Анонс

Кто мы такие?

В Национальном музее РК провели круглый стол «Карелия в составе Новгородской земли».
 
{hsimage|Директор Национального музея РК Михаил Гольденберг и участники обсуждения за круглым столом|||}2012-й объявлен Годом истории. Совпадает он с еще одной датой — 1150-летием Российской государственности. Национальный музей Республики Карелия запланировал цикл круглых столов, связанных с этими событиями.
 
Первая дискуссия была посвящена не только истории территории, которую мы сегодня называем Карелией, но истории одного из коренных народов — карелов. Известный русский историк Н. Костомаров считал, что на русский народ больше всего повлияли два народа — карелы и мордва.
 
Несмотря на то что написан учебник по истории Карелии, и в нем, и в истории карелов как народа осталось еще немало лакун, ряд введенных в научный обиход фактов основаны не на летописях или археологических материалов, а скорее на мифах, утверждают ученые. Известно, например, что карелов крестил князь Ярослав Всеволодович, но почему-то об этом важном событии нет даже упоминания в новгородских источниках, мы знаем об этом только из Лаврентьевской летописи. В разные века территория, на которой жило это племя, обозначалась на картах по-разному, а на некоторых она вообще не была обозначена. Мало что известно о жизни карелов в Средневековье, хотя историки считают, что они в эту эпоху были мощным пассионарным племенем. А военная история Карелии свидетельствует, что карелы были весьма воинствующими людьми. Что объяснимо: они жили на границе, на порубежье, как говорили раньше, и под постоянной угрозой нападения. 
 
Кто мы такие? Откуда пришли? Почему именно так сложилась наша судьба? Какие силы повлияли на формирование нашей культуры, обычаев, традиций? Почему те же карелы оказались сегодня народом с расколотой судьбой? В последнее время некоторые историки утверждают, что история может иметь сослагательное наклонение. Эти вопросы всегда будут интересовать и вызывать споры не только ученых, но и обывателей, свидетельство тому обращение молодежи (и не только ее) к своим родословным, активное движение за сохранение родного языка и культуры. Кстати, за дискуссией за круглым столом, в которой принимали участие ученые из ПетрГУ, Национального музея, КарНЦ, с большим интересом наблюдали студенты петрозаводских вузов. 
 
Было бы очень полезно, если бы Национальному музею оказали помощь (финансовую, конечно) в издании материалов круглых столов. Они, безусловно, интересны не только специалистам и студентам профильных факультетов, но и всем, кто интересуется историей родного края. Тем более, что во время таких встреч ученые сообщают о результатах последних изысканий в области археологии, этнографии, исторической географии и других сопредельных наук.
Следующая тема круглого стола в Национальном музее (в апреле) — «Столыпинская реформа в Олонецкой губернии» (к 150-летию П.А. Столыпина). К 200-летию победы России в Отечественной войне 1812 года пойдет речь об участии в ней олонецких полков.
Национальный музей открыл дискуссионную площадку, на которой могут встретиться и ученые-профессионалы, и любители-краеведы. А истина, как известно, рождается в спорах.
 
Фото автора 
  • Михаил Гольденберг

    Николай Александрович обещал принять участие, правда, сделал оговорку «если позволит здоровье».Светлана Николаевна, вас и кафедру всегда приглашаем. Доходят ли до вас приглашения?
    Круглый стол — удобная форма общения всех желающих.Конечно, это уровень публицистический, адаптированный, популярный. Но делать это просветительское дело надо и не только в год истории. Ведь в истории «разбираются» все. О ней все имеют право судить. И это нормально. Она всех касается.
    Историка действительно иногда трудно уговорить выступить перед людьми. Историки разные. Есть, у которых культура просветителя в крови. С удовольствием делятся своими знаниями со всеми категориями. Они без всякого высокомерия идут на контакт.
    Есть и «собаки на сене»: «Буду я еще… Столько лет копил знания и вдруг — все отдать…» Мне приходится с этим встречаться и среди научных сотрудников музея. Есть просто «историки-сектанты» — никуда не ходят и ни с кем не делятся. Чаще всего, кроме снобизма за этим — пустота. Есть историки, которые лучше пишут, чем говорят. Для них публичность — мука. Да и они иногда для слушателя — зубная боль.
    Кстати, Василий Осипович Ключевский — пример великого просветителя. Сколько раз свои идеи он проверял на широкой аудитории. На нашем круглом столе его цитировали.

  • Светлана Филимончик

    Думаю, что «главным фигурантом» в дискуссии о столыпинских реформах должен стать Николай Александрович Кораблев – на мой взгляд, лучший историк современной Карелии. И в этих словах не праздничный пафос (только что Николай Александрович отметил юбилей), а только легкий страх, что придется выслушать его неудовольствие за неуместную, на его взгляд, категоричность вывода при личной встрече. О Столыпине Николай Александрович всегда говорит без оглядки на конъюнктуру и опираясь на солидную документальную базу (им подготовлен к публикации сборник документов о столыпинской реформе в нашем крае). Ключевский в свое время корень многих неудач историков видел в искушении «бедненькую и худенькую мысль облечь в такую пышную форму, что она путается и теряется в ненужных складках». Кораблеву такого рода искушения однозначно чужды.

  • Михаил Гольденберг

    Спасибо, Галина. В среду в музее заседал открытый университет. Слушали проф. С.М.Лойтер. Много было вопросов. Об авторстве «Калевалы», о русских былинах, о том, почему не «народился» русский Э. Леннрот, почему у русских не выстроился свой эпос, о взаимовлиянии рун и былин и т.д.
    Сегодня в музее было заседание открытого университета. Тема — «Петроглифы».После обоих заседаний были экскурсии. И вот когда люди вначале готовятся к экскурсии на дискуссии в зале, то она проходит на совершенно другом уровне восприятия.
    Музей должен стать площадкой духовных встреч разных поколений, любителей и профессионалов.
    Завидую вам. Этого нового издания двухтомной «Калевалы» в фондах музея нет. Хотя есть издания почти на 40 языках….Приходите в музей. Хочется с вами пообщаться.

  • галина

    Михаил, спасибо за открытую краеведческим музеем дискуссионную площадку. Прочитав о вашей конференции, я вспомнила свою встречу осенью прошлого года с поэтессой и очеркистом Еленой Кирсановой. Елена писала тогда статью на тему, которая приблизительно звучала так – «Почему карел лишили эпоса «Калевала?» Я спросила, с чем связан ее интерес к этой теме, и вот тогда узнала, что Елена по женской линии карелка (Кирьянова) и что теперь «Калевалу» называют не эпосом – коллективным творчеством карел и финнов – а поэмой, авторство которой принадлежит одному человеку – собирателю и составителю Элиасу Леннроту.
    Не знаю, закончила или свою работу Елена, т.к. теперь этой замечательной женщины, увы, с нами нет. Но вопросы, которыми озадачилась Елена, вызвали и мой интерес. Тем более, художник Юрий Люкшин подарил нам с мужем роскошное двухтомное издание «Калевалы» со своими иллюстрациями. И в этом издании «Калевала» действительно называлась поэмой и на обложку было вынесено имя одного автора – Элиаса Леннрота.
    Я обратилась к «Родной речи» дореволюционного издания в своем архиве. Там эпос «Калевала» отнесен к разряду коллективно-личностных созданий. Далее познакомилась со взглядами ученого с мировым именем Эйно Карху. Вот его мнение о «Калевале»: «эпический свод, подготовленный на основе карело-финских народных рун Элиасом Леннротом, финским ученым и собирателем фольклора».
    Перечитала и дневники Э. Леннрота, из которых следовало, что в «Калевале» помимо рун, записанных ученым собственноручно, он использовал фольклорные записи и других собирателей рун – своих предшественников. Напомню, что особенно богат был урожай на руны в Беломорской Карелии. Свыше шестидесяти тысяч стихов записал там сам Э. Леннрот.
    Первое издание «Калевалы» Э. Леннрот назвал: «Калевала или старинные карельские руны о древних временах финского народа», тем самым признав, как пишет исследовательница Унелма Конкка, «первостепенную роль карельских рунопевцев в зарождении письменного эпоса».
    Думается, не случайно, собиратель не поставил свое имя на первом да и последующих изданиях «Калевалы». Кстати, предисловие к этому первому изданию Э. Леннрот подписал всего лишь инициалами, при том, что цельной «Калевалы» не было бы, если бы он не употребил здесь свой поэтический дар, что отмечалось всегда помимо всех других огромных заслуг выдающегося ученого.
    Тогда почему он пренебрег собственным авторством? Из скромности? Или все-таки из сознания того, что этот огромный труд не принадлежит ему одному? (на современном языке это, наверное, звучало бы так: соблюдение Элиасом Леннротом авторских прав фольклористов-предшественников и рунопевцев)?
    Кажется, слова самого Леннрота не оставляют сомнений: «Руны – не частное дело. К ним нужно отнестись как к священному наследию, доставшемуся нам от предков».
    Тогда почему сегодня – «поэма» вместо «эпоса»? И почему всего один автор? Этот частный вопрос, по-моему, также относится к обсуждаемой проблеме: «Кто мы такие? Откуда пришли?»

  • Елена Ициксон

    Михаил Леонидович, так в чем же дело? Пригласите Григория Борисовича на круглый стол по Столыпинским реформам!

  • Михаил Гольденберг

    Григорий, конечно. Но жаль, что вас не было на этом диспуте…Это смотря какую Карелию иметь в виду…

  • Г.Салтуп

    Столыпинские реформы в «Карелии» никогда не проводились! В «ОЛОНЕЦКОЙ ГУБЕРНИИ» — да, были..

  • Михаил Гольденберг

    Согласен. На круглом столе о столыпинской реформе в Карелии главным фигурантом будет пятикурсник КГПА А.Чирков. У него по этой теме диплом. Постараемся вовлечь и других ребят. Тут тема была очень непростой и переборщили с «зубрами». Но для начала — нормально. Главная задача была заинтересовать…

  • Н. Мешкова

    Хороша идея круглых столов по нашей истории. Есть одно пожелание — дать возможность студентам и другим приглашенным задавать выступающим вопросы. Они были, но хотелось бы больше уделить им времени.

  • Михаил Гольденберг

    Резонансом круглого стола будет еще телепередача, радиопередача и мы попросили телеканал «Ника» сохранить на диске все «сырье», записанное на круглом столе. Сама передача может пойти в школы на уроки истории. Главное — поддерживать интерес к истории. Спасибо «Лицею», что уделяете ей должное внимание.
    Год истории действительно надо провести интересно. Но и после него проблемы останутся…
    Кстати, ряд участников этого круглого стола получили приглашения в ИПКРО для встреч с учительской общественностью.