить в пришкольных или иных интернатах. Недопустим подвоз детей в школу и домой с нарушением существующих правил, наносящий вред здоровью детей.

Начальная и основная общеобразовательная школа создается в том месте – деревне, поселке, хуторе, где проживает ребенок. Это может быть и «Школа на дому», когда учитель приходит в семью, и «Школа – учительский дом», когда ребенок или два-три ученика учится в доме учителя. Место обучения – комната, кабинет снабжено необходимыми оборудованием, учебно-методическими пособиями, компьютером с выходом в Интернет. Требования СанПиН не игнорируются, но корректируются таким образом, чтобы максимально работать на интересы ребенка, а не инструкции. Создаются условия, которые удовлетворяют, в первую очередь, ребенка и родителей – его законных представителей.

Малочисленная школа становится малокомплектной, если количество детей составляет не более 12 человек для одновременного обучения по двум, но не больше (!) образовательным программам. Объединение для совмещенного обучения допустимо и даже рекомендуется по «неосновным предметам» на ступени основного образования, естественно, при условии владения педагогами соответствующими методами и технологиями.

Сельский учитель может быть «классическим» педагогом – традиционно полностью ответственным за организацию образовательного процесса – за условия, содержание, результаты; и/или быть педагогом – тьютором, сопровождающим образование ребенка/детей при дистанционной форме обучения. Его ответственность в этом случае, в основном организационная. Она разделяется с другими педагогами, которые подбирают содержание, методы и средства обучения и находятся на расстоянии – в школе или образовательном центре, к которому прикреплен обучающийся/обучающиеся и учитель-тьютор.

Родители ученика и его учитель-тьютор могут выбрать то образовательное учреждение, в котором они хотели бы учить своего ребенка. И это совсем не обязательно близлежащая школа.

Работа сельского учителя оплачивается не в зависимости от количества детей, а в зависимости от количества и уровня образовательных программ, по которым он обучает, и качества его работы – реального продвижения каждого ребенка.

Начальная и/или основная школа как специальное помещение, здание создается, соответственно, обслуживается и обеспечивается тогда, когда количество детей таково, что нужны не менее двух классных комнат, т.е. когда реализуются не менее 3-4 образовательных программ и работают, как минимум, два учителя. Такая школа может быть филиалом, структурным подразделением близлежащей более крупной основной или средней школы (базовой, «магнитной»). Дети в этом случае официально являются обучающимися, а учителя – сотрудниками этих образовательных учреждений.

Однако нужно оставить право решения вопроса о юридической самостоятельности школы за сельским сходом, за родителями и педагогами. Полученный за годы реструктуризации опыт присоединения маленьких школ, или их филиализации, неоднозначен. Наверное, есть случаи, когда объединение было целесообразным и действительно способствовало улучшению условий образования и повышению его качества. Однако немало примеров, когда базовая школа не только не поделилась своими возможностями с маленькой школой, а на правах «хозяйки» лишила их имеющихся немногих ресурсов, не приняла в свои педагогические коллективы новых коллег, встретила своих новых учеников как пасынков.

Сельские школьники основной ступени общего образования (16-18 лет).

Для обучения на старшей ступени общего образования для сельских юношей и девушек, вероятно, наступает пора покинуть свою маленькую школу. Совмещенное обучение в силу сложности предметного содержания становится неуместным. Социализация в моно- или разновозрастном классе-комплекте с количеством обучающихся менее 10-12 человек в этом возрасте неполноценна: развивается инфантилизм, проявляются эффекты социальной депривации.

Старшеклассники могут выбирать: обучение в более крупной сельской или городской школе, профессиональное начальное или среднее образование, дистанционное обучение. Старшая ступень сельской школы обязательно – с профильным обучением, подготавливающим школьников к успешной и современной жизни на селе, непременно – с возможностью выбора профиля по интересам, по индивидуальному образовательному маршруту.

Современная развивающаяся, большая или маленькая сельская школа – это школа продуктивной педагогики, школа формирования качеств жизнеспособной личности, школа социокультурных контекстов, школа гуманистических личностно-ориентированных технологий… Это школа с чувством Собственного Достоинства, понимающая, принимающая и эффективно использующая преимущества образования в сельской местности…

 

Сегодня со всеми своими особенностями и трудностями малочисленная школа остается один на один, справляется или не справляется с ними в одиночестве. Именно одиночество и изолированность маленькой школы делают ее незащищенной.

Вывод очевиден: маленьким школам нужно объединяться. Лучшей формой для такого объединения является Ассоциация – свободный союз учреждений и лиц, объединяющий их общими целями в полезном взаимодействии на паритетных началах.

Примеров создания и функционирования ассоциаций в российской системе образования немало. Есть такие примеры и в Карелии:

Ассоциации образовательных учреждений – Ассоциация «Пушкинских школ», Ассоциация школ личностно-ориентированного образования (система ЛОО И.С. Якиманской), Движение общественно-активных школ (ОАШ) и др.;

профессиональные Ассоциации педагогов – Ассоциация учителей-занковцев, работающих по системе Л.В. Занкова, Ассоциация «Учитель года Карелии», на базе которой была создана КРОПО «Учитель Республики Карелия», и другие.

С 2004 года по 2008 год действовал Региональный Центр развития образования в сельской местности на Европейском Севере Российской Федерации Петрозаводского государственного университета, попытавшийся соединить инновационные сельские образовательные учреждения республики, к сожалению, завершивший свою работу.

24 августа 2012 года Августовское республиканское совещание приняло решение о создании Ассоциации сельских малочисленных малокомплектных школ Республики Карелия. Объединение сельских малочисленных и малокомплектных школ в нашей республике происходит впервые в период уже свершенных и свершаемых преобразований в образовании на селе, оценка которых еще не произведена, но уже неоднозначна и многими ставится под сомнение. Несмотря на то, что консолидация маленьких школ осуществляется, когда система образования на селе находится в «точке бифуркации» (критическое состояние неопределенности системы: станет ли состояние системы хаотическим или она перейдет на новый, более дифференцированный и высокий уровень упорядоченности), надеемся, что еще не пройдена «точка невозврата», когда системе остается только самоуничтожаться.

Каковы цели создания Ассоциации?

Ассоциация сельских малокомплектных школ Республики Карелия создается для того, чтобы преодолеть профессиональное одиночество разрозненных, отдаленных друг от друга маленьких школ; чтобы найти союзников и коллег – иметь собственное профессиональное сообщество, где встречаются и сотрудничают те, кто понимают проблемы друг друга, владеют опытом их решения и могут им поделиться. Ассоциация может стать своеобразной коллективной трибуной сельской школы, с которой можно сказать свое слово, поднять и обсудить вопросы понятные не всем, но многим, и быть услышанным. Это добровольный союз равных, обеспокоенных судьбой деревенского ребенка, родителя, учителя, самого села.

Включившись в системные партнерские отношения, участники Ассоциации смогут совместными усилиями инициировать-предлагать, обсуждать и решать те вопросы, которые видятся им сегодня как особо актуальные, сложные, безотлагательные для образования в сельской местности. Ассоциация может на деле помочь маленькой школе в ее сохранении, развитии и внедрении инноваций.

Современные средства коммуникации, ставшие доступными учителю карельской «глубинки», позволяют в настоящее время создать такую среду, в которой контакты будут оперативными и доступными.

Инициация и членство в Ассоциации:

При поддержке Министерства образования РК инициативу создания и организационной поддержки функционирования Ассоциации взяла на себя научно-исследовательская лаборатория теории и практики развития сельской школы Карелии ФГБОУ ВПО «Карельская государственная педагогическая академия».

В лице преподавателей-исследователей Ассоциация получает возможность находить, обобщать и популяризировать успешные практики сельских школ республики, разрабатывать и апробировать, экспериментировать и оценивать эффективность инноваций, учитывающих особые условия малочисленной и малокомплектной школы. Лаборатория приходит в Ассоциацию уже имея пятилетний опыт делового сотрудничества с сельскими школами – опытно-экспериментальными площадками в реализации комплексных исследований и педагогического эксперимента: по формированию качеств жизнеспособной личности сельского школьника (Деревянкская СОШ Прионежского района, Ильинская СОШ Олонецкого района, Пряжинскоя СОШ Пряжинского района, Спасогубская СОШ Кондопожского района, Элисенваарская СОШ Лахденпохского района), воспитанию социальной активности учащихся и сельской молодежи (Шуйская СОШ Прионежского района), освоению и внедрению технологии педагогического диалога (Заозерская СОШ Прионежского района), разработке и апробации неклассно-урочной организации обучения в разновозрастных группах (Пушнинская СОШ Беломорского района). В текущем году в научно-педагогическое сотрудничество с Лабораторией включились малочисленные и малокомплектные школы республики: Кепская СОШ Калевальского района (нелинейные формы организации обучения), Рыпушкальская ООШ Олонецкого района (ресурсы карельской культуры в формировании здорового образа жизни у детей и взрослых), ООШ деревни Усть-Река Пудожского района (проблемы мотивации к обучению у сельских школьников). Ученые академии и сельские педагоги-практики имеют положительный опыт организации и осуществления разных видов и форм повышения квалификации сельских педагогов, учитывающих и акцентированных на специфике сельского образовательного учреждения, на своеобразии деятельности педагогического коллектива сельской школы и труда сельского учителя: программы курсов дополнительного профессионального образования по запросу сельских образовательных учреждений; вузовские, межрайонные, межшкольные и школьные научно-практические конференции, проблемные и обучающие семинары, совместные научно-педагогические экспедиции. Две сельские школы – Пушнинская и Пряжинская – совместно с Лабораторией разработали программы повышения квалификации и готовы принять на своей базе руководителей, учителей и специалистов сельских школ республики. Силами Лаборатории – преподавателей КГПА и педагогов сельских школ-ОЭП были подготовлены более 70 публикаций, изданные за прошедшие пять лет во всероссийских и региональных журналах и научно-практических сборниках.

Зинаида Ефлова
Участниками Ассоциации могут стать, конечно, в первую очередь и непременно – сами малочисленные малокомплектные школы (и не только сельские), школы – филиалы и/или структурные подразделения укрупненных сельских школ. Приглашаются в Ассоциацию и «большие» сельские школы с их богатым опытом и намерениями развиваться в уникальности, обусловленной «сельскостью».

Открыта Ассоциация для государственных и негосударственных учреждений и организаций, общественных движений, частных лиц. Для членства достаточно согласия с ее целями, намерения и готовности к участию в ее деятельности.

На Республиканском педагогическом совете такое намерение высказали представители 19 образовательных учреждений. Председателем Ассоциации была избрана Татьяна Ивановна Танцева, директор Пушнинской средней школы Беломорского района, исполнительным директором – Зинаида Борисовна Ефлова, заведующая Лабораторией теории и практики развития сельской школы Карелии КГПА.

Контакты:

Танцева Т.И.: tantzeva@onego.ru

Ефлова З.Б.: zeflova@onego.ru

 

Инициаторы, организаторы и первые участники Ассоциации считают: настала пора самоопределяться, пришло время объединяться. Присоединяйтесь!

 

Фото Натальи Мешковой

  • Ефлова Зинаида

    Первое заседание, пока еще инициативной группы, Ассоциации сельских малочисленных малокомплектных школ Карелии состоится 14 сентября в 14.00 в зале коллегии Министерства образования РК.
    Заседание открыто для тех, кто хочет войти в Ассоциацию