Хроника

«Онежская палитра» удалась

Такое первое впечатление от 45-й Республиканской  выставки, открывшейся в Музее ИЗО Карелии 25 января

01-2008c.jpgПредыдущая республиканская выставка вызвала немало споров, бурно обсуждалась. Многим она показалась слабой и перегруженной, но, по словам ее куратора искусствоведа Екатерины Рычковой, была своя цель: показать  реальное состояние изобразительного искусства на тот момент.

Очевидно, опыт оказался полезным для всех: и организаторов, и самих художников. На сей раз организация и отбор произведений на выставку были устроены уже по-другому. Параллельно работали два выставкома каждого из представленных союзов: Союза художников и Творческого союза художников. В результате отобрали 260 работ, из которых в экспозицию попали 200. Сравните с прошлой экспозицией, в которую вошло  около 300. Оформление тоже было иным. Первых два зала отдали Творческому союзу, остальная площадь была отведена под произведения Союза художников, которому через год исполняется 70 лет.

Цель выставки, по словам председателя Союза художников Анатолия Титова, предельно проста и не ставит никаких коммерческих или идейных задач: «Это выставка-отчет, выставка-оценка творческой деятельности союзов на определенном этапе».

Как бы там ни было, но всеобщие ожидания от выставки не были омрачены: она явно удалась. Екатерина Рычкова считает, что ситуация в карельском изобразительном искусстве в целом изменилась к лучшему. По ее мнению, явно наблюдается новая характерная тенденция: художники стали ставить перед собой  изобразительные задачи, появились произведения, в которых чувствуется поиск новых решений. Ощущается, что творцы оживились, их занимает теперь не только карельский пейзаж и не только тема «Калевалы».

01-2008e.jpg На вернисаже яблоку негде было упасть. Но хотелось побродить по залам в одиночестве, что я и сделала. Оговорюсь: я не критик, не искусствовед, а простой зритель, любящий искусство. Для меня не существует четких критериев, доверяю своим чувствам и своему сердцу. Однажды прочла интервью с директором одного из отделов музея Современного искусства в Нью-Йорке. Его спросили: «Как выбрать из множества современных и неизвестных произведений наиболее значимые?» Он ответил: «Если в течение определенного времени какая-то работа не выходит у вас из головы, значит, она состоялась». Понимаю, тут необходимы и опыт, и образование, и общая культура.  И все же возьму на себя смелость рассказать о своих впечатлениях от «Онежской палитры».

Уверена, что в очередной раз приз зрительских симпатий получит художник по куклам Любовь Малиновская за ее город Мастеров. Этот город, в домах которого живут коротышки-мастера,  привлекает не только детей, но и взрослых. С изумлением узнаешь, что дверцы домов открываются, а там все так уютно, с занавесочками, кроватками, каминчиками… Этот кукольный город в миниатюре  уже по достоинству был оценен в Москве, очевидно, и в Петрозаводске вряд ли кто пройдет мимо.

В первых двух залах, соглашусь с мнением некоторых взыскательных зрителей, повеяло  китчем, ощущается некий сумбур. И все же есть яркие и запоминающиеся произведения. Равнодушная в целом к скульптуре, я откровенно залюбовалась черным кубом из габродиабаза Александра Акулова под названием «Картин не будет». Другая его работа из гипса под названием «Хозяйка скульптурной мастерской», абсолютно иного характера. Реалистический образ собаки вызывает самые теплые чувства.

На этом фоне  скульптурные композиции Владимира Федотова выглядят надуманными, теряются, несмотря на свою претенциозность. Батики Натальи Первовой и Янины Ивасенко не произвели впечатления, показались схожими, будто их делал один человек. Зато  гобелен Тенгиза Гиголашвили остался в памяти, как впрочем и прежние его и Янины Ивасенко произведения.    

Мощное живописное полотно «Ветви» Ильи Растатурина порадовало буйством красок и сочностью фактуры: почти абстракция, в которой едва угадываются ветки дерева-великана, но она передает происходящее в природе движение. Несмотря на то, что две замечательные  работы Сергея Саллинена оказались буквально за дверью, их нельзя было не заметить. Одна из них, где объектом выступают старые доски, называется «Тепло». И впрямь, глядя на эти доски, чувствуешь тепло, а мысли и ассоциации уносят в иной мир – детства, тепла, уюта, блаженства.

02-2008d.jpgВиталий Наконечный и супруги Чиненовы представили иллюстрации к книгам. И те, и другие сделаны стильно и со вкусом. Хотелось бы иметь в своей библиотеке книги с такими замечательными  рисунками. 

Мысленно вновь иду по залам музея. В памяти встают трогательное панно из керамики, выполненное тандемом Белоусов–Михайлов на тему весны, панно Юлии Гущиной «Осенний Петрозаводск». Пробегаю глазами пейзажи и групповой портрет известного мастера и не задерживаюсь: в этих работах для меня нет жизни, как и в пейзажах другого большого мастера. Почему-то повешенные встык произведения Александра Каштанова, весьма самобытного художника, оказались схожими с акварелями Георгия Иванова.  Произведения Бадри Топурия, как всегда, живописны, узнаваемы, исполнены юмора и тепла. 

Композиции моего любимого художника Александра Трифонова  заставили задуматься: он, как всегда, в поиске нового. Все знают несравненного мастера по кости  Владимира Баландина, но его пастели совсем не тронули. Зато новый триптих Ильи Инюткина, наконец, растопил мою душу. Прежде его графика не находила в душе отклика. И вот теперь, когда в его работах появился намек на реальность, и автор дал возможность цвету войти в ткань произведения, это случилось.

Несомненно,  свою особую ноту  вносят работы художников Виктории и Владимира Зорина. В жанре портрета в последнее время мало кто работает, поэтому три ярких и своеобразных портрета Аркадия Морозова, занимают свое достойное место. Из двух плакатов отца и сына Кошелевых мне более понятен плакат Валерия: он энергичен, эмоционален, его призыв – очевиден и своевременен.

img_8406.jpgКак же могла я забыть про новую работу Анатолия Титова! Его «Оланга» – лучшее из того, что я видела у него. Его воздушные  корабли и в самом деле напоминают волшебные. Они невесомы, загадочны и фантастичны на первый взгляд. Всматриваясь же в конструкцию, непременно заметишь тысячи мельчайших знакомых  деталей. 

Особую благодарность хочется высказать организаторам выставки за то, что включили в экспозицию два ювелирных комплекта Галины Григорьевой, недавно ушедшей из жизни. В ее руках металл и камень становились податливыми, как пластилин. До сих пор помнится выставка ее удивительных произведений, которая состоялась в нашем музее много лет назад.

Говорят, первые впечатления всегда самые сильные и верные. Но доскональный анализ просто необходим. Будем надеяться, художники, искусствоведы, сотрудники музея, зрители соберутся вместе и подведут итог нынешней выставке, многих порадовавшей и ставшей событием. 
     

Иллюстрации:

 Бадри Топурия. Любовники

Георгий Иванов. Осенние ритмы

Илья Инюткин. Из серии "Кемская"

Любовь Малиновская и ее "Город Мастеров". (Фото Владимира Ларионова)

  • Ирина Ларионова

    Владимир, на моей клавиатуре просто нет таких букв..Мне и в самом деле выставка понравилась. Даже жаль, что про всех не напишешь. Потом думала, что можно было бы сказать доброе слово, например, в адрес Димы Учуваткина, да и других тоже..

  • Ваян Владимир

    Ирина, привет!
    Ты очень добрый человек. Во многом с тобой согласен. Но хороший художник больше любит конструктивную критику на которую ты явно пожалела чернил.