Анонс

Георгий Тараторкин: Дело театра бесконечно

В Петрозаводске 15 сентября стартует фестиваль лучших спектаклей премии "Золотая маска".
 
{hsimage|Георгий Тараторкин||||}В течение пяти дней в рамках программы "Лучшие спектакли в городах России" пять спектаклей, лауреатов и номинантов премии "Золотая маска", покажут на сценах карельских театров. Программа проводится с 2000 года в десятках российских городов, пятый год театры выезжают в прибалтийские республики, впервые в этом году — в Белоруссию и Израиль. В Карелию приедут два уникальных театра: московский театр под руководством Олега Табакова привезет "Старшего сына" и "Волки и овцы", "Мастерская П.Н. Фоменко" — "Семейное счастие". Музыкальный театр покажет "Ромео и Джульетту", Театр кукол — "Золоченые лбы".

Накануне фестивальной недели состоялась пресс-конференция Георгия Тараторкина, народного артиста России, первого секретаря Союза театральных деятелей РФ и президента фестиваля "Золотая маска".

Георгий Георгиевич пришел к журналистам после встречи с новым Республики, которой остался доволен. Только одно беспокоит:

— Мы живем в большом отрыве от сказанных слов. Хотелось бы, чтобы за словами последовали акции поддержки… Есть некоторая особенность у нашей власти: предоставлять самостоятельность и умывать руки. А ответственность, наоборот, должна повышаться, ведь речь идет о собственном Доме. Без поддержки на местах театру просто – я ненавижу это слово – не выжить.

Слова Георгия Тараторкина о театре затронули за живое:

— Тютчев говорил о слове, и нам не дано предугадать как театральное впечатление отзовется в душе простого зрителя. Может быть, в определенной ситуации оно окажется спасительным. Проект „Золотой маски“ – великое событие для тех городов, куда мы приезжаем. Зрители благодарны за то, что их освобождают от ощущения заброшенности, отдаленности, ненужности. К счастью, это понимает Министерство культуры России. Надеюсь, что этот проект будет жить бесконечно, поскольку дело театра бесконечно.

Разговор о "Золотой маске" незаметно перешел в размышление о ситуации, в которой находятся театры в России, о разрушении гастрольной политики, о социальной ответственности бизнеса и власти. Георгий Тараторкин будто давал оценку тому, что происходило в этом году с театрами в Петрозаводске. Волей или неволей.

— В пылу перемен было разрушено многое из того, что нельзя было разрушать. В такое время чиновникам нужно было принимать меры, предъявлять к себе высокие нравственные и моральные требования.

Георгий Тараторкин, по его словам, встречал людей, которые не любят театр и культуру, но вынуждены ими управлять, и тех, кто очень любит, но ничего не может сделать. Большая редкость, когда в человеке совмещаются любовь к делу и организаторские способности.

Георгий Георгиевич восхищался зданиями карельских театров, называя их фантастическими, в то же время напомнил, что дистанция от помещения до театра может быть огромной. Он вспомнил свою такую близкую роль Колчака в Иркутском театре, до которого приходилось летать тысячи километров. Георгий Тараторкин процитировал клятву адмирала Отечеству:

— Обещаюсь и клянусь служить ему по долгу Верховного Правителя, не щадя жизни моей, не увлекаясь ни родством, ни дружбой, ни враждой, ни корыстью и памятуя единственно о возрождении и преуспеянии государства Российского…

После этих слов в воздухе повис немой вопрос: способна ли на такую чистую любовь к России сегодняшняя власть?