Хроника

Цивилизационный слом в Заонежье

Парламентские слушания по социально-экономическому развитию Заонежья все-таки состоятся. За их проведение высказались все выступившие участники открытого заседания Комитета ЗС РК по природным ресурсам и экологии, несмотря на сильные расхождения во взглядах.Разговор длился более двух часов и проходил на высоком эмоциональном накале, остро, нервно.

Провести слушания потребовали три общественные организации –   КРОО русской культуры «Русский Север», Карельский республиканский Совет Всероссийского общества охраны природы и КРОО «Заонежье». В их обращении председателю ЗС РК Николаю Левину говорилось:

«Члены наших общественных организаций выражают крайнюю обеспокоенность в связи с появлением новых горнорудных карьеров (ТЭВА – Шунгит, Москва), отчуждением земельных наделов, что может привести к экологической катастрофе, радиационному и селеновому заражению территории Заонежья, уникальной историко-культурной территории Карелии. Жители Заонежья отмечают стремительный захват земель и ресурсов Заонежья, ограничение доступа к водоемам».  

(Об этом мы рассказывали на нашем сайте в материале «Скоро придется ставить памятник заонежской деревне»)

Свое заключение о необходимости слушаний по процедуре должен вынести профильный комитет – в нашем случае это Комитет по природным ресурсам и экологии. 14 марта в Законодательном Собрании собрались члены комитета, другие депутаты, представители обратившихся в парламент трех общественных организаций, а также компаний, ведущих горнорудные разработки в Заонежье, посланцы Заонежья, ученые, журналисты. Пришел  представитель Главы РК Валерий Тольский. Малый зал был заполнен до отказа.

О  том, какое значение заседанию в ЗС придавала московская компания ТЭВА-Шунгит говорит тот факт, что накануне она предприняла массированную информационную контратаку, разместив в нескольких изданиях публикацию, призванную убедить в том благе, которое добыча шунгита принесет краю.

Совсем о другом однако говорил в ЗС зампредседателя «Русского Севера» Вячеслав Агапитов (полностью его доклад  "Кто поможет Заонежью"публикуется на нашем сайте в рубрике «Русский Север»):

–  Само расширение вскрытых под шунгит новых площадей увеличивает риск экологической катастрофы для Заонежья и близлежащих районов. Помимо радиационной опасности угрозу несет и селеновое заражение местности. Токсичны также ванадий, никель, ртуть, сера, свинец, встречающиеся в местных породах. Сами геологи признают, что любые работы с земными глубинами всегда чреваты опасностью для экологического равновесия региона. Трагичность нынешнего положения Заонежья усугубляется нищетой населения и полной утерей им веры в общественные и государственные институты.

Агапитов говорил еще об одной угрозе для Заонежья:

– Беда, как известно, не приходит одна. Не менее масштабными и непредсказуемыми по последствиям могут стать сегодняшние скупки земельных участков. Так паи на землю, выданные местным жителям,  выкупаются нередко за бесценок теми же «варягами», в основном жителями первопрестольной. Скупка может происходить через посредников, живущих на месте. Значительные земельные наделы продаются порой за смехотворные суммы. Люмпенизированная часть населения готова за небольшую подачку расстаться со своим паем. Распродажа земли приняла тотальный и необратимый характер. Причем часто отчуждаются и береговые участки в той же Толвуе (Карнаволок), на Космозере и во многих других местах Заонежья. Разумеется, что без санкции районных властей подобная практика распродажи земли была бы невозможна. Извечная земля-кормилица уходит в чужие руки. 

Вера Назарова, главный агроном совхоза «Толвуйский», который может прекратить существование вследствие экспансии ТЭВА-Шунгит,  привела такую цифру: 153 гектара земли проданы без ведома совхоза в чужие руки, в том числе пастбища и сенокосы. Она не выбирала выражений:

–  Карьер Карбоншунгит тоже обещал золотые горы, а сейчас – разбитые дороги, загаженная губа Онежского озера. И вот опять залетные птицы сулят нам золотые горы!

Академик Вячеслав Орфинский обратил внимание на гибнущие в Заонежье памятники, наивно процитировав Путина, что культурное наследие – это стратегический ресурс страны наряду с нефтью и золотом. Еще Вячеслав Петрович упомянул о патриотизме. Надо было видеть ироническую усмешку некоторых членов президиума при этих словах. Для них это, видимо, всего лишь слова, слова, слова…

Председатель КРОО «Заонежье» Валентина Сукотова привела убийственные факты. В Заонежье нет ни одного книжного магазина, ни одного отдела с детским или спортивным ассортиментом. Зато в магазине села Космозеро, где проживают 150 человек, 29 наименований винно-водочных изделий. В Великой Губе закрывается лесхоз, в больнице только что ликвидировали стационар, в аварийном состоянии мост – социальные работники на себе таскают тяжеленные сумки с продуктами. Многие жители заболевают скоротечными формами рака – последствия прежних разработок.

– Часто слышишь: «У вас в Заонежье остались одни пьяницы». Это неправда! У всех моих соседей нормальные дети, но они вынуждены уезжать в Петрозаводск, чтобы выжить. Если бы в Медвежьегорском районе были перспективы, многие бы вернулись. Доходит до того, что люди не могут проехать на свою территорию, уже захваченную пришлыми. Их встречают автоматчики, готовые стрелять на поражение!

В свою очередь директор Института геологии КНЦ РАН  Владимир Щипцов упрекнул общественников в нагнетании страхов. Он сказал, что в Заонежье нет урановых месторождений, есть лишь урановая минерализация. Щипцов сообщил, что единое мнение ученых геологов будет выработано  к концу марта, признав, что «Заонежье надо спасать».

Руководители Карбоншунгит и ТЭВА-Шунгит уверяли, что работают на благо края, используя современные технологии, без нарушений – они и невозможны при таком количестве контролирующих инстанций. Признаться, стало смешно: это в правовом государстве было бы невозможно, но не у нас, где живут не по закону, а по понятиям.

В этот день больше говорили о том, кто виноват, меньше о том, что делать. (На это не преминул потом указать Валерий Тольский.) И понятно почему: свою задачу общественники видели в том, чтобы донести до власти свою тревогу, показать, насколько серьезна ситуация. «В Заонежье мы наблюдаем цивилизацилнный слом», – убежден Агапитов. Это не означает, что инициаторы парламентских слушаний не думают о развитии края.

– Единственно верным направлением для стратегии развития Заонежья, – сказал Вячеслав Агапитов, – мы считаем создание в крае условий для превращения его в историко-культурный и биосферный парк мирового значения, с запрещением на его территории любой экономической деятельности, создающей угрозу экологии и местному культурному наследию. Детальные проекты имеются.
.
Непонятно все же, почему планы по развитию края требуют от общественных организаций. Идеи – понятно, но планы? Будто нет у нас ни правительства, ни института экономики, ни стратегически мыслящих мужей.

  • В Заонежье в последние годы резко возросло количество онкологических заболеваний, у большинства жителей заболевания щитовидной железы. Это связано с бесконтрольными разработками шунгитовых руд, когда из-за их разработок на поверхность выходят урано-ванадиевые руды. Никакого контроля за радиационной обстановкой на разработках шунгита и в Толвуйском поселении нет. Люди просто вымирают. Я сам уроженец и местный житель Толвуи, и обеспокоен сложившейся ситуацией. Выступаю с просьбой ко всем общественным организациям и санитарным слубам провести контроль, хоть какой-то. Наведите порядок, посодействуйте, чтобы столь чудесный край не был окончательно загублен. Кроме того хочется сказать, что шунгит вывозится из Толвуи водным транспортом, через Онежское озеро, вся эта шунгитовая и радиационная пыль оседает в нашем с ваме природном водоохранном водоёме, из которого мы пьём воду и на котором занимаемся рыбоводством.

  • Василий Лукьянов

    В заонежском селе Толвуя 20 мая, готовясь к непростым слушаниям по ситуации в Заонежье, депутаты ЗС, представители министерств, общественных организаций встречались с местными жителями. Разговор получился откровенный, люди против горнорудных карьеров. Промышленники уверяют, что, мол, нет другого выхода, чтобы возродить эту землю. Почему же, есть!
    Наша общественная организация «Общество «Земля Заонежская» считает, что край надо объявить заповедником, заказником, зоной экологического риска, но разрешить вести традиционные виды деятельности: земледелие, скотоводство, рыболовство, рыбоводство. Дополнение к основным видам деятельности — туризм, народные промыслы и ремесла. Следует организовать несколько рыболовецких бригад, ведь там самые рыбные места! В летние месяцы сбор и переработку ягод. Государство должно выделить долгосрочную ссуду на приобретение миниконсервного заводика, современного сепаратора (после войны был). Можно будет перерабатывать и консервировать, продавать готовую продукцию. Нужно организовать работу водного транспорта, который тоже сознательно уничтожен, районным властям решить проблему с автотранспортом…
    В общем, проблемы Заонежья решить можно, но для этого нужна политическая воля. Надо восстанавливать экономику сельскохозяйственного района, а не губить его вместе с населением радиационными карьерами.

  • Агапитов, председате

    Судя по всему, прорыва в решении проблем Заонежья не предвидится. Cегодня состоялась коллегия Минсельхоза по социально-экономической ситуации в Заонежье. Власть говорит, что
    нет денег. Прозвучала тревожная информация от руководителя «ТЭВА-шунгит», что Минприроды недавно выдало 10 (!) лицензий на горнорудные разработки в Заонежье — Шуньге, Великой Губе…Еще раз убедились, что 15-летняя деятельность «Карбоншунгита» — яркий пример циничного отношения промышленников к краю, где они добывают богатства. Население нищает, рекультивации земель не проводится, жилье не строится (построено за эти годы лишь 2 квартиры, работники живут по-прежнему в домах совхоза). На месте карьера через несколько лет обещают большое озеро. Озер в Заонежье станет больше, но ничего хорошего в этом нет: воду эту пить будет нельзя. Министр Патенко выступила категорически против Национального парка, сказала, что тогда никакой сельхоздеятельности на территории не будет. Патенко увидела главную проблему сегодняшней ситуации в конфликте интересов совхоза и промышленников, призвала горнопромышленников не уводить людей из совхоза. Узнали интерсеный факт: в России в сельское хозяйство вкладывают в 60 раз меньше средств, чем за рубежом. Комментарии излишни…

  • Осведомленный

    Обращение в поддержку Заонежья приняли 6 мая и сотрудники Института языка и литературы Карельского научного центра РАН. Они поддержали три общественные организации, настоявшие на парламентских слушаних по социально-экономическому развитию этого края.

  • Источник

    В поддержку слушаний по Заонежью более 450 подписей в Толвуе, окрестных деревнях и в Петрозаводске собрала КРОО «Общество «Замля Заонежская», руководитель Василий Лукьянов. В апреле обращение с подписями передано председателю ЗС РК Николаю Левину.

  • Осведомленный

    Слушания по Заонежью пройдут в Законодательном Собрании 18 июня.

  • Куликова Виктория Вл

    Итак, не успели осознать ситуацию с шунгитами на полуострове Заонежье, как стала выплывать новая «головная боль»: «В Карелии будут строить малые ГЭС»(http://www.abnews.ru/?p=novosti91&news=72532)» — это Большое Заонежье.
    «Фонд «Новая энергия» и правительство Республики Карелия заключили соглашение о совместной работе по развитию малой гидроэнергетики в регионе, сообщает пресс-служба ГидроОГК.
    Стороны договорились о совместной разработке и реализации Программы развития малой гидроэнергетики Карелии, а также определили условия взаимодействия в части строительства малых ГЭС.
    В настоящее время Фонд «Новая энергия» рассматривает возможность строительства в республике 2 гидроузлов на р.Водла и р. Чирко-Кемь. По предварительным данным совокупная установленная мощность каскада малых ГЭС на р.Водла (Пудожская МГЭС и Верхне-Водлинская МГЭС) составляет 40,8 МВт. Мощность каскада малых ГЭС на р.Чирко-Кемь (Ялгоньпорожская МГЭС и Железнопорожская МГЭС) — 29,6 МВт.
    В настоящее время проекты находятся на стадии предварительной проработки, ведется оценка исходных технико-экономических показателей, а также анализ их коммерческой эффективности.
    В ГидроОГК отметили, что в случае принятия решения о включении этих проектов в Программу развития малой гидроэнергетики, строительство малых ГЭС профинансируют за счет средств инвестпрограммы ГидроОГК и привлечения внешних инвестиций.
    Отметим, Фонд «Новая энергия» (полное название — Фонд развития возобновляемых источников энергии «Новая энергия») — оператор Программы развития малой гидроэнергетики ОАО «ГидроОГК». Учредителями Фонда являются ОАО «ГидроОГК», Энергетический углеродный фонд и [u]Негосударственный пенсионный фонд электроэнергетики.[/u]»
    С Чиркой-Кемь пусть разбираются северяне, а вот по востоку, т.е. Пудожскому району (скорее всего, и Плесецкому району Арх. области) есть вопросы к правительству: Верхне-Водлинская — это р.Сухая Водла с ее порогами, это единственный небольшой порог Падун на р.Водле? Какая территория будет затоплена. Что будет с Водлозером? С Водлозерский национальным парком? Уйдут под воду какие болота и леса? ГЭС — даже «малая» — зто не кубики складывать. Какова цена вопроса?
    Все-таки возникает вопрос, почему по жизнено важным для населения проблемам у выбранной им же власти не хватает порядочности, если не спросить хотя бы согласия, то проинформировать, показать на географической карте, обратиться через СМИ к людям и рассказать им про очередную «маниловщину».
    Хочу обратить внимание на сайт http://www.rbcdaily.ru/2008/04/15/tek/336478
    «Проекты находятся в стадии предварительной проработки, как сообщила РБК daily пресс-секретарь фонда Юлия Бессарабенко, окончательное решение о строительстве будет принято в течение двух-трех месяцев. В случае принятия положительного решения каскады могут быть построены в течение трех лет. Финансирование проекта планируется как за счет средств инвестпрограммы ГидроОГК, так и путем привлечения внешних инвестиций.

    Аналитик ИК «Брокеркредитсервис» Ирина Филатова оценивает стоимость строительства гидроэлектростанций суммарной мощностью 70 МВт в 120—145 млн долл. [u]Она отмечает, что карельский проект будет эффективен, если фонд «Новая энергия» сможет привлечь партнера, который возьмет на себя часть обязательств по сооружению электростанций. «Реализовывать этот проект в одиночку для ГидроОГК неинтересно», — полагает она. [/u]
    Таким партнером может стать петербургская компания «Норд-Гидро», на днях заявившая о намерениях вложить до 2015 года 4,5 млрд руб. в реконструкцию малой гидрогенерации Карелии. Как сообщил РБК daily заместитель генерального директора компании Алексей Крылов, в регионе находится около 40 малых гидроэлектростанций, некоторые из которых построены еще до советско-финской войны. «Норд-Гидро» занимается выкупом этих объектов и их последующей модернизацией. За счет расширения малых ГЭС в Карелии планируется ввести около 100 МВт дополнительной мощности. По словам г-на Крылова, у «Норд-Гидро» есть устные договоренности о сотрудничестве с фондом «Новая энергия». Юлия Бессарабенко эту информацию подтвердила, заметив, что детали сотрудничества пока прорабатываются.

    Сейчас Карелия энергодефицитна. По оценкам правительства республики, потребление электроэнергии в республике только за счет собственной выработки покрывается на 50%. Остальное поставляется из соседних регионов — Ленинградской и Мурманской областей. Развитие энергосистемы предполагается в двух направлениях — за счет расширения пропускной способности линий электропередачи, а также строительства новых генерирующих мощностей, в том числе малых ГЭС.

    АНДРЕЙ ЖУКОВ, САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
    15.04.2008
    ПРОЕКТИРОВЩИКИ СВОИ ДЕНЬГИ СЧИТАЮТ И ПРАВИЛЬНО ДЕЛАЮТ, ПОТОМУ ЧТО ОНИ, ЭТИ ДЕНЬГИ, СВОИ.
    ЖИТЕЛИ РАЙОНОВ — НИЧЬИ, ИХ СУДЬБЫ — ЭТО СУДЬБЫ КРЕПОСТНЫХ, по мнению….?????
    ГОСПОДА-ТОВАРИЩИ! МОЖЕТ СЛЕДУЕТ ОСТАНОВИТЬСЯ?

  • Куликова Виктория Вл

    Глушанин Леонидович Всеволодович — начальник Управления по недропользованию по Республике Карелия.
    «Почти два миллиарда лет существуют в Заонежье ураново-ванадиевые месторождения. В некоторых местах они выходят на поверхность. Надо учитывать, что по геологической терминологии, при характеристике месторождения, на первое место выносят подчиненный элемент, то есть тот, которого меньше. В данном случае — уран, содержание которого в этих рудах порядка 0,05 % процента. Так вот, несмотря на наличие в Заонежье этих месторождений и даже выхода их на поверхность, никаких экологических отклонений там никто не обнаруживал. Хотя исследования неоднократно проводились. И то, что СМИ часто пугают нас этими месторождениями, это, скорее всего, кому-то нужно. Кто-то очень хочет, чтобы этот район не осваивался. И тут не борьба за экологию, под флагом которой проходит эта кампания, это — политические игры.
    Что касается шунгита — мы знаем, что это единственное месторождение в России, да и, пожалуй, во всем мире. Изучается оно давно, но реально должного применения, которого оно заслуживает — не находит. Шунгит обладает массой уникальных свойств и может быть очень востребован. Он очищает воду, он может быть использован в резинотехнической промышленности, он обладает рядом бальнеологических свойств…Шунгит надо добывать. И это — безопасно для Заонежья».
    Газета «Заонежье», №1, 2008.

    ЛОГИКА ПРОСТА: ЕСЛИ В МИРЕ БОЛЬШЕ НЕТ ШУНГИТОВ, ТАК ИХ НАДО НЕПРЕМЕННО ДОБЫТЬ В ЗАОНЕЖЬЕ, ЧТОБЫ ИХ И ТАМ, И В МИРЕ УЖЕ СОВСЕМ НЕ СТАЛО! ЭТОГО САМОГО ВОЖДЕЛЕННОГО! Ну, вспомните, с каким азартом добывали дельфинов на муку для удобрений, бельков — на шапки, китов — на жир и т.д. Сегодня кто-то где-то говорит о каких-то нанотехнологиях. А ЭТО ЧТО ТАКОЕ? В нашей карельской провинции народ серенький, необразованный – зачем ему что-то там заумное, все равно не поймет. Пусть он под руководством «понимающих» специалистов роет – дробит – продает шунгит, пьет настоенную на нем водичку, мажется от всех болезней. Пусть «дитя» тешится, пока «кижский чернозем» под нож не уйдет!
    ВОТ ВРАГИ НАРОДА ТОЛЬКО ЖИТЬ МЕШАЮТ И В ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИГРЫ ИГРАЮТ!

    Олег Николавевич Щукин, начальник геологического отдела Карелнедра:

    — Связи между урано-ванадиевыми и шунгитовыми месторождениями просто нет. Шунгиты находятся в районе Толвуйской структуры, на расстоянии порядка 20 км к югу от Толвуи (все-таки, в 5 км — ?!), а уран-ванадий, в основном, в районе Средней и Верхней Падмы. То есть, они находятся на расстоянии многих десятков (а разве не в 20 км-?!) километров друг от друга. Это подтверждается исследованиями, проводимыми на Заонежском полуострове в течение десятилетий».
    Газета «Заонежье», № 1, 2008

    ЧТО-ТО С КИЛОМЕТРАМИ НЕ В ПОРЯДКЕ!

    Щипцов Владимир Владимирович, доктор геолого-минералогических наук, профессор ПетрГУ, заслуженный деятель науки Республики Карелия, директор Института геологии Карельского научного центра Российской академии наук.
    «В Карелии громадные запасы шунгита. В Заонежье выявлены десятки месторождений и проявлений высокоуглеродистых шунгитовых сланцев. Этот тип проявлений уникален и известен в настоящее время как промышленный только в нашей республике. Шунгит привлекал внимание наших предков еще в 19 веке. Шунгит тогда пытались использовать в виде топлива. Жители села Шуньга, где это месторождение было открыто, и чьим именем был назван минерал, очень приветствовали разработку шунгитовых пород. Это дало жизнь и славу Заонежью. Шунгит можно назвать золотом Карелии. Когда говорят об опасности разработок шунгита, то совершенно очевидно, что гораздо больший урон окружающей среде уже сейчас наносят вырубки леса, которые могут привести просто к возникновению в Заонежье пустыни, и сброс в воды Онежского озера сельскохозяйственных стоков. Карьеры, которые планируются, не только не нанесут никакого вреда, но и даже наоборот станут туристически привлекательными местами. Потому что искусственные ландшафты очень часто более красивы и выгодны в использовании. На местах карьеров можно строить туристические базы, их можно использовать под сельхозугодия, восстановив плодородный слой, поскольку новые технологии разработок позволяют получить ровную, удобную для таких целей поверхность. В Европе такая практика существует давно. Тем более что такие карьеры занимают очень небольшие площади — от сотен квадратных метров до, максимум, километра. Их и увидеть-то сложно. По новой технологии разработка шунгита ведется безвзрывным способом. Это, практически, безвредный способ. Что касается пользы для конкретного района, конечно, горное производство дает гораздо больше финансовых вложений в экономику района, в создание инфраструктуры, в создание реакриационных (рекреационных -?) мест, в строительство дорог. Для развития простого туризма или сельского хозяйства, чтобы поднять экономику Медвежьегорского района, необходимы миллионные, а, может, и миллиардные вложения. Мне приходилось бывать в разных странах — везде бывшие карьеры используются как места горного туризма. Там создаются магазины, кафе, маленькие музеи…У нас только на старой штольне XIX века в поселке Шуньга, как на туристическом объекте, можно заработать столько, чтобы хватило всему поселку. То, что разработки шунгита в Заонежье приведут к открьггию урановых руд — миф. Богатых урановых руд в Заонежье нет. А вот, например, петрозаводская Птицефабрика стоит на урановом месторождении, но пока это никого не беспокоило. Попытки говорить, что в Заонежье — уран, это, мягко говоря, бездоказательно, словом, эмоционально. Проводилась масса исследований, измерялся радиоактивный фон, бурились скважины. И вообще, шунгитовые месторождения никак прямо не связаны даже с ванадиевыми месторождениями. Факты и только факты, а не домыслы!»

    Газета «Заонежье», № 1, 2008

    НУ, ЧТО ТУТ СКАЖЕШЬ! Правда, про Кижское восстание забыли.

    Ярило – Солнце!
    Дети не послушны.
    Завистливы, глупы и равнодушны!
    Меня, их «ВСЕ», давно пустили в дело:
    Железным когтем рвут мое больное тело.
    Всё ищут клады. Жадность – без предела!
    Лысею и пустею год от года,
    Я – та, что раньше звали Мать-природа.

    Аминов Владимир Нигматович, председатель Ассоциации горнопромышленников Карелии:
    — Программа освоения недр Карелии принята в 2000 году. Она прошла тщательнейшую экологическую экспертизу. Программа рассматривалась Законодательным собранием и была одобрена соответствующим постановлением. То есть, все решения о разработке недр нашей республики были обоснованы.
    Сегодня мы можем говорить о безопасных технологиях разработки месторождений. Как, например, добыча шунгита безвзрывным способом. И опыт экологического мониторинга уже существующих месторождений, проводившийся в течение последнего десятилетия, показал, что никакой серьезной экологической опасности разработка месторождений на Заонежском полуострове не несет.
    Кампания по противодействию горной промышленности в Карелии и в Заонежье в частно-сти — это чистая пиар-акция.
    Все проекты проходят экологическую экспертизу, экспертизу промышленной безопасности… Проект не может быть реализован, если он не пройдет все этапы, в том числе, общественные слушанья.
    Можно обратиться за опытом. В Финляндии интенсивность освоения недр в десятки раз выше, чем у нас. Мы не можем развивать экономику, только вырубая лес. Будущее Карелии и за освоением недр.
    Газета «Заонежье» №1, 2008. Учредитель — частное лицо.
    Беседовал Антон Романов

    НУ, ЧТО ЗА ЛЮДИ У ВАС ТАМ, В КАРЕЛИИ? НИЧЕГО ДЕЛАТЬ НЕ УМЕЮТ, НИ К ЧЕМУ НЕ ПРИСПОСОБЛЕНЫ! ТОЛЬКО ЛЕС ВАЛИТЬ ДА ЩЕБЕНКУ ДРОБИТЬ! А ПО РОССИИ ХОДЯТ БАЙКИ, ЧТО КАРЕЛЫ (собирательно, конечно)- НАРОД ТАЛАНТЛИВЫЙ (да и в газетке «Заонежье» ссылка по этому поводу на Владимира Ильича Ленина есть)! ДА, ПЛОХО, КОГДА ВОКРУГ, ЕСЛИ НЕ ВРАГИ, ТО ПИАРЩИКИ! НУ, ЧТО С НИМИ ДЕЛАТЬ? УЖЕ ПРИДУМАЛИ?

    Николай Второй – бородка клинышком,
    Царь – отец и мягкий человек
    На Ходынке, а потом с Гапоном и с Распутиным
    В русской памяти оставил жуткий след.
    Твердые глаза, бородки клинышком,
    Нагоняют безысходный страх!
    Ищут непослушных, подозрительных,
    С ветром в «сильно умных» головах:
    «Всем глядеть на знамя, на ведущего!
    По команде — «лечь»! И уж не встать!
    Россияне добровольно, не по воле случая,
    Близких и друзей идут сдавать!
    Округлились лица, нет бородок клинышком,
    Мягко стелют, только жестко спать —
    Так живем, по временам, по нынешним,
    Нам — мутантам следует молчать!
    Ужас к душам прикипел полынью острою,
    Как же он силен на рубежах веков!
    Клинышком бородки, гривы с проседью —
    И не сбросить этих седоков!
    Сентябрь, 2002

  • Антонина Петрова

    Недавно побывала в Заонежье, на своей родине. Стонут люди, стонет земля! «Мы на своей земле хотим жить,- говорят они, — а не умирать!» Да, немало там тех, кто разуверившись в поддержке государства, не имея порой денег на кусок хлеба, продают свой пай пришлым людям. А когда я спросила у одного деревенского мужика, где находится этот пай, т.е. земельный надел, который одни уже продали, а другие собираются это сделать, лишь руками разводят: :»А леший знает, где он!» А некоторых, кто всю жизнь отработал в совхозе, и в списках-то этих нет. Или выделен человеку надел, а там уже колышки с фамилией хозяина стоят. И едут люди в Петрозаводск правду искать.
    За кусок земли — 40 тысяч рублей. По меркам деревенским деньги не малые. 40 тысяч с каждого- на заклание души…
    Вот сегодня власти и некоторые ученые говорят, что обязательно нужно руды эти добывать, что без такого производства Заонежье пропадет. А как же раньше мы жили там? Большой и сильный у нас был совхоз «Прогресс», куда входило немало деревень. И в каждой из них — фермы: молоко каждый день в Великую Губу возили. Поля засеяны были: турнепс, брюква, репа, горох, картошка, капуста, морковь, свекла… О голландской или польской картошке никто и не слыхал тогда. Рыбу ловили, сено заготавливали. Всем работы хватало. И у каждого еще и личное хозяйство было: корова с теленком, 5-10 овец, куры, личные огороды соток по 10 и покосы. Не только свои семьи (а раньше немалые по количеству-то едоков) кормили, но и город голодом не сидел. Я девчонкой застала еще те годы, когда школы были полны учеников. Многие, получив образование, возвращались в родную деревню агрономами и зоотехниками, механизаторами и шоферами, фельдшерами и учителями, киномеханиками и, продавцами, клубными работниками и библиотекарями… Всем работы хватало!
    Что же сейчас сделали с деревней?! Промыслы надо возрождать, подымать сельское хозяйство — вот и выживет Заонежье. Туризм сельский развивать. А то придется ставить точку в богатейшей истории Заонежья. Не хочется, чтоб оно вторым Чернобылем стало…

  • Куликова Виктория Вл

    Мужеству этих безоружных, но благородных и честных людей из общественных организаций следует только поклониться. Возможно, с требования уважения к себе, к родному краю и начнется становление последнего и возрождение человеческого достоинства талантливых жителей Заонежья. Напомню слова Р. Хоффмана Такой одинаковый и разный мир» (Пер. А. В. Хачояна под ред. Ю.И. Данилова М., Мир, 2001) …Ответственность, которую при этом возлагают на себя люди, требует от них достаточного знания химии, хотя бы для того, чтобы они могли критически воспринимать успокоительные речи экспертов-химиков, которые тоже могут, в принципе, сговориться и поддержать любую гнусность».