Архитектура Петрозаводска, Культурное наследие, Новости, Хроника

Не охраняется государством

Очередная лекция Елены Евгеньевны Ициксон в Национальном музее Карелии была посвящена ансамблю зданий военного ведомства в Петрозаводске.

 

doma-voenveda

Формирование архитектурного ансамбля началось с размещения в конце 20-х годов прошлого века в бывшем архиерейском доме на улице Гоголя (проект Михаила Преображенского) Дома Красной Армии. Выглядело это здание тогда совсем по-другому, чем теперь. В нём было два этажа, наружная штукатурка отсутствовала, а бывшая звонница являлась основным акцентом.

Вот вокруг него как главного здания всего квартала с 1933 года и стали появляться жилые многоквартирные дома для семей военных. Два из них заняли свои места по флангам – слева и справа от Дома Красной Армии. Созданные в стиле пролетарской классики, они не имели никаких излишеств, углы и цоколь были рустованы, внешнее оштукатуривание отсутствовало, брутальный вид соответствовал суровому духу тех дней.

13 Дом комсостава на углу Гоголя - Антикайнена в 1942 г. Фото с сайта Сил обороны Финляндии
Дом комсостава на углу улиц Гоголя-Антикайнена в 1942 году. Фото с сайта Сил обороны Финляндии

К сожалению, вряд ли когда-то получится установить фамилии и судьбы всех, живших в этих домах в то время, но Елене Евгеньевне этого бы очень хотелось. Она уверена, его жильцами была большая часть командиров национальной воинской части — Карельского Егерского батальона, созданного в 1925 году (с 1931-го Отдельная Карельская егерская бригада). Кадровые военные, финны по национальности, они были названы карельским журналистом Сергеем Лапшовым «погибшими без боя». Вот некоторые страшные цифры, приведённые на лекции: из 257 членов Егерской бригады репрессированы 225 человек, 90% расстреляны или умерли в тюрьмах. Выжили единицы, среди них командир бригады Матсон.

Елена Евгеньевна попыталась отыскать имена погибших в партийном архиве. Ей удалось ознакомиться с делом Эйолфа Георга Матсона, в котором он описывает все происходившие с ним ужасы. «Читать эти материалы – выйти больным из архива», — говорит она.

Елена Ициксон уверена: говоря об архитектуре, нельзя говорить только о ней. Всегда всплывают имена людей, так или иначе связанных с историческим местом, а потому в этот день мы вспомнили и архиерея Никанора, задумавшего построить в 15 саженях от красной линии Гоголевской улицы новый архиерейский дом с большой домовой церковью, и архитекторов Василия Тухтарова (1805 — 1861) и Михаила Калитовича (1817 — 1909), проектировавших и построивших напротив здание духовной семинарии, которое в послереволюционное время будет занято под казармы комполка («красные казармы»).

Говоря об истории Карельской трудовой коммуны, нельзя не вспомнить жильцов домов военного ведомства. Несколько десятков мемориальных досок стали бы памятником становления государственности, героизма, ошибок, заблуждений, преступлений, а ещё – напоминанием и предостережением потомкам.

 

Вернёмся к вопросам архитектуры и перенесёмся в прошлое. Мы стоим с вами на улице Гоголя, лицом к Дому Красной Армии. Вид его для нас непривычен, ведь он ещё без колонн, портика и барельефа и не так велик. Два жилых дома по бокам огромны для того времени, они формируют фасад улицы, находятся в равновесии с крупным по габаритам зданием бывшей духовной семинарии на другой стороне улице Гоголя, у нас за спиной. А вот к мелкой застройке соседних улиц дома обращены своими торцами, а потому не конфликтуют с ней. Всё говорит о том, что человек, их создавший, относился к архитектуре как искусству и уважал её законы. Но его имя нам пока не известно, его можно только предполагать.

 

Теперь перейдём на улицу Анохина и встанем лицом к кварталу военведовских домов. Чтобы и эта часть квартала стала гармоничной, на углу слева от нас зеркально был возведён ещё один жилой дом, под стать находившемуся справа. А вот два здания посередине (№№ 8 и 12 по ул. Анохина) сделаны в унисон друг другу, сдвинуты вглубь квартала. В довоенное время перед ними размещалась нарядная ограда, но ещё в 1941 году здесь проектировался широкий сквер.

Мы помним, сколько сил понадобилось жителям этих домов несколько лет назад, чтобы противостоять планам компании ТГК-1 проложить магистральные трубы на месте сквера ценой уничтожения зелёных насаждений. Если бы не общественница Дарья Каликина, это непременно бы произошло, важная историческая деталь квартала была бы утрачена.

Таким образом, к 1936 году все пять зданий были построены и ансамбль квартала сформирован. В годы войны сгорели и были разобраны на кирпич оккупационными властями жилые дома на углу улиц Гоголя/Анохина и Анохина/Горького, а в зале здания Дома Красной Армии находилась кирха.

Перенесёмся в трудное послевоенное время. Несмотря ни на что полным ходом идёт восстановление Петрозаводска. Это касается и наших домов. Они не только восстанавливаются, но и преображаются, бережно реконструируются по проекту Эмилии Тентюковой.

 

Благодаря архитектору Эмилии Андриановне Тентюковой (1925 — 2005) у Дома офицеров появляется третий этаж, мощные высокие колонны с нижним диаметром 1.90 метра, поддерживаемый ими мощный портик, великолепный барельеф с орденом «Победы», знаменами и орудиями, центральный вход (прежний был от центра сдвинут) и решётка на входных дверях с венками, серпами и молотами.

После реконструкции Дом офицеров занял главное место в ансамбле и композиционно держит на себе весь квартал. Кстати, потому и планируемая вокруг него ограда в полном объёме не понадобилась, даже оказалась бы лишней. Мы видим её уменьшенной вдвое по высоте, нарядной и помогающей совершить плавный переход от Дома офицеров к жилым зданиям.

Дом офицеров в Петрозаводске
Дом офицеров в Петрозаводске
Когда-то барельеф Дома офицеров был цветным.
Когда-то барельеф Дома офицеров был цветным

Пролетарская классика была уже пройденным этапом, а потому здания оштукатурили, окрасили и украсили, промежуточный карниз перенесли на этаж выше. Брутальность сменили парадность и нарядность, после тягот и страданий так хотелось праздника.

Очень интересно было узнать, как отразилась на зданиях ансамбля печально известная борьба с излишествами в архитектуре. Елена Евгеньевна читает дома как книги и уверена: дом по улице Анохина №12 реконструировали раньше, он более наряден. Кстати, на его дворовом фасаде нижний карниз остался на прежнем, довоенном месте, и не совпадает с перенесённым карнизом других стен, что, конечно, выглядит ляпсусом.

Дом на ул. Анохина,12. Нижний карниз остался на прежнем, довоенном месте, и не совпадает с перенесённым карнизом других стен.
Дом на ул. Анохина, 12. Нижний карниз остался на прежнем, довоенном месте, и не совпадает с перенесённым карнизом других стен

А вот дом по улице Анохина №8 оставлен в довоенном декоре. Сохранены рустованные углы, замковые камни над проёмами, не добавлены украшения, не перенесён карнизный пояс. Единственное отличие от исходного вида – он оштукатурен, но это планировалось изначально. Всё это позволяет сделать вывод, что именно «дом № 8 является завершенным образцом типового жилого дома, разработанного в конце 1920-х в СКУ РККА и сохранившегося в Петрозаводске, в отличие от всех других зданий военного ведомства, возведенных в квартале, ограниченном улицами Гоголя, Анохина, Горького и Антикайнена». (Материалы IX научной конференции, 12-13 февраля 2015 года, пленарный доклад Е.Е. Ициксон)

Дом по улице Анохина, 8 сохранил первоначальный декор.

Дом по улице Анохина, 8 сохранил первоначальный декор.

Дом по улице Анохина, 8 сохранил первоначальный декор.
Дом по улице Анохина, 8 сохранил первоначальный декор

В соседнем квартале, напротив железнодорожного колледжа на улице Анохина, также была оставлена широкая полоса озеленения, что делало её стильной, столичной. Елена Евгеньевна обратила наше внимание на то, как с исчезновением щедрого и ухоженного озеленения город эту столичность и лоск потерял. А всё потому, что в градостроении мелочей не бывает, каждая деталь должна быть на своём месте, играть свою роль и быть профессионально продумана.

Вы и сами можете попутешествовать в прошлое. Зайдите во двор дома по улице Гоголя, 22 (паспортная служба). На вас сумрачно взглянет неоштукатуренная серая стена и разместившиеся под самой крышей кронштейны…из досок. Скромность средств, даже бедность, но готовность к лишениям ради светлого будущего, безжалостность к себе и к другим, вера и крушение надежд. Немного страшно, неуютно, у меня там даже в жаркий день мороз по коже и видение «чёрного воронка» у подъезда.

Дворовой фасад дома по ул. Гоголя,22 так и остаётся не оштукатуренным с 1933 года. Так выглядели все остальные дома до войны.
Дворовой фасад дома по ул. Гоголя, 22 так и остаётся неоштукатуренным с 1933 года. Так выглядели все остальные дома до войны
Деревянные кронштейны дома №22 по ул. Гоголя
Деревянные кронштейны дома №22 по ул. Гоголя

Обратите внимание, как сделана кладка: скрепляющий кирпичи раствор не доходит до их краёв, на профессиональном языке это называется «пустошовка». Ещё одно доказательство, что здание планировалось оштукатурить, в эти пустоты раствор затекает, чтобы плотнее соединиться с кирпичной основой.

Кладка «пустошовка».
Кладка «пустошовка».

Хотя здания реконструированы в границах хорошо сохранившихся прежних фундаментов, торцевые завершения всех угловых домов были ликвидированы. По меркам того времени открытые к улице дворы были уже недопустимы.

Дом №22 по ул. Гоголя. Хорошо видна довоенная часть дома и послевоенное торцовое завершение.
Дом №22 по ул. Гоголя. Хорошо видна довоенная часть дома и послевоенное торцовое завершение

Что перед нами сегодня?

Закрытый с 2011 года и гибнущий под ветхой кровлей без обитателей и отопления Дом офицеров. По непонятной причине его откладывающийся ремонт. Радует, что проект ремонтных работ составлен с учётом обязательного сохранения точного вида элементов здания – входа, колонн, барельефа, зала. Неизвестно, что там будет располагаться. Многим хотелось бы, чтобы в здании с такой историей оказались не очередные офисы. Ведь Общество жителей блокадного Ленинграда ютится в подвале деревяшки, у многих общественных организаций недостаточно места, и они раскиданы по всему городу, что затрудняет их взаимодействие. Очень кстати был бы для общих мероприятий и зал Дома офицеров на 450 мест с прекрасной акустикой.

Мы видим отремонтированное заботливыми жильцами здание № 8 по улице Анохина и сохранённую ими перед ним историческую аллею шириной около 20 метров. Покрашенный фасад здания Гоголя, 22 и требующие скорейшего ремонта три остальных дома ансамбля. В глаза бросается самая разная расстекловка и разный цвет новых пластиковых окон, что наносит большой ущерб восприятию фасада любого здания, вдвойне – исторического.

Все пять домов ансамбля признаны выявленными объектами культурного наследия, и это замечательно. Их нельзя снести, добавить пристройки типа печально известного «Невского пассажа», уничтожить архитектурные детали. Но жильцов беспокоит, во сколько обойдётся им капитальный ремонт домов. Потому что по существующему законодательству в таких случаях он обходится дороже и требует многих согласований. Уверена, раз это наше общее культурное наследие, то в эти затраты государство обязательно должно вносить свою значительную лепту. Очень хочется, чтобы муниципальная власть предусмотрела в ежегодном бюджете средства на ремонт петрозаводских домов и сделала это незамедлительно.

Потому что невозможно без слёз смотреть на изъеденную башню почтамта, на обрушающиеся кронштейны и балконы зданий на проспекте Карла Маркса, улице Энгельса, проспекте Ленина. Этот процесс сейчас носит массовый характер, потому что все эти дома ровесники.

 

На лекции был задан вопрос: «Если многие из них уже признаны объектами культурного наследия и охраняются государством, что это реально означает?». К сожалению, за этими словами мало что стоит, кроме фиксации самого факта.

А значит, надо теребить наших депутатов всех уровней, начиная с Петросовета, решать вопрос финансирования ремонта нашего общего, государственного, достояния на законодательном уровне, делать всё возможное на уровне своих управляющих компаний и ТСЖ. Иначе недалёк тот печальный час, когда показать исторические дома военведа нам смогут только на картинках.

 

Дом офицеров в Петрозаводске
Дом офицеров в Петрозаводске
Дом офицеров в Петрозаводске
Ощущение головокружительного полёта

 

Оформление дверей Дома офицеров тоже сделано по проекту Эмилии Тентюковой.
Оформление дверей Дома офицеров тоже сделано по проекту Эмилии Тентюковой
Колонны Дома офицеров
Колонны Дома офицеров
Улица Гоголя в Петрозаводске.
Улица Гоголя в Петрозаводске

3hsry5bd3cc

Дома военведа
Кажется, время остановилось…

А дальше только плакать хочется…И это лишь малая толика того, что происходит. С момента фотографирования прошло уже несколько лет дальнейшего разрушения исторических зданий.
Дом офицеров

Дома военведа
Кроме разрушившегося балкона уродует здание ещё и разная расстекловка

dle7beputdm

Дом офицеров

12 марта цикл публичных лекций Елены Ициксон в Национальном музее Карелии завершит лекция «Творческие портреты архитекторов, застраивавших Петрозаводск в 1940-1950 гг.» Начало в 14 часов.

На лекциях Елены Ициксон зал всегда полон
На лекциях Елены Ициксон зал всегда полон

Фото Юлии Свинцовой

  • Вера

    Отсутствие до сих пор книги это такая грусть, почти преступление(((
    Совершенству нет предела, всегда будут появляться какие-то уточнения, но как же эта книга нужна уже давно и нужна сейчас!
    Была бы бестселлером и архитектором душ и сознания. И город несомненно изменила бы к лучшему.

  • Нина Предтеченская

    Юлия Германовна и Елена Евгеньевна! Какой у Вас великолепный дуэт! Все ярко, красиво, профессионально, понятно! Какие прекрасные фотографии! А какая гражданская позиция, нет слов … Спасибо огромное! Спасибо, что души Ваши не зачерствели в тяготах нашей жизни!
    Как хочется, чтобы все это поскорее было в хорошей книге. Ведь очень многие из моего поколения никогда не заглядывают в компьютер и будут лишены счастья узнать эти представленные Вами уникальные исторические экскурсы в жизнь нашего любимого города.

    • Юлия Свинцова

      Уважаемая Нина Васильевна! Большое спасибо Вам за то, что приходите на лекции, внимательно читаете и горячо отзываетесь!

      Когда по просьбе Елены Евгеньевны я делала эти фотографии (а их несколько сотен), я очень часто не понимала, ч т о снимаю, а когда понимала, не могла объяснить разные стены одного и того же дома, деревянные ящички под крышей, имеющееся расположение домов, не знала истории их появления и превращения.
      Теперь мы все это знаем благодаря ей.

      Но как много мы ещё не видим и не понимаем! Очень хочется новых лекций по ликвидации нашей архитектурной и краеведческой неграмотности. Очень нужна книга.
      А публикации в «Лицее» это большое желание познакомить с лекциями Елены Евгеньевны тех, кто не мог прийти сам в эти дни в музей.