Хроника

Помоги, «Мама»!

У Министерства здравоохранения и социального развития Карелии прошел пикет в поддержку психически больных детей.

Отправляясь на пикет, который должен был состояться 15 августа у здания Министерства здравоохранения и социального развития, я ожидала там увидеть в первую очередь мам и пап больных детей, которым грозил перевод из отделения в п. Косалме в Республиканскую психиатрическую больницу в Матросах. Косалма расположена в курортной зоне Карелии, что такое Матросы объяснять жителям республики не надо. Поэтому возмущение родителей можно понять, как и их обращения в различные инстанции, вплоть до Законодательного Собрания. По инициативе несогласных родителей и должен был состояться пикет, на который сами родители… не пришли. Точнее, их представляли в единственном числе Анджела Кондратьева с дочкой – им пришлось отвечать на многочисленные вопросы журналистов и рассказывать, как хорошо чувствовала себя девочка после месяца, проведенного в Косалме. Затем к зданию подошли молодые люди в форменных белых футболках с надписями «МАМА» и развернули плакаты.
— К нам за помощью обратились родители детей, которых выселяют из Косалмы, и мы решили помочь им, — пояснила Ильсия Зиннатулина, член правления общественной организации поддержки семьи и детства «МАМА». — Мы не только вышли на пикет, наши волонтеры собирают также подписи петрозаводчан под обращением к Главе Карелии А.В. Нелидову и полномочному представителю Президента РФ в Северо-Западном федеральном округе И.И. Клебанову с просьбой сохранить детское психиатрическое отделение в Косалме, и вопросы к Министерству здравоохранения и социального развития Карелии.
— Почему же тогда рядом с вами нет самих родители обижаемых властью детей? – поинтересовалась я у Ильсии.
— Причин несколько. Одни заняты на работе, другие не хотят публичности — не очень приятно «светиться» в такой ситуации, когда коллеги, например, могут узнать, что твой ребенок страдает психическим заболеванием, а есть и те, кто элементарно боится – за детей, ведь их дети остаются «в системе».
Надо сказать, что петрозаводчане, спешившие в этот час по проспекту Ленина по своим делам, не отмахивались от волонтеров: ставили свои подписи под обращением и даже задавали вопросы к представителям власти, традиционно уже возмущаясь действиями чиновников. Правда, уже в самом начале пикета представители министерства сообщили, что готовы встретиться с участниками пикета за круглым столом, ответить на любые вопросы, дать свои комментарии.
Кстати, именно в этот день детей из Косалмы уже перевели в Матросы. Как выяснилось – 6 человек, хотя в июле шла речь о 27, остальных за прошедший месяц не то выписали, не то забрали родители, не согласившиеся с переводом в Матросы. Так что пикет запоздал? Я бы не сказала.
И.о. министра здравоохранения Анна Смирнова во время встречи с журналистами и представителями «МАМЫ» оценила действия своих коллег как совершенно правильные. Аргументы были более чем убедительные. Ситуация в Косалме возникла не в течение последнего месяца, как это трактуют пикетчики, а гораздо раньше. Вопрос решается уже более года. Детское отделение в Косалме не имело ни ограждения (а рядом – озеро), ни круглосуточной охраны, дети, находившиеся там, были лишены круглосуточной медицинской помощи. Отсутствовала возможность в критической ситуации оказать оперативную помощь ребенку: даже летом в Косалму можно добраться  с трудом из-за плохой дороги, а зимой приходилось приглашать добровольных помощников на расчистку снега.
— Хорошо, что за эти годы в Косалме не произошло никаких ЧП, — отметила Анна Смирнова, – и сегодня говорить о том, что там санаторно-курортные условия для детей, конечно нельзя. В отделении в Косалме находятся пациенты с психиатрической патологией, дети, которые нуждаются в постоянном наблюдении и должны находиться в лечебном учреждении закрытого типа.
Ни о каком коммерческом использовании зданий в Косалме нет и речи, отвергла обвинения и.о. министра, там будет размещено отделение республиканской психиатрической больницы, но уже для взрослых — бюджетное медицинское учреждение – подчеркнула она. Возможно, появится пансион или общежитие.
А вот в Матросах, по словам А. Смирновой, сегодня созданы все условия для проживания и лечения детей. Появившиеся же в СМИ «страшилки» о колючей проволоке и четырехметровом заборе не соответствует действительности. Представители Минздрава готовы доказать это, познакомив желающих с условиями проживания и лечения детей в Матросах. Более того, именно в Карелии, одной из первых в России, в лечебном учреждении подобного типа созданы палаты «мать и дитя».
Вопрос о том, почему в Косалме не захотели или не смогли создать все необходимые условия для содержания и лечения детей за прошедшие 6 лет, можно было не задавать.
Однако, полностью встать на точку зрения представителей министерства, а они, надо признать, были  убедительны, мне мешало одно небольшое сомнение, и я все-таки задала вопрос, правда, другой: «Если в Матросах созданы все необходимые условия для лечения и содержания (в то время как в Косалме их и близко нет), почему так негативно родители восприняли известие о переводе туда своих детей? Ведь речь идет о здоровье их родных, подчеркну, детей?». И услышала, что и 6 лет назад, когда отделение переводили из Матрос в Косалму, родители также возражали. Но, судя по всему, тогда их убедили, что условия в Косалме будут намноголучше, чем в… Матросах.
Тогда перемещение пациентов объясняли тем, что в больнице в Матросах не хватало площадей для размещения маленьких пациентов, а вот в Косалме, вероятно, убеждали — и убедили! — созданы все условия, а прекрасная карельская природа – как-никак курортное место! – станет помощницей в реабилитации детей. Но сейчас выясняется, что детское отделение в Косалме осталось без круглосуточной охраны и круглосуточной врачебной помощи, туда нет нормальной дороги и еще целый ряд других нет, как букет болячек у дышащего на ладан больного. И теперь родителей, пусть уже и других, пытаются убедить в обратном: в Косалме условий нет, а вот в Матросах – все необходимое присутствует. Так может быть, сегодня одна из причин несговорчивости родителей именно в этом? Хотя тогда власть была другая, вернее, чиновники от власти другие?
Опасения, что дети будут контактировать с больными взрослыми, беспочвенны – все предусмотрено, организовано, создано, убеждали представители Минздрава и гарантировали, что детям в Матросах будет лучше.
Но, если задуматься, и для взрослых больных в Косалме придется создавать если не круглосуточную, то все равно охрану, и врачебную помощь в течение суток обеспечить, если там будет создано бюджетное лечебное учреждение, а не построены частные элитные дачи и дома отдыха для vip-персон. Хотя, вряд ли после нынешнего скандала, ставшего достоянием общественности благодаря родителям детей и общественной организации «МАМА», последнее уже возможно без осложнений для чиновников.
А. Смирнова заверила, что ответы на вопросы, переданные в министерство представителями «МАМЫ», будут опубликованы на сайте Минздрава, переданы в средства массовой информации.
Анна Васильевна высказала, на мой взгляд, интересное предложение: создать попечительский совет детской психиатрической больницы. А почему бы нет? Практика эта в свое время существовала в России, да и сегодня широко распространена на Западе, стала возрождаться и у нас — советы создаются в детских больницах, детских домах и приютах. А главное, в них должны войти люди, которым доверяют в первую очередь родители больных детей, люди, которые готовы защищать в первую очередь интересы детей, а не властных структур и чиновников. Уверена, что тогда через энное количество лет больным детям не придется в очередной раз переезжать из… Матрос в ту же Косалму или другое место.
На выходе из министерства я столкнулась на крыльце с Кондратьевыми — мама успокаивала дочку: «Не поедешь ни в какие Матросы, не расстраивайся!». Несколько минут до этого девочка, подняв руку как школьница на уроке, рассказывала чиновникам, как она лечилась в больнице в Косалме. Ей снисходительно пообещали, что и в Матросах будет так же хорошо.
Фото автора
  • Ольга

    Темная эта история и мало понятная. Жаль запуганных матерей, которые боятся потерять расположение Минздрава. У нас всё чиновничество решает — кого казнить, кого миловать.